Now scientists - the historians studying the early Middle Ages, are unanimous that Alain and various options of this name occur from Central Asian Alani.
(Bernard S. Bahrah - "HISTORY ALAN IN THE WEST")




Сейчас ученые- историки, изучающие раннее средневековье, единодушны в том, что Алейн и различные варианты этого имени происходят от центральноазиатского Алaни.
(Бернард С. БАХРАХ - "ИСТОРИЯ АЛАН НА ЗАПАДЕ")





THE BEST OF ALL TO MAKE THE HOMELAND FOR ALANS IN CALIFORNIA - TO SETTLE ALL PEOPLE WITH the SURNAME ALAN TOGETHER ALL 10 000 000 PEOPLE and Ossetians will have in USA a powerful group of support more powerful than at Jews!







FREE OSETIA

FREE OSETIA
Текущее время: 17-02, 04:28

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 6 ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 04-02, 11:03 
Не в сети
Stir Hister

Зарегистрирован: 08-06, 10:46
Сообщения: 1815
ПРЕПОДОБНЫЙ ИОАНН КАССИАН РИМЛЯНИН (ок. 350 - 435)
память - 29 февраля / 13 марта.
(в невисокосные годы переносится с 29 на 28 февраля по церковному календарю).

Святой преподобный Иоанн Кассиан Римлянин, «скиф по происхождению», великий подвижник Востока и Запада, родился около 360 года в римской провинции Малая Скифия, (ныне – Добруджа в Румынии), в богатой христианской семье.
Иоанн получил блестящее по тем временам образование; кроме родного языка он свободно владел греческим и римским языками, был ритором, философом, поэтом. Однако, вникнув в глубины Христианства и благодатно воспламенившись надмирной Любовью, он не задумываясь оставил открывавшиеся перед ним блестящие светские перспективы ради служения Господу: он принял монашество, отправившись для этого в Палестину, в Вифлеемскую киновию.
Около 390 года Иоанн, наслышанный о строгом образе жизни и необычайных подвигах египетских отцов, вместе с другом, иноком Германом, испросил благословения на путешествие-паломничество по египетским монастырям, чая «большей благодати совершенства». В общей сложности друзья-иноки прожили на египетской земле около 10 лет. Странствуя по Великой Пустыни, они посвящали все свое время, помимо собственно монашеского служения, встречам и беседам с прославленными египетскими аввами, запоминая и записывая бесценные рассказы о духовном опыте аскетов. К несчастью, возникшие нестроения, связанные с умствованиями так называемых «антропоморфитов», учивших, что Бог и человек телесно похожи, привели в расстройство мирное течение пустыннической жизни и заставили Иоанна и Германа покинуть Египет. Иноки нашли себе прибежище в Константинополе.
В столице друзей представили святителю Иоанну Златоусту. Вскоре архипастырь рукоположил Иоанна в диаконы, а Германа, как старшего по возрасту, в пресвитера. Друзья стали учениками святителя. Когда Иоанн Златоуст подвергся гонениям, Иоанн и Герман в составе особого посольства весной 405 года были посланы в Рим – с просьбой оказать содействие святителю. Иоанн Кассиан остался на Западе (о дальнейшей судьбе Германа ничего не известно). Через какое-то время он был посвящен в пресвитера и поселился в городе Массилия (ныне - Марсель) в Галлии (юго-восток совр. Франции), где и получил прозвище Римлянин, как прибывший из Рима. Возможно, не последнюю роль в его назначении в Галлию сыграло появление там единоплеменных ему аланов-христиан, которых их союзники готы, будучи арианами, использовали в качестве посредников в сношениях с Римом. Преподобному по праву выпала честь стать отцом галльского монашества, поскольку он основал в Массилии, по образцам египетских и палестинских обителей, два монастыря – мужской и женский. В 435 году Иоанн Кассиан Римлянин почил о Господе и Был похоронен в основанном им монастыре.
В своих боговдохновенных творениях преподобный с необыкновенной серьезностью и удивительной искренностью блестяще освещает самые острые вопросы и указывает пути их претворения в жизнь. Например в его «Собеседованиях» - это путь достижения моашеского идеала: «чистоты сердца, которая есть Любовь». Неудивительно, что Святая Церковь благословила молиться о ниспослании дара духовного рассуждения именно к святому Иоанну Кассиану Римлянину.
Все, кто стремится следить за своей духовной жизнью, не могут пройти мимо его аскетических творений, которые переведены на русский язык и по которым можно учиться православной аскетике. Но, к сожалению, на русский язык не переведены его догматические творения. А он в свое время был не только в гуще событий, связанных со становлением монашеской жизни в Галлии, но был еще и в гуще догматической полемики, потому что, с одной стороны, имела распространение ересь пелагианства, которой Церковь в то время уже начала успешно противостоять, а с другой стороны, что самое плохое, — среди тех, кто этой ереси противостоял, т.е. среди своих, причем среди самых авторитетных людей в западном мире, высказывались тоже еретические мнения. Это относится прежде всего к Августину, которого многие почитают святым, хотя на Востоке некоторые святые отцы, как например Марк Ефесский, категорически отказывались признавать это. Во всяком случае, Августин по поводу свободной воли человека и по поводу воплощения Христова, равно как и по многим другим поводам, высказывал целый ряд тяжелых заблуждений, которые обличал святой Иоанн Кассиан. И именно в лице Иоанна Кассиана Западная Церковь ответила на западные крайности августинианства, хотя за это Иоанна Кассиана на Западе много поносили. Но мы должны понимать, что именно святой Иоанн Кассиан, который не взирал на лица и, несмотря на бывшую в разгаре борьбу с ересью пелагианства, не побоялся выступить против своих, тоже боровшихся с пелагианством, но заблуждавшихся в других областях, — именно он является для нас образцом святого отца.

*

Преп. Иоанн Кассиан - монах скифского происхождения (Малой Скифией тогда называлась территория, на которой сегодня находится румынская Добруджа). Около 400 г. он уехал из Египта, где начались гонения на оригенистов, в Константинополь. Тогдашний архиепископ столичного града свт. Иоанн Златоуст рукоположил его в диаконы. После ссылки св. Иоанна в 404 г. Кассиан уехал в Рим, откуда вскоре перебрался в Массилию (Марсель), где основал несколько мужских и женских монашеских общин по восточному образцу.
В своих сочинениях Иоанн Кассиан научил латинских читателей лучшему, что уже существовало в восточной аскетической традиции. К несчастью для Кассиана, он высказал ряд критических замечаний в адрес блж. Августина, который пользовался таким авторитетом на Западе, что богословская репутация Кассиана была сильно подорвана. Тем не менее трудно переоценить его роль в развитии западного монашества: когда более чем через сто лет преп. Венедикт (Бенедикт) создавал свой устав, в его основу легли правила св. Иоанна Кассиана.
Преп. Иоанн Кассиан прибыл на Запад в критический момент. Западные христиане, уже прочитавшие в латинском переводе афанасьевское житие св. Антония и повествование Руфина о египетских отцах-пустынниках, захотели иметь собственных святых. Аквитанский публицист Сульпиций Севир написал приобретшее широкую популярность житие епископа-аскета св. Мартина Турского. Большая часть его была фантазией самого Сульпиция, который хотел доказать, что Галлия способна произвести на свет подвижника, превосходящего даже египетских отцов. Мартину приписывались бесчисленные чудеса, и благодаря историческому роману Сульпиция Севира он стал одним из самых популярных святых варварского Запада, главным образом как военный святой, покровитель воинских добродетелей. Однако св. Иоанн Кассиан относился к такому ажиотажу вокруг различных чудес с большим недоверием. Достойная цель подлинной аскетической традиции, по его глубочайшему убеждению, не поиски чудес, но достижение молитвы от чистого сердца.
Благодаря своим умеренности и трезвости св. Иоанн Кассиан проделал на христианском Западе приблизительно ту же работу, что и св. Василий Вел

_________________
My sites:
http://alania-supercomputer.narod.ru/
http://jaszix.narod.ru
http://www.ossetiny.narod.ru
http://www.biblioteki.narod.ru
http://www.skifskij.narod.ru


Последний раз редактировалось qqewq111 04-02, 11:15, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 04-02, 11:11 
Не в сети
Stir Hister

Зарегистрирован: 08-06, 10:46
Сообщения: 1815
О ТЕРПЕНИИ

О тех, которые думают, что терпение нужно иметь
больше по отношению к мирским, нежели к монахам
Некоторые из братьев, -- когда бывают раздражены каким-нибудь ругательным словом, несмотря на просьбы другого, желающего прекратить неудовольствие и несмотря на то, что никак нельзя сердиться на брата, по написанному: гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду, и: солнце да не зайдет во гневе вашем (Еф 4, 26), -- кричат: если бы это сделал или сказал какой-нибудь язычник или мирянин, то необходимо стерпеть. Но кто стерпит брата, допустившего столь тяжкую вину или произносящего устами такое необыкновенное злословие? Как будто терпение надо оказывать только по отношению к неверным и святотатцам, а не ко всем вообще, и будто гневаться вредно только на язычника, а на брата полезно, тогда как раздражение духа, на кого бы ни было возбуждено, принесет вред ему же самому. Какое упорство, даже безумие -- по ослеплению ума не понимать собственного значения слов! Ибо не говорится: всякий, гневающийся на инородца, подлежит суду; но ясно в Евангелии сказано: всякий, гневающийся на брата своего, подлежит суду (Мф. 5, 22). Хотя по правилам истины под братом здесь мы должны бы понимать всякого человека; однако в этом месте словом брат означается скорее единоверный, участник нашей жизни, нежели язычник.

О тех, которые, притворяясь терпеливыми,
молчанием возбуждают братьев к гневу
А каково то, что мы иногда считаем себя терпеливыми, потому что, будучи оскорбленными, презираем отвечать, но братьям, возмущенным нашей досадной молчаливостью, выражаем насмешку движением и действием язвительным, так что молчаливым видом возбуждаем их гнев еще больше, чем могли бы раздражить сердитые злословия, и считаем себя меньше виновными перед Богом, потому что устами не произнесли ничего такого, что на суде человеческом могло бы навлечь замечание или осудить нас? Как будто у Бога вменяются в вину только слова, а не воля, и вменяется в порок только дело греха, а не желание и намерение, или на суде будет исследовано только то, что всякий сделал словом, а не то, что старался сделать молчанием. Ибо не только качество причиненного возмущения, но и намерение раздражающего виновно. И потому на праведном суде будет спрошено не то, как возбудилась ссора, а по чьей вине возгорелась, и будет взято в рассмотрение расположение к греху, а не образ совершения его.

Ибо какое различие в том, мечом ли кто убил брата или каким-либо обманом довел его до смерти, когда известно, что тот погиб по его обману или вине? Как будто достаточно не толкать своей рукою слепого в пропасть, хотя так же виновен и тот, кто наклонившегося и уже падающего в яму презрел, когда мог бы поднять его? Или как будто один тот виновен в преступлении, кто своей рукою поймал кого-либо в сеть, а не тот, кто приготовил или растянул сеть, или, по крайней мере, не хотел убрать ее, когда мог.

Итак, нет никакой пользы молчать, если молчанием заменяем злословие, производя такие действия, которыми и тот, кого следовало бы нам излечить, воспламеняется сильнейшим гневом, и мы сверх всего этого хвалимся вредом его и погибелью; как будто мы от этого самого не становимся еще виновнее, что захотели приобрести себе славу от погибели брата.

Такое молчание одинаково будет вредно тому и другому, потому что как увеличивает скорбь в сердце другого, так не допускает прекратиться и в его собственном. Против таких довольно прямо направлено порицание пророка: горе тебе, который подаешь ближнему твоему питье с примесью злобы твоей и делаешь его пьяным, чтобы видеть срамоту его! Ты пресытился стыдом вместо славы (Ав. 2, 15, 16).

Подобное говорится и у другого пророка: всякий брат ставит преткновения и всякий друг разносит клеветы. Каждый обманывает своего друга, и правды не говорят: приучили язык свой говорить ложь, лукавствуют до усталости (Иер. 9, 4, 5). А часто притворное терпение сильнее воспламеняет гнев, нежели слово, и лукавая молчаливость превосходит оскорбления колкими словами, и легче переносятся раны врагов, нежели коварные ласки льстецов, о коих собственно говорится у пророка: слова их нежнее елея, но они суть обнаженные мечи (Пс. 54, 22). И в другом месте: слова лукавых мягки, но они поражают до внутренности чрева (Притч. 26, 22).

К таким прилично относится и это: устами своими говорят с ближними своими дружелюбно, а в сердце своем строят ему ковы (Иер. 9, 8), которыми, впрочем, ловится и сам ловящий. Ибо кто расстилает другу своему сеть, тот сам впутается ногами своими, и кто копает яму ближнему своему, тот сам попадет в нее (Притч. 29, 5; 26, 27). Наконец, когда множество народа с мечами и копьями пришли, чтобы взять Господа, то никто не оказался более жестоким убийцею Виновника нашей жизни, как тот, кто, предваряя всех притворной почтительностью приветствия, запечатлел поцелуй коварной любви. Господь сказал ему: Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого? (Лк. 22, 48), т. е. горечь преследования и ненависти твоей прикрывается тем, чем выражается сладость истинной любви. Яснее и сильнее у пророка выражается сила этой скорби так: если бы враг поносил меня, я перенес бы, и если бы ненавистник мой величался надо мною, от него я укрылся бы. Но ты, человек единодушный, друг мой и близкий мой, с которым вместе принимали сладкую пищу и ходили вместе в дом Божий (Пс. 54, 13--15).

Преп. Иоанн Кассиан Римлянин

_________________
My sites:
http://alania-supercomputer.narod.ru/
http://jaszix.narod.ru
http://www.ossetiny.narod.ru
http://www.biblioteki.narod.ru
http://www.skifskij.narod.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 04-02, 11:11 
Не в сети
Stir Hister

Зарегистрирован: 08-06, 10:46
Сообщения: 1815
Изображение

_________________
My sites:
http://alania-supercomputer.narod.ru/
http://jaszix.narod.ru
http://www.ossetiny.narod.ru
http://www.biblioteki.narod.ru
http://www.skifskij.narod.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 04-02, 11:13 
Не в сети
Stir Hister

Зарегистрирован: 08-06, 10:46
Сообщения: 1815
http://ni-ka.com.ua/index.php?Lev=rimlanin

Преп. Иоанн Кассиан Римлянин.


Творения Преподобного Иоанна Кассиана Римлянина в формате "PHP" смотрите в левой колонке ниже под заглавием раздела Иоанн Кассиан Римлянин

Здесь можно скачать Послание к Кастору, епископу Аптскому, о правилах общежительных монастырей>>> в формате Microsoft Word (~ 176.0 Kb)

Скачать Десять собеседований отцов, пребывающих в Скитской пустыне>>> в формате Microsoft Word (~ 222.9 Kb)

Скачать Семь собеседований отцов, живших в Египетской пустыне Фиваиде>>> в формате Microsoft Word (~ 145.5 Kb)

Скачать Семь собеседований отцов, обитавших в пределах Нижнего Египта>>> в формате Microsoft Word (~ 152.4 Kb)

Краткое сведение о нем (из Добротолюбия)

Св. Иоанн Кассиан Римлянин родился (в 350-360 г.), вероятно, в Галльской области, там, где Марсель, – от знатных и богатых родителей и получил хорошее научное образование. С юных лет возлюбил он Богоугодную жизнь и, горя желанием достигнуть совершенства в ней, отправился на Восток, где вступил в Вифлеемский монастырь и принял монашество. Здесь слыша о славной подвижнической жизни Египетских отцов, он пожелал видеть их и поучиться у них. Для сего, согласившись с другом своим Германом, отправился туда, около 390 г., после двухлетнего пребывания в обители Вифлеемской.
Семь целых лет провели они там, живали и в скитах, и в кельях, и в монастырях, и среди отшельников, в уединении, все замечали, изучали, и самим делом проходили; и ознакомились подробно с тамошнею подвижнической жизнью, во всех ее оттенках. В свой монастырь возвратились они в 397 г.; но в том же году опять отправились в те же пустынные египетские страны и пробыли там еще до 400 года.
Оставив Египет в этот раз, св. Кассиан с другом своим отправился в Константинополь, где они были благосклонно приняты св. Златоустом, который св. Кассиана посвятил в диакона, а друга его, как старшого, во священника (в 400 г.). Когда св. Златоуст присужден был к заточению, лица ему преданные послали (в 405 г.) по этому делу в Рим к папе Иннокентию некоторых ходатаев, в числе которых был и св. Кассиан с другом своим. Посольство это кончилось ничем.
Св. Кассиан, после сего, не возвращался уже на Восток, но отправился на родину и там продолжал свою подвижническую жизнь, по египетским образцам; прославился и святостью жизни, и учительской мудростью, и был посвящен во священника. Стали собираться к нему ученики один за другим и скоро составился из них целый монастырь. По примеру их недалеко устроился и женский монастырь. В том и другом монастыре устав был введен тот, по которому монахи жили и спасались в восточных и особенно в египетских монастырях.
Благоустройство этих монастырей в новом духе и по новым правилам и явные успехи подвизавшихся там обратили на себя внимание многих иерархов и настоятелей монастырей Галльской области. Желая завести и у себя такие порядки, они просили св. Кассиана написать им иноческие уставы восточные с изображением и самого духа подвижничества. Он исполнил с охотою это прошение, описав все в 12 книгах постановлений и в 24 собеседованиях.
Почил св. Кассиан в 435 г. Память его совершается 29 февраля.

_________________
My sites:
http://alania-supercomputer.narod.ru/
http://jaszix.narod.ru
http://www.ossetiny.narod.ru
http://www.biblioteki.narod.ru
http://www.skifskij.narod.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 24-08, 12:52 
Не в сети
Stir Hister

Зарегистрирован: 08-06, 10:46
Сообщения: 1815
Скурат К. Великие учителя церкви
ОГЛАВЛЕНИЕ
Западные святые отцы
Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин - отец Востока и Запада
Житие
"Иоанн со вздохом отвечал: я никогда не исполнял своей воли, и никого не
научал тому, чего сам не делал".
Из предсмертного наставления аввы Иоанна
в изложении преподобного Кассиана [с. 66] [1]
Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин родился около 350 г. в Марселе
Галльской области - в Западной Римской империи (поэтому его и прозвали
Римлянин). Хорошо владевший латинским и греческим языками, преподобный
Кассиан стал крепким связующим звеном христиан Запада и Востока. Духовное
богатство Востока он переносил в сокровищницы Запада, представляя и там
полнейший опыт аскетики, монашеских идеалов, выработанных и утвержденных
подвижниками Египта и Палестины. В своем личном богословии он соединил
спекулятивно-теоретическое воззрение Востока с реально-практическим
направлением Запада. Много и долго подвизался он и на Востоке и на Западе.
Поэтому в равной степени почитается и здесь и там. Можно сказать, что
преподобный Кассиан Римлянин - святой отец и Восточной Церкви, и Западной.

В юности преподобный Кассиан прибыл в Палестину, где в Вифлеемском
монастыре принял монашество и получил первые наставления в подвижничестве.
Но здесь задержался ненадолго. После двухлетнего подвига он, побуждаемый к
новым духовным совершенствам, отправился вместе со своим другом, отныне
неразлучным, аввой Германом в монастыри Египта [2]. "Посещая все славные
монастыри в нижнем и верхнем Египте, они как пчелы, собирая все лучшее,
что видели в монастырских постановлениях и примерах жизни строгих
подвижников, с более просвещенными и опытными старцами входили в
собеседования о разных духовных предметах, которые старались усвоять"
[III]. Высота жизни египетских подвижников настолько пленила "духовных
странников", что они готовы были навсегда остаться среди них и лишь
обещание в Вифлееме о скором возвращении туда "по обозрении египетских
монастырей" [III-IV] понудило их оставить Египет. Впрочем, они провели там
в подвигах и беседах семь лет. В Вифлееме они пребывали недолго - и снова
отправились к увлекшим их духовной мудростью и святой жизнью аввам Фиваиды
и Скитской пустыни. На сей раз они прожили в египетских пределах около
трех лет.
В 400 г. друзья отправляются в Константинополь. Главной их целью было
увидеть и услышать знаменитого учителя Святой Церкви святителя Иоанна
Златоуста, слава о котором распространялась везде. Святитель оценил их
духовные стремления и преподобного Кассиана рукоположил во диакона, а
Германа, как старшего возрастом, во пресвитера. По достоинству они были
приняты в Константинополе и преданными святителю Иоанну служителями Церкви
Божией. Об этом свидетельствует уже то, что, когда враги святителя подняли
на него гонение, преподобный Кассиан и Герман были введены в состав
делегации, направленной в Рим, к папе Иннокентию, с ходатайством о защите
невинного изгнанника и страдальца. Миссия эта не увенчалась успехом -
святитель Иоанн был отправлен в ссылку. Более того, опала обрушилась и на
всех друзей великого святителя. Потому преподобный Кассиан, посетив еще
раз восточных подвижников для закрепления в сердце их наставлений,
вернулся в свои родные края - в Марсель, в область папы, где был посвящен
во пресвитера и где завершил свои земные дни (в 435 г.).
Недалеко от города Массилии преподобный Кассиан основал два первых
монастыря - мужской и женский - по правилам палестинских и египетских
киновий. Вследствие сего его относят к первым основателям монашества в
Галлии. Вероятно, за устройство этих монастырей, за введенные в них
порядки, послужившие потом образцом дисциплины в прочих западных
монастырях, преподобный Кассиан удостоен почетного звания аббата,
прилагаемого лишь к достойнейшим - совершеннейшим мужам.
Как западного святого отца память преподобного Кассиана торжественно
празднуется в Массилии 23 июля. На Востоке же возносят ему молитвы 29
февраля (под этим числом см. в Четьих-Минеях его житие). В невисокосные
годы церковная память преподобного в Русской Православной Церкви
переносится на 28 февраля.

• Стоящая в скобках цифра (или цифры) указывает страницу творений
преподобного Кассиана по книге: Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин .
Писания. Перевод с латинского. Репринтное издание. Свято-Троицкая Сергиева
Лавра. РФМ. 1993.
• Преподобный Кассиан именует Германа "святым аввой" и свидетельствует: с
ним "у меня с самого начала монашеской жизни, с первых опытов духовного
воинствования было нераздельное пребывание как в киновии, так и в пустыне,
так что все для означения дружества и одинакового намерения нашего
говорили, что в двух телах находятся один ум и одно сердце" [с. 167].
Творения
"Теперь предлагаем, при помощи Божией... извиняясь сначала в обширности
книги, которая, при всем нашем старании сократить повествуемое, не только
сжатою речью, но и многое пройти молчанием, вышла гораздо больше, нежели
как мы предполагали".
Преподобный Кассиан [с. 323]
Творения преподобного Кассиана вошли в сокровищницу святоотеческой
литературы, представив западному монашеству полнейшее изложение аскетики в
духе воззрений подвижников Востока. Уже святой Бенедикт Нурсийский († 543)
использует их в своем уставе (Правило монашеской жизни) и заявляет, что
они "суть начертания добродетелей для добре живущих" и ведут "на верх
совершенства" [1]. Давно они были известны и у нас на Святой Руси ее
подвижникам и ревнителям иноческого чина, например, преподобному Нилу
Сорскому († 1508) [2]. Но не все творения преподобного Кассиана
сохранились. До нас дошли только три: 1. "О постановлениях киновитян" - в
двенадцати книгах (написано в 417-419 гг.); 2. "Собеседования египетских
подвижников" - двадцать четыре собеседования с пятнадцатью аввами разных
монастырей (написано в 420-429 гг.) и 3. "О воплощении Христа против
Нестория" - семь книг (написано в 430 г.).
Последнее из названных творений преподобного Кассиана особого интереса не
представляет, так как является данью полемики своего времени. Написано оно
было по просьбе архидиакона Римской Церкви Льва, впоследствии известного
Римского святителя († 461), и содержит святоотеческие мысли против еретика
Нестория, а также и против пелагианской ереси. Интересным оно может быть
для тех, кто желает узнать об отношении преподобного Кассиана к суждениям
богословов Востока и Запада.
Значительно больше привлекают к себе первые два творения, мудро
соединившие киновию с анахоретством и поставившие аскетизм на служение
Богу и людям, на службу любви. Потому-то они были сочленены в одну книгу в
переводе на русский язык (Москва, 1892) и недавно - в 1993 г. -
опубликованы Свято-Троицкой Сергиевой Лаврой в ре-принтном издании.
Из введения к творению "О постановлениях киновитян" явствует, что этот
труд был исполнен по просьбе епископа Аптского Кастора. Этот епископ,
основав в своей епархии монастыри, пожелал устроить их по правилам
монастырей восточных и, преимущественно, египетских. Естественно, что он
обратился за содействием к преподобному. В ответ на это обращение
преподобный Кассиан, отметив по своему глубокому смирению недостоинство и
страх перед выполнением просьбы, рисует план своего труда. "Здесь я, -
пишет он епископу Кастору, - не буду говорить о тех чудесах отцов, о коих
я слышал или коих был свидетелем, потому что чудеса, возбуждая удивление,
мало содействуют святой жизни; но только, сколько возможно вернее,
расскажу о правилах монастырских, о происхождении восьми главных пороков,
и о том, как можно, по учению отцов, искоренить сии пороки... Лучше тех
монастырей (то есть египетских и палестинских. - К. С .), которые с начала
апостольской проповеди основаны святыми и духовными отцами, не может быть
никакое новое братство на западе в стране Галлии... Если замечу, что
какие-нибудь правила египетских монастырей будут здесь неисполнимы... то,
сколько возможно, заменю их правилами монастырей палестинских, или
месопотамских, потому что если правила будут соразмерны с силами, то их
можно будет исполнять без труда и с неравными способностями" [с. 8].
Этому плану преподобный и следует. Сказав в первых четырех книгах о
внешнем укладе монастырей - о монашеской одежде (кн. 1), об общих молитвах
ночью и днем (кн. 2 и 3), о правилах для отрекающихся от мира и
безусловном послушании по уверенности, что старец ничего ненужного не
прикажет (кн. 4), - преподобный переходит к изображению борьбы против
восьми главных пороков - страстей, посвящая описанию каждой из них
отдельную книгу: о чревобесии или чревонеистовстве (кн. 5), блуде (кн. 6),
корыстолюбии (кн. 7), гневе (кн. 8), печали (кн. 9), унынии, или тоске
сердца (кн. 10), тщеславии (кн. 11) и о гордости (кн. 12), хотя и
последней "по порядку исчисления", но первой по времени происхождения,
самой лютой, "свирепее всех предыдущих" [с. 143].
"Собеседования египетских подвижников" направлены к разным лицам. Первые
десять собеседований семи святых отцов посвящены родному брату епископа
Аптского Кастора (к тому времени скончавшемуся) епископу Леонтию и
Елладию. Возможно, что Леонтий был епископом Аптским - преемником брата, а
Елладий - настоятелем одного из монастырей. В предисловии к этим десяти
собеседованиям преподобный Кассиан напоминает содержание прежнего своего
творения (О постановлениях киновитян) и в общих словах указывает на то, о
чем он намерен свидетельствовать сейчас: "Теперь от внешнего, видимого
образа жизни монахов, который мы описали в первых книгах, перейдем к
невидимому состоянию внутреннего человека, и речь от чина установленных
молитв должна перейти к постоянству той непрестанной молитвы, которую
заповедует Апостол (1 Сол. 5, 17)" [с. 166]. Здесь преподобный Кассиан
делает весьма важную оговорку, касающуюся всех его творений. "Прежде
всего, - заявляет он от себя и своего друга Германа, - мы хотим
предостеречь читателя как этих собеседований, так и прежних писаний,
чтобы, если по качеству своего состояния и намерения, или по общему житию,
может быть, что-нибудь в них почтет невозможным и суровым, судил бы о них
не по мере своей способности, а по достоинству и совершенству говорящих"
[с. 166].
Немного времени спустя после появления первых десяти собеседований
преподобный Иоанн Кассиан пишет епископу Арелатскому Гонорату и Евхерию
(вероятно, настоятель монастыря, впоследствии епископ Лионский) семь
собеседований трех святых отцов-пустынножителей, "чтобы этими
собеседованиями восполнить то, что в прежних писаниях о совершенстве,
может быть, темно выражено или опущено" [с. 367].
Последние семь cобеседований пяти святых отцов, обитавших в пределах
Нижнего Египта, преподобный Кассиан направляет "святым братьям" (вероятно,
настоятелям монастырей, как можно заключить из предисловия) Иовиниану,
Миневрию, Леонтию и Феодору, дабы вступающие в святые обители "навыкли"
устроять образ подвижнической жизни "лучше по заповеди тех, которые
научились всему из древнего предания и долговременного опыта" [с. 495,
496]. Тематика всех "Собеседований египетских подвижников" такова:
О намерении и цели монаха (Собеседование 1). "Конец нашего обета, -
поясняет старец, - есть Царство Божие, а назначение наше, то есть цель -
чистота сердца, без которой невозможно достигнуть оного конца" [с. 169].
О [духовной] рассудительности (Собеседование 2). Подается рассудительность
благодатью Божией и учит "человека идти царским путем, удаляясь
крайностей" [с. 189, 190].
О трех отречениях от мира (Собеседование 3). Они следующие: первое -
оставление всех богатств и стяжаний мира; второе - уход от прежних нравов
и пороков как телесных, так и душевных, и третье - отвлечение ума от всего
настоящего и видимого и созерцание, желание только будущего, невидимого.
"Эти три отречения все вместе совершить повелел Господь Аврааму, когда
сказал ему: Изыди от земли твоея, и от рода твоего, и от дому отца твоего
(Быт. 12, 1)" [с. 208].
О борьбе плоти и духа (Собеседование 4), как явлении, присущем человеку в
его земном пути, и о правильном ведении этой борьбы - с помощью благодати
Божией. Иногда Господь для нашей же пользы временно оставляет нас. Такое
оставление Божие святой пророк Давид считал настолько полезным, что не
молился о том, чтобы Господь никогда и ни в чем не оставлял его
совершенно, а лишь просил, чтобы это оставление было в меру, по силам: Не
остави мене до зела (Пс. 118, 8). "Другими словами, он как бы так говорил:
знаю, что Ты для пользы оставляешь святых Твоих, чтобы испытать их; ибо
иначе враг не мог бы искушать их, если бы, хотя на время, они не были
оставляемы Тобою! Потому не прошу того, чтобы Ты никогда не оставлял
меня... Сколько спасительно для меня кратковременное Твое оставление для
испытания постоянства любви моей, столько пагубно оставление конечное" [с.
227].
Пятое собеседование озаглавлено так: О восьми главных страстях. Здесь
преподобный Кассиан рассматривает страсти, восстающие на подвижника, в той
же последовательности, как он делает это и в своем первом творении "О
постановлениях киновитян" (см. книги 5-12). К восьми главным порокам он
присоединяет еще два: идолопоклонство и хулу. Когда пороки будут побеждены
"добродетелями, воюющими против них, то место, которое занимал в нашем
сердце дух похоти или блуда, потом займет целомудрие; какое захватила
ярость, то присвоит терпение; какое занимала скорбь, причиняющая смерть,
тем возобладает спасительная печаль, полная радости; какое попирала
гордость, то почиет смирение, и таким образом по изгнании каждого порока
места их займут противоположные расположения - добродетели" [с. 258, 259].

Об умерщвлении святых (Собеседование 6). Внезапное убиение сарацинскими
разбойниками мужей высокой святости, подвизавшихся в пустыне Палестины,
послужило поводом к размышлению о насильственной - страдальческой кончине
праведника при постоянном действии Промысла Божия. "Муж праведный чрез
смерть ничего не теряет... но что должно было приключиться ему по
требованию природы, тому он подвергается по злобе врага не без награды в
вечной жизни". Мученик приобретает "обильнейший плод за свое страдание и
мзду великого воздаяния". Убийца же "справедливо накажется за звер-скую
жестокость" [с. 266, 267].
Немалое внимание уделяет преподобный Кассиан демонологии, действиям злых
духов, их влиянию на человека. Этой теме отведены два собеседования -
седьмое (О непостоянстве души и о злых духах) и восьмое (О начальствах и
властях). Тех людей, которые подвергаются разным искушениям или которые
даже одержимы нечистыми духами, не должно отвращаться и презирать. За них
подобает непре-станно молиться и сострадать им всей душой. "А святое
Причащение нашими старцами не запрещалось им, напротив, они думали, что
если бы возможно было, даже ежедневно надобно преподавать им его. Ибо не
должно думать, что, по изречению евангельскому (неправомерному в данном
случае - К. С. ): "Не давайте святыни псам"... - будто святое Причащение
поступает в пищу демону, а не в очищение и охранение тела и души. Будучи
принято человеком, оно, как пламя пожигающее, прогоняет того духа, который
в его членах заседает или скрывается" [с. 300, 301].
Девятое и десятое собеседования - О молитве" - посвящены молитве,
раскрытию условий ее успешности, видов молитвы в соответствии с состоянием
молящихся. "Если хотим, чтобы молитвы наши восходили не только до небес,
но и превыше небес", то должны очистить ум наш "от всех земных пороков и
скверны страстей" [с. 326]. Для приобретения непрестанной молитвы
рекомендуется частое повторение слов святого Псалмопевца: Боже, в помощь
мою вонми, Господи помощи ми потщися (Пс. 69, 2). Этот стих "по
достоинству выбран из всего состава Священного Писания. Ибо он объемлет
все расположения, какие только могут относиться к природе человеческой и
прилично прилагается ко всякому состоянию и всем случаям. Именно он
заключает призывание Бога во всех опасностях, заключает смирение
благочестивого исповедания, заключает постоянное бодрствование с
заботливостью и страхом, содержит сознание своей слабости, чаяние
услышания, надежду на настоящую и всегда присущую помощь" [с. 357].
О совершенстве (Собеседование 11) - предлагает наставление о всецелой
любви к Богу как высшему проявлению духовного совершенства. "Мы не иначе
можем достигнуть сего истинного совершенства, как возлюбивши Бога
единственно по побуждению любви, а не по чему-либо другому; поелику и Он
прежде возлюбил нас единственно ради нашего спасения, а не по какой-либо
другой причине" [с. 373]. "Что касается любви, то она... из совершенных
делает их некоторым образом более совершенными" [с. 378].
Двенадцатое собеседование - О чистоте (в смысле совершеннейшего
целомудрия) - служит как бы дополнением к предшествующей беседе.
Совершенство любви, приводящей к Богоуподоблению, "не может быть
достигнуто без совершенства чистоты" [с. 381]. "Совершенство целомудрия
состоит в том, чтобы монах в бодрственном состоянии не допускал никакого
услаждения похотью, чтобы, и покоясь, во сне не имел обольстительных грез"
[с. 400].
О покровительстве Божием, или О том, как благодать Божия содействует
совершению добрых дел (Собеседование 13). В данном собеседовании
подчеркивается необходимость помощи Божией труженику в его подвиге. Без
благодати Божией человек "ничего не может сделать относительно своего
спасения" [с. 405].
В четырнадцатом собеседовании - О духовном знании - указывается, что
лучший путь к уразумению духовных истин лежит в нравственном опыте
христианина. "Кто желает достигнуть созерцания Бога, тому необходимо со
всем усердием и силою сначала приобрести деятельное знание" [с. 420].
"Невозможно нечистой душе приобрести духовное знание, с каким бы
постоянством ни трудилась в чтении. Ибо никто не вливает какую-либо
благородную масть или отличный мед, или какую-нибудь драгоценную жидкость
в зловонный, испорченный сосуд. Кувшин, однажды пропитанный страшным
зловонием, легче испортит даже самое благоуханное миро, нежели сам примет
от него сколько-нибудь приятное благоухание; поелику гораздо скорее чистое
повреждается, нежели испорченное исправляется" [с. 434].
Пятнадцатое cобеседование - О Божественных дарованиях - свидетельствует,
что сила дарований состоит не в чудесах, а в смирении и чистой любви.
Поэтому-то святые отцы "не желали творить чудес; даже и тогда, когда имели
сию благодать Святого Духа, они не желали обнаруживать ее, разве только в
случае крайней и неизбежной необходимости" [с. 441].
О дружестве (Собеседование 16). Видов дружбы, разным образом соединяющих
человеческий род, множество. Но только один из них нерасторжим - тот,
который основывается на сходстве добродетелей. "Совершенно справедливо
мнение благоразумных мужей, что истинное согласие и неразрывное дружество
может состояться только между людьми, имеющими одинаковые добродетели и
намерения" [с. 467].
В семнадцатом собеседовании - Об определении - уделяется внимание таким
случаям, которые в нравственном богословии именуются collisio officiorum ,
и даются указания, как следует поступать в этих случаях. "Когда за
открытие истины угрожает какая-нибудь большая опасность, - наставляет
преподобный Кассиан словами аввы Иосифа, - тогда можно прибегнуть к
обману, впрочем так, чтобы при этом иметь смиренное сознание своей
виновности. А когда нет крайней необходимости, то со всей осторожностью
надобно избегать лжи как смертоносной" [с. 477]. "Наши старцы, о вере
которых свидетельствуют знамения апостольских добродетелей... полагали...
лучше скрывать свою воздержность необходимою и смиренною ложью, нежели
обнаруживать ее гордым объявлением истины" [с. 485].
Следующее - восемнадцатое собеседование - хотя озаглавлено "О трех древних
родах монахов", но на самом деле рассматривает их четыре: 1) киновитяне
(общежительные), 2) анахореты (отшельники), 3) сарабаиты (отвергающие
подчиненность игумену и правилам монашеского общежития, живущие по своей
воле и на своем иждивении) и 4) ищущие отдельные уединенные кельи, но так,
чтобы "почитаться от людей" за свою жизнь. "Такое установление, -
замечается в собеседовании о последнем роде монахов, - такая холодность
никогда не допустит им прийти к совершенству" [с. 503].
О цели киновии и пустынножительства (Собеседование 19). Цель киновии
состоит в распятии и умерщвлении своей воли, в освобождении от мирских
забот. А совершенство пустынножителя состоит в том, чтобы соединить со
Христом свой дух, "сколько дозволяет человеческая слабость" [с. 521].
В двадцатом собеседовании - О времени прекращения покаяния и об
удовлетворении за грехи - приводятся рассуждения о том, когда, каким
образом человек может почувствовать себя оправданным, что он должен делать
для удовлетворения за прощенное. "В совести нашей есть неложный свидетель,
который еще прежде суда уверяет нас об окончании покаяния и даровании нам
прощения". Если истреблено в сердце греховное желание, значит прежние
грехи прощены [с. 532]. Но "получивший прощение грехов должен
удовлетворять за них ежедневными постами и умерщвлением плоти и страстей,
ибо, по словам Священного Писания, без пролития крови не бывает оставления
(Евр. 9, 22)" [с. 535].
В двадцать первом cобеседовании - О льготах в Пятидесятницу - говорится о
сем предмете в смысле ослабления строгости поста на время от Воскресения
Господа нашего Иисуса Христа до сошествия Святого Духа на святых
Апостолов. Высказывается также взгляд на значение поста в духовной жизни.
"Один пост без других добродетелей не может принести пользы... От
случайных причин он бывает не только напрасен, но даже ненавистен Богу,
как об этом Он Сам свидетельствует у Иеремии (14, 12): поститься будут, не
услышу прошения их " [с. 549].
В двадцать втором собеседовании - О ночных искушениях - решается вопрос,
смущавший совесть подвижников. В связи с этим определяется различие между
святыми и безгрешными. Между ними "большое различие. Ибо иное быть
кому-нибудь святым, то есть посвященным богопочтению, ибо это имя, по
свидетельству Священного Писания, есть общее не только людям, но и местам,
и сосудам храма, и жаровням. А другое быть без греха, что приличествует
единственно величию одного Господа нашего Иисуса Христа, о Котором Апостол
говорит, присвояя Ему как особенное преимущество, как нечто несравненное и
Божественное: Он не сделал никакого греха (1 Пет. 2, 22)" [с. 575, 576].
Предпоследнее, двадцать третье собеседование - О словах Апостола: добра,
которого хочу, не делаю, а зло, которого не хочу, делаю - представляет
глубокое изъяснение этих слов святого Апостола Павла из послания к
Римлянам, гл. 7, ст. 19-25. По утверждению преподобного Кассиана,
приведенные апостольские слова относятся только к праведникам, а не к
порочным людям. "Сказанное относится к одним совершенным и пристойно
святости только тех, которые оказали заслуги апостольские" [с. 583].
Весьма ценно здесь рассуждение преподобного Кассиана о Таинстве Святого
Причащения. Как и в седьмом собеседовании, он, завершая и сие - двадцать
третье собеседование, призывает всех насколько возможно чаще принимать
Святые Тайны, отмечая необходимость их для спасения. "Мы не должны
устраняться от Причащения Господня из-за того, что сознаем себя
грешниками; но еще более и более с жаждою надобно поспешать к нему для
уврачевания души и очищения духа... Некоторые... живя в монастырях,
достоинство, освящение и благотворность небесных Таинств оценивают так,
что думают, что принимать их должны только святые, непорочные; а лучше бы
думать, что эти Таинства сообщением благодати делают нас чистыми и
святыми. Они подлинно больше гордости высказывают, нежели смирения, как им
кажется; потому что когда принимают их, то считают себя достойными
принятия их. А гораздо правильнее было бы, чтобы мы с тем смирением
сердца, по которому веруем и исповедуем, что мы никогда не можем достойно
прикасаться Святых Тайн, в каждый Господский день принимали их для
уврачевания наших недугов" [с. 605].
Последнее - двадцать четвертое собеседование, озаглавленное "О
самоумерщвлении", говорит о трудностях и радостях "царского"
подвижнического пути. "По истинному учению Господа, царский путь приятен и
легок, хотя и кажется жестким и шероховатым. Ибо когда благочестно и верно
служащие понесут на себе иго Господне и научатся от Него, что Он кроток и
смирен сердцем, то уже некоторым образом сложив тяжесть земных страстей,
при содействии Господа, найдут не труд, а покой душам своим...
Следовательно, путь Господень имеет приятность, если по закону Его
проходят" [с. 628].
Заканчивает свои собеседования преподобный Иоанн Кассиан обращением к
слушателям и читателям: "Остается просить, чтобы меня, доселе колеблемого
опасною бурею, духовное веяние ваших молитв сопровождало к безопасной
пристани безмолвия" [с. 633].
Знакомство с содержанием собеседований преподобного Кассиана позволяет
сделать вывод, что первые десять из них, написанные раньше, в период
острой борьбы с пелагианством, умалявшим действие благодати Божией на
человека, подчеркивают ее необходимость в деле спасения. Последующие же
собеседования, появившиеся позже (после 427 г.), когда стали
распространяться взгляды блаженного Августина Иппонского, принижавшего
активность человека, поддерживают эту активность и обращают особое
внимание на значение усилий человека в деле своего спасения при
непременном действии и благодати Божией. Усматривать здесь противоречие в
суждениях преподобного Кассиана несправедливо, ибо речь идет лишь о
перенесении акцента с одной стороны проблемы на другую.
Что касается формы изложения собеседований - как будто преподобный Кассиан
высказывает не свои наставления, а египетских подвижников, то объясняется
она подлинным смирением святого [3]. Этим же следует объяснить и то, что
на протяжении всех собеседований вопрошающим всех пятнадцати авв выступает
не он сам, а его друг и спутник инок Герман. Только изредка он
свидетельствует и о своем участии, но опять-таки не выделяя себя, когда
говорит: "Мы в ответ на это сказали: мы это сделали для Царства Небесного"
[с. 168]. "Мы пришли в его (аввы Пафнутия. - К. С .) келлию" [с. 204]. "Мы
спросили этого блаженного Даниила" [с. 224] и т. д.
***
Рассмотрев важнейшие творения преподобного Иоанна Кассиана Римлянина,
можно с уверенностью повторить то, что было отмечено в самом начале
данного обозрения: преподобный Иоанн представил в них полнейший опыт
аскетики, монашеских идеалов, выработанных и утвержденных подвижниками
Египта и Палестины.
Сначала преподобный Кассиан в ответ на просьбу Кастора, епископа Аптского,
представил творение "О постановлениях киновитян". В первой части его
(книги 1-4) говорится о внешних правилах монастырского подвига, а во
второй (книги 5-12) - об опаснейших пороках. В другом творении,
превосходящем все его прочие письменные труды, в форме бесед
(собеседований) он изложил многостороннее суждение о внутренней жизни
подвижника. В последнем, по преимуществу, усматривается оригинальность
труда, самостоятельность, новизна.
"В рассуждении об указанных предметах преподобный Иоанн Кассиан, - можно
завершить рассматриваемую тему словами вдумчивого исследователя его
творений архимандрита Феодора (Поздеевского) [4], - сумел коснуться и
выяснить все стороны и вопросы подвижнической жизни, чем дал прекрасное
удовлетворение аскетическим запросам того времени, которые были очень
сильны на Западе среди христиан-ского, а частью и языческого общества,
увлекавшегося мистицизмом" [5].
• Устав преподобного Венедикта. Гл. 73. Цит. по книге: Святитель Феофан (
Говоров ). Древние иноческие уставы преподобного Пахомия Великого, святого
Василия Великого, преподобного Иоанна Кассиана и преподобного Венедикта.
М., 1892. С. 653.
• См.: ( Преподобный ) Нил Сорский . Предание и Устав со вступительной
статьей М. С. Боровковой-Майковой. 1912. Впрочем, преподобный Нил в
основном ссылается на суждения преподобных Исаака Сирина (VII), Иоанна
Лествичника († 649) и Григория Синаита († ок. 1346).
• Ср. следующее свидетельство семнадцатого собеседования: "Ибо правильнее
будет под таким видом солгать, нежели... высказать суетность вредного
тщеславия, если станем говорить истину от своего лица" [с. 486] (См.
также: с. 485).
• Впоследствии архиепископ Волоколамский (в схиме Даниил). Скончался в
конце сороковых годов текущего века.
• Архимандрит Феодор ( Поздеевский ). Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин
(Его жизнь и богословско-аскетические воззрения). Казань, 1908. С. 10.
Богословие
Преподобный Кассиан - учитель внешнего уклада жизни подвижников

"Великий Кассиан рассуждает превосходно и возвышенно".
Преподобный Иоанн Лествичник [1]
Цель, к которой стремится православный подвижник, состоит в пересоздании
себя самого по внутреннему человеку, в облечении в нового человека
праведности, святости (См.: Еф. 4, 24). Эта цель и определяет описание
преподобным Иоанном Кассианом внешнего уклада, строя истинного подвижника.
Сему он посвящает, по преимуществу, первые четыре книги творения "О
постановлениях киновитян": 1. Об одежде монашеской. 2. О ночных молитвах и
псалмопении. 3. О дневных молитвах и псалмопении и 4. О правилах
отвергающихся от мира. Как видно, в творениях преподобного Кассиана
описание внешнего вида и строя жизни подвижника предшествует изображению
подвига внутреннего человека. Это вовсе не значит, что последнее им
умаляется перед первым. Наоборот, описание действий "внешнего человека"
служит лишь некоей подготовкой - "основанием" к более важному. Другой
причиной такой последовательности служило опасение преподобного не успеть
в своей земной жизни завершить задуманный большой труд. "Мы заботимся
прежде всего о том, чтобы на случай, если преждевременный конец нашей
жизни воспрепятствует нам изложить предполагаемый трактат, оставить вам в
этом сочинении хоть начало особенно важного предмета" [с. 17]. Надо
сказать, что это "особенно важное" преподобный Кассиан не откладывал
надолго и уже все последующие восемь книг "О постановлениях киновитян"
посвятил теме внутренней жизни идущего к Богу человека.
Желающий вступить в киновию подвергался испытанию в искренности его
намерения, в опыте его смирения и терпения. Строго проверялось, нет ли у
вновь вступающего желания сохранить в своей келии что-либо из своего
прежнего имущества. Не принимали от него денег даже в пользу монастырей,
остерегаясь, чтобы он из-за этого приношения не стал бы надмеваться и
возноситься перед беднейшими. С удостоенного вступить в братство снимали
прежние одежды и облекали в монастырские, научая этим отвергнуть все
мирское и жить (в равенстве) тем, что предложит монастырь [с. 28, 29].
Одежда давалась простая, но опрятная, теплая, которая покрывала лишь
наготу и защищала от холода. Щегольство не допускалось. Для постоянной
памяти о хранении детской невинности инок носил днем и ночью небольшой
кукуль (наглавник). В руках он имел жезл, напоминающий о необходимости
отражать нападающих "духовных зверей". Ноги при холоде или жаре обувал в
полусапоги в знак легкости и готовности благовествовать мир. Но, становясь
на молитву или приступая к принятию Святых Тайн, полусапоги снимал. Как
воин Христов, всегда готовый к брани, инок постоянно был препоясан [с.
9-13]. Снятая со вступающего в монастырь одежда некоторое время хранилась
у эконома, пока окончательно не убеждались в его ревности. Если
добродетели его становились очевидны, одежду его отдавали нуждающимся. В
ином случае - возвращали ему, а монастырские одежды отнимали. Возроптавший
и непокорный выгонялся из монастыря [с. 29, 30].
Важное место в жизни иноков-подвижников занимало участие в общественной
молитве. Частная - келейная молитва была непременным продолжением
богослужебной.
Во всех египетских монастырях строго соблюдалось на общих молитвенных
собраниях правило чтения двенадцати псалмов с присоединением к сему чтений
из Священного Писания Ветхого и Нового Заветов. Такая строгость и
повсеместность объясняется тем, что правило это было установлено Ангелом,
который во время вечернего богослужения при напряженном внимании молящихся
"пропел единообразно 12 псалмов, по 12-м псалме аллилуйя, сделался
невидим" [с. 14-16]. Египтяне "почитают важным не то, чтобы прочитать
много стихов, но то, чтобы понять содержание их", - замечает преподобный
Кассиан о порядке чтения у них псалмов [с. 18]. Днем на всем Востоке
собирались на богослужение в часы 3-й, 6-й и 9-й (по нашему соответственно
в 9, 12 и 15 часов), ибо "в эти часы исполнились важнейшие обетования и
совершено наше спасение". В третий час сошел Дух Святой на святых
Апостолов; в шестом часу Господь наш Иисус Христос принес Себя в жертву
ради спасения мира, в этом же часу святому Апостолу Петру открылась тайна
призвания в святую Церковь язычников (сходящий с неба сосуд. - Деян. 10);
в девятом - Господь сошел во ад и извел оттуда ветхозаветных праведников
[с. 23]. Во время монастырского богослужения царило такое молчание, что
при множестве молящихся создавалось впечатление, "будто нет никого, кроме
читающего псалмы" [с. 17]. Читающий псалмы или поющий стоит, все прочие
сидят, "потому что от поста и работ дневных и ночных они так устают, что
если не дать им этого послабления, то не смогут слушать псалмов" [с. 19].
После общественного бдения молитва с не меньшим вниманием продолжается по
келиям - "даже до восхода солнца", чтобы таким образом "не потерять и той
чистоты, какая приобретена псалмопением и молитвами, и ночным размышлением
подготовить неослабное усердие, которое нужно сохранить в течение дня" [с.
19, 20, 25]. Не преминул преподобный Кассиан также отметить, что с
отлученным от участия в молитве нельзя молиться до тех пор, пока он не
покается публично, "и настоятель не простит ему вину в проступке пред
всеми братиями" [с. 21].
С молитвой у подвижника тесно связан и труд физический. Преподобный
Кассиан свидетельствует, что египтяне, творя непрестанную молитву,
занимались и рукоделием [с. 22]. Праздность считалась подвижниками
недопустимой. "Что касается до их занятий, то они и малейшего времени не
проводят в праздности, но непрестанно занимаются не только делами,
свойственными дню, но и теми, кои сделать не может препятствовать самая
глубокая ночь. Они думают, что чем усерднее будут к рукоделию и работам,
тем больше возродится у них желание высшей чистоты духовного созерцания"
[с. 19].
Недопустимым также считалось собирание для себя сокровищ земных и даже
называть что-либо своим. "В иных монастырях это правило столь строго
соблюдается, что... считается большим преступлением для монаха говорить:
это моя книга, моя письменная доска, мой грифель, моя одежда, мои
полусапоги. За это он должен принести покаяние, если случайно, по
неосторожности или по неведению произнесет такое слово" [с. 32]. Если даже
кто-либо зарабатывал своими трудами много - не хвалился своей прибылью:
все отдавал в общее пользование, себе брал лишь необходимое для пропитания
- "только два хлеба" [с. 32, 33].
Общая трапеза была у египетских подвижников самая скромная и простая.
"Они, - говорит преподобный Кассиан, - считают величайшим наслаждением,
если на трапезе братии предложится вареная дикая капуста, приправленная
солью" [с. 32]. Во время трапезы они опускают клобуки на глаза, чтобы
видеть только предложенную им пищу и чтобы не возникало любопытства, "как
или сколько другой употребляет пищи". Принимается пища при полном
молчании. Даже старец, если ему нужно сделать какое-либо распоряжение,
подает знак не словом, а стучанием. Кроме общего стола не позволялось
чего-либо вкушать ни прежде, ни после. Проходя через сад, они не только не
смели рвать яблоки, но даже поднять и съесть упавшие. Считалось
святотатством "дотрагиваться руками до того, что не предлагается всем
открыто за общим обедом и не приготовляется экономом посредством братий
же" [с. 34, 35].
Для выработки душевной добродетели, приобретения ее и утверждения в ней
требуется послушание. Оно предполагает полнейшее подчинение общим
монастырским правилам, а также - подчинение настоятелю или старцу вплоть
до отсечения своей воли, до исполнения любого их указания. Старец,
стараясь возводить новичка по ступеням совершенства, приучает его
открывать ему все свои помыслы, не таить их "по ложному стыду" [с. 31].
Такое открытие помыслов необходимо в духовной жизни: "От того хитрый враг
ни в чем не может уловить молодого монаха как неопытного, ничем не может
обольстить того, кто полагается не на свое, а на старцево суждение, и не
может убедить скрывать от старца его внушения, как огненные стрелы,
бросаемые в его сердце" [с. 31]. Одновременно старец научает младшего
побеждать свою волю, свои желания, и с этой целью дает ему всевозможные
приказания, иногда непонятные новичку, а подчас и противные ему [с. 30].
Так авва Иоанн, подвизавшийся в Фиваиде и послушанием стяжавший дар
пророчества, по приказанию старца в течение года ежедневно поливал сухую
ветку, воткнутую старцем в землю. Он же, по приказанию старца, ни-сколько
не противореча, выбросил за окно сосуд с маслом, который был единственным
в пустыни "для своего употребления и для посетителей" [с. 38]. А авва
Муций по послушанию старцу бросил даже своего сына в реку. И лишь
посланные для тайного наблюдения братия вытащили его [с. 39, 40]. Короче,
считалось "худым или добрым только то, что старец признает таким" [с. 31].
Что касается исполнения общих монастырских правил или ежедневных
послушаний, то о них преподобный Кассиан говорит также назидательно: "Эти
службы они (иноки Месопотамии, Палестины, Каппадокии и всего Востока. - К.
С .) совершают с таким усердием и смирением, с каким никакой раб не служит
господину самому строгому и вельможному. Они не довольствуются теми
послушаниями, кои несут по назначению, но еще, вставая ночью, тайно
стараются делать за других" [с. 35]. Таким образом, послушание в
монастырской жизни, и вообще в жизни духовной, занимает одно из первых
мест. "Многими опытами доказано, что не может обуздывать своих похотей тот
монах (особенно из молодых), который не научился чрез послушание
умерщвлять свою волю" [с. 30].
Применялись и наказания к провинившимся. Примечательно, что обращалось
внимание на самые, казалось бы, незначительные погрешности или оплошности,
не говоря, конечно, о преступлениях более серьезного порядка. Например,
кто-то случайно разбил глиняный кувшин для воды, уронил несколько зерен
чечевицы и не собрал их, немного опоздал на общие работы или молитвы,
покачнулся при пении псалма, грубо ответил, не сразу после окончания
собрания ушел в келию, без ведома игумена принял письма и ответил на них,
небрежно исполнил любое послушание... К вольным и невольным нарушителям
порядка, как правило, применялись публичные покаяния, иногда - отлучения
от молитвы. За грубые проступки изгоняли из монастыря [с. 33, 34, 36].
В основе внешнего (и не только внешнего) уклада жизни подвижников лежит
страх Господень и происходящее от него смиренное сознание своей
греховности, сокрушение о своих грехах. Этот страх, проникнутый смирением,
понуждает подвижника подчинять свою волю и помыслы старцу - все делать
только по его суду; во всем соблюдать послушание, кротость, терпение;
никого не оскорблять и ни на кого не обижаться; ничего не допускать не
согласного с общим уставом; быть довольным своим жребием; не
превозноситься; удерживать свой язык не только от зла, но и не повышать
голос; не смеяться легкомысленно [с. 46]. Потому преподобный Кассиан и
призывает: Решившись служить Богу, пребывай в страхе Божием и приготовь
душу свою не к покою, бездействию и наслаждению, а к искушениям и
огорчениям (См.: Сир. 2, 1); ибо многими скорбями подобает внити в
Царствие Божие (Деян. 14, 22). Знай, что ты в числе немногих избранных, и
смотря на пример и холодность многих, не охладевай, но живи так, как живут
немногие, дабы с этими немногими удостоиться тебе Царствия Небесного" [с.
45]. Спасется не тот, кто хорошо начал добродетели, но кто до конца
сохранит их (Мф. 10, 22) [с. 45].
Описанных условий к спасительной жизни не подобает ждать от кого-либо, что
кто-то принесет, создаст их, а должно, по слову преподобного, приобретать
самому подвижнику "своим смирением и великодушием", которые в его власти
[с. 48]. "Будь слепым, глухим и немым: слепым, чтобы тебе, подобно
слепому, не смотреть, кроме избранного тобою для подражания... глухим,
чтобы не внимать, подобно глухому, тем словам, кои произносят непокорные,
упорные, порицатели и подобные им... немым... чтобы быть тебе неподвижным
и ничего не отвечать, подобно немому, когда слышишь злословия, когда
наносят тебе обиды. К сим правилам надобно присовокупить особенно
четвертое... то есть... в простоте сердца и с верой неси послушание,
почитая святым, полезным и мудрым только то, что тебе повелевает Закон
Божий или старец" [с. 47].
Итог всему сказанному о внешнем укладе жизни подвижников подводит сам
преподобный Кассиан: "Начало нашего спасения и премудрости есть страх
Господень; от страха Господня рождается спасительное сокрушение сердечное,
а от сего - отречение от мира, то есть нищета и презрение всех стяжаний;
от нищеты происходит смирение; от смирения же происходит умерщвление воли;
а умерщвлением воли истребляются все пороки; по истреблении пороков
добродетели плодятся и возрастают; при возрастании добродетелей
приобретается чистота сердца, а чистотою сердца приобретается совершенство
апостольской любви" [с. 48].
Этот итог не только подводит черту под вышеизложенным, но и открывает
перспективу дальнейших наставлений преподобного Иоанна Кассиана Римлянина.


• Цит. по книге: Архимандрит Феодор ( Поздеевский ). Указ. соч. С. 8.
Учение о страстях
"Пригвоздившись к страху Господню... мы можем умертвить все наши похоти и
плотские страсти".
Преподобный Кассиан [с. 44]
Достижение чистоты и непорочности всего человеческого естества пред Лицом
всевидящего Бога есть конечная цель православного христианского
подвижника. На этом пути очищения стоят пороги - страсти, которые должно
сокрушить и выбросить - изгнать из себя. Преподобный Иоанн Кассиан не дает
точного определения, что такое страсть. Однако из его суждений нетрудно
заключить, что страсть - это греховное желание и сам грех, овладевшие
силами человека, это испорченность, повреждение естественных движений
духовных и телесных [1].
Задачу, подлежащую решению, преподобный Кассиан видит четко, ясно: "При
содействии Господа... мы располагаемся теперь изобразить борьбу против
восьми главных пороков... 1) надлежащим образом исследовать свойства их,
столь мелкие, столь скрытные и мрачные; 2) достаточно изложить причины их,
и 3) представить пригодное врачевство и средства против них" [с. 48, 49].
Вот восемь главных страстей: 1) чревоугодие, "которое означает страсть
обжорства", 2) блуд, 3) сребролюбие, "под которым разумеется корыстолюбие,
или, если точнее выразиться, любовь к деньгам", 4) гнев, 5) печаль, 6)
уныние, "которое есть тоска или скорбь сердца", 7) тщеславие, "это
тщетная, пустая слава", 8) гордость [с. 49].
Преподобный Кассиан сначала в общих чертах классифицирует все восемь
страстей по их природе, по способу их действования и причинам обнаружения,
а затем делает достаточно подробный анализ каждой страсти в той же
последовательности, в которой их и перечислил. Есть пороки естественные -
к ним относятся чревоугодие и блуд, и неестественные - к ним преподобный
Кассиан относит одно сребролюбие. Что касается их действования, то
некоторые из них совершаются при непременном участии тела - это
чревоугодие и блуд, а некоторые - без всякого содействия тела - это
тщеславие и гордость. "Далее, некоторые принимают причины возбуждения
отвне, например сребролюбие и гнев, а некоторые от внутренних причин
происходят, например уныние и печаль" [с. 240].
Первая брань, в которую вступает подвижник, есть брань против чревоугодия
, именуемого преподобным еще "чревобесием", страстью "к объядению" [с.
50]. Виды или свойства чревоугодия бывают разные: прием пищи ранее
назначенного часа, пресыщение любой пищей, лакомство [с. 64]. Во всем этом
просматривается одна причина - стремление к беспорядочному угождению
чрева, а сие, в конечном счете, ведет к расстройству ума, к помрачению
его, к лишению чистоты, непорочности. "Так причиною погибели и разврата
содомлян было не одно пьянство, но и пресыщение... гордость в сытости
хлеба и изобилии вина (Иез. 16, 49)" [с. 52].
Врачуется чревоугодие воздержанием, постом и молитвенным бдением [с. 56].
Правильное воздержание и пост состоят в умеренности. Принимая пищу,
необходимую для поддержания тела, надо вставать из-за стола в то время,
"когда еще хочется есть" [с. 52, 53]. Пост не может быть для всех
одинаковым, ибо у всех разная крепость тела. "Но у всех должно быть одно
правило" - укротить плоть "для воздержания сердца и укрепления духа" [с.
51]. Каждому нужно поститься столько, сколько ему необходимо для этого
укрощения. "Неумеренный пост не только может расслабить дух, но, обессилив
тело, ослабить и силу молитвы" [с. 53]. Следует также помнить, что
умеренность в употреблении пищи подобает соблюдать и после поста. Тот, кто
поступает иначе, снова производит в теле расслабление. Даже "строгие посты
делаются напрасными, когда за ними следует излишнее употребление пищи,
которое доходит до порока чревобесия" [с. 53]. Но одного телесного поста
недостаточно. Он должен соединяться с постом душевным, "ибо и душа имеет
свою вредную пищу". Это злословие, гнев, зависть, тщеславие, "похоть и
блуждание" сердца. Итак, "постясь по внешнему человеку, вместе должно
воздерживаться от вредной пищи и по внутреннему, которого святой Апостол
(Павел. - К. С .) особенно убеждает представить чистым Богу, чтобы
удостоиться принять в себя гостя - Христа" [с. 62, 63].
Вторая брань, второй подвиг предлежит против блуда, самый продолжительный
- с юности и до старости или до победы прочих страстей.
В этой брани "весьма немногие одерживают совершенную победу" [с. 76].
Здесь, как и в борьбе с чревоугодием, имеет также значение пост. Но для
приобретения и сохранения целомудрия одного телесного поста недостаточно.
Нужны еще постоянная молитва, чтение Священного Писания и размышление над
ним, а также физический труд. В основание же сей борьбы должно быть
"положено истинное смирение, без которого нельзя победить совершенно
никакого порока" [с. 73]. Вместе с тем необходимо с самого начала брани
очищать "тайники нашего сердца" [с. 78], усовершать наше сердце, "из
которого, по слову Господа, исходит гной этой болезни" [с. 74]. Чтобы
чиста была внешность, надлежит прежде очистить внутренность (См.: Мф. 23,
2) [с. 74]. Возникающие плотские помыслы и сопряженные с ними плотские
чувства надо изгонять и "разбивать" тотчас, немедленно, пока они еще не
укрепились. "А если они не будут убиты, пока молоды, то при потворстве
выросши, они на нашу погибель с большею силою восстанут или по крайней
мере не без большого труда и стенания будут побеждены" [с. 80]. Много
содействуют побеждению блудной страсти уединение и покой, когда "больная
душа" не тревожится греховными образами, восходит "к более чистому
созерцанию", может легче "совершенно истребить возбуждение похоти" [с.
75]. А чтобы "нечистые грезы" не возникали даже во сне, для сего должно
постоянно соблюдать "равномерный и умеренный пост", к нему присоединить
"постоянное смирение и терпение сердца", неусыпную бдительность и
осторожность против яда гнева и других страстей в течение дня [с. 84].
Окончательная же победа над страстью блудной совершается с помощью
благодати Божией. (Это относится и к преодолению всех пороков.) "Ибо не
чувствовать жала (похоти) плоти некоторым образом значило бы пребывающему
в теле выйти из плоти, и облеченному бренною плотью стать выше природы. И
потому невозможно человеку, так сказать, на своих крыльях взлететь к столь
высокой небесной награде, если благодать Божия даром целомудрия не
возведет его от грязи земной" [с. 76].
Третий подвиг - борьба со сребролюбием . Страсть эта происходит от
недостаточной любви к Богу, от вялости и расслабления духа. Проникнув в
сердце, она "бывает гибельнее всех", доставляет "многоразличные поводы к
порокам" [с. 84, 85]. Сребролюбцы - это люди, прокаженные умом и сердцем.
Они уподобляются неверному слуге пророка Елисея Гиезию, пожелавшему
"тленных денег" и наказанному за это язвою нечистой проказы (4 Цар. 5,
27). Пораженная сей страстью душа нечиста пред Богом и "подвергается
вечному проклятию" [с. 98].
Развивается эта страсть постепенно. Сначала появляется желание к стяжанию
малого - как бы "приобресть хоть один динарий" (мелкую серебряную монету).
Дальше возникает все большая и большая озабоченность, "алчность к золоту",
пока наконец жалкая душа сребролюбца не распаляется так жестоко, что
всецело захватывается мыслью "о прибыли, ничего другого не видит" -
"надежда корысти становится во всем вместо Бога". А отсюда происходят
всевозможные злодеяния: ложь, воровство, нарушение верности, воспламенение
вредным гневом и т. д. [с. 87, 88]. Но заболеть этой страстью можно и не
имея денег, а лишь вынашивая в своем уме и сердце любостяжание, не имея
лишь возможности или случая к служению маммоне (См.: Мф. 6, 24), а не
воли. Поистине, "достойно сожаления терпеть невыгоды нищеты и наготы, а
плодов их лишиться от порока тщетного желания" [с. 96, 97].
Чтобы страсть сребролюбия не возобладала над человеком, должно изгнать из
души само желание к стяжанию, не допустить, чтобы "этот непотребный дух"
посеял в его сердце "начала этого вожделения" [с. 96] (Ср.: с. 99). В
самом начале сделать сие несложно. Сребролюбие "побеждается без всякого
труда, когда кто, оставив все имущество, так держится правил киновии, что
из него не дозволяет оставить у себя ни одного динария" [с. 245]. Конец
этой страсти не в богатстве, а в нестяжательности [с. 97].
Четвертый подвиг направлен против духа гнева . Одержимый этой страстью не
может иметь правильной рассудительности, зрелого совета, твердости в
правде, а главное, "достигнуть жизни бессмертной" [с. 100, 101]. Даже не
обнаруживающий свой сердечный гнев вовне, хотя и не оскорбляет окружающих
людей, "но исключает светлое сияние Святого Духа, все равно как и
обнаруженный на деле" [с. 108].
Но гнев может быть и спасителен, когда человек гневается "на приходящие
худые помыслы", на самого себя за недостойную жизнь, на сам гнев за то,
что он возгорелся в нем против брата. "Гневайтесь на пороки и ярость
вашу", - повторяет преподобный Кассиан вслед за святым Апостолом Павлом
(См.: Еф. 4, 26-27) [с. 105, 106]. Но в других случаях гнев
непозволителен. Решительность такого запрещения понять легко, если
вспомнить и сопоставить повеление святого Апостола Павла непрестанно
молиться (См.: 1 Сол. 5, 17) и заповедь Спасителя приносить дар к алтарю
только будучи примиренным со своим братом, с ближним (См.: Мф. 5, 23-24).
"Итак, остается или никогда не молиться, удерживая такой яд в сердцах
своих, и быть виновником в нарушении этой апостольской заповеди, которою
повелевается непрестанно и везде молиться, или если обманывая самих себя,
хотим приносить молитву вопреки ее запрещению, то должны знать, что будем
приносить Господу не молитву, а упрямство в духе противления Ему" [с.
108].
Достоинство безгневия определяется не совершенством других (это не наша
заслуга), а нашей добродетелью, "которая приобретается не чужим терпением,
а нашим великодушием" [с. 110]. Приобретение великодушия может приниматься
и как деятельное средство к победе над гневом.
Совершенное исцеление от гневной болезни наступит тогда, когда мы, с
помощью Божией, перестанем сердиться и по справедливым причинам и по
несправедливым, помня, что и в одном, и в другом случаях "чистота нашего
духа" может возмутиться и он перестанет быть "храмом Святого Духа". К тому
же, как уже было отмечено, "нам разгневанным нельзя будет молиться".
Особенно к полнейшему уврачеванию от гнева служит памятование о
непрочности земного бытия человека, о неизвестности нашей кончины, о том,
"что в каждый день можем переселиться из тела, и нам не доставят никакой
пользы ни воздержание целомудрия, ни отречение от всех имуществ, ни
презрение богатства, ни труды поста и бдения, когда нам Судия вселенной
угрожает вечным наказанием за один гнев и ненависть" [с. 113] (Ср.: с. о
гневе: С. 525-527).
Пятый подвиг состоит в брани против печали . Показывая ее свойства и вред
для духовной жизни, преподобный Кассиан именует ее едкой, лишающей нас
"способности к Божественному созерцанию", не позволяющей "ни совершать
молитвы с обычной ревностью сердца, ни с пользою заниматься священным
чтением", не попускающей быть спокойными, кроткими к братьям и терпеливыми
в трудах, совершенно расслабляющей и угнетающей наш дух, подавляющей
"мучительным отчаянием" [с. 114]. Печаль вредит нам так, как моль одежде,
а червь дереву. Съедаемая ею душа не может быть тем духовным храмом, о
котором говорил святой Апостол Павел (См.: 1 Кор. 3, 16) [с. 114, 115].
Рождается печаль от неисполнения наших надежд, от неудовлетворенности
желаний, но больше всего "от нашей порочности" и действий злых духов [с.
115]. "Бесовская печаль" особенно жестока - она упраздняет духовные плоды
[с. 117]. Посему и эту болезнь надо с не меньшей заботливостью врачевать,
а для сего должно освободиться от рождающих ее причин [с. 114] (Ср.: с.
118).
Однако в одном случае печаль, как и гнев, приносит пользу. Это бывает
тогда, когда она происходит от покаяния в грехах, от желания совершенства
и будущего блаженства; когда она бывает печалью ради Бога (См.: 2 Кор. 7,
10). Такая печаль смиренна, кротка, терпелива, послушна, "как происходящая
от любви к Богу" [с. 117].
Сродна с печалью шестая страсть - уныние .
Охваченная этой болезнью "несчастная душа" расслабляется, впадает в
духовную спячку, лень, беспечность, нерадивость "ко всякому делу" [с. 120,
121]. Появляется "страх места, омерзение к келье", отвращение и презрение
к братиям, "как к нерадивым и менее духовным" [с. 119]. Нападает дух
уныния особенно около полудня, потому "некоторые из старцев называют его
бесом полуденным", о котором упоминается в девяностом псалме [с. 118].
Лучшим лекарством к лечению от уныния является труд. Потому египетские
святые отцы не позволяли инокам быть праздными. В Египте составилась даже
поговорка: "Работающего монаха искушает один бес, а на праздного нападает
бесчисленное множество бесов" [с. 133]. Авва Павел своим примером -
беспрерывным трудом - учил, "что без дела рук невозможно монаху пребывать
на одном месте, ни достигнуть когда-нибудь верха совершенства, так что,
хотя необходимость пропитания вовсе и не требовала этого, он делал для
одного очищения сердца, собранности помыслов и постоянного пребывания в
келье, или для победы и прогнания самого уныния" [с. 134].
Седьмая страсть (или, по слову преподобного Кассиана, "седьмой подвиг
против...") - тщеславие - многообразна и разновидна, встречается везде и
во всем. "Она и в одежде, и в наружном виде, в походке, в голосе, деле,
бдении, посте, молитве, отшельничестве, чтении, знании, молчании,
послушании, смирении, долготерпении старается уязвить воина Христова" [с.
135, 136]. Тщеславие не ослабляется ни возрастом, ни уединением, ни
пустыней: "с бегущим в пустыню проникает" [с. 138]. Тщеславие искушает и
приятным звуком голоса, и истощенной постом плотью, и красотой тела, и
благородством родителей... "Иногда также внушает монаху, что достоинства и
богатства, которых, может быть, никогда не мог бы и достигнуть, он очень
легко получил бы, если бы оставался в мире. Также вдыхает в него суетную
надежду в сомнительном, и в том, чего никогда не имел, восхищает суетною
славою, как будто он сам то презрел" [с. 140]. Тщеславие может внушать
желание искать степеней клира с целью учить других и давать пример
святости прочим священнослужителям [с. 140, 141]. Свойства этой страсти
старцы хорошо представляют "под образом лука и чеснока, которые по снятии
одного покрова оказываются покрытыми другим, столько оказывается покровов,
сколько их будет снято" [с. 137]. Особенно опасным становится тщеславие,
когда оно соединяется с добродетелями. "Прочие страсти, - размышляет
преподобный Кассиан, - при противоборстве противоположных им добродетелей,
открыто, как бы ясным днем воюющие, удобнее можно победить и
предостеречься их; а эта, прильнувши к добродетелям, вмешавшись в строй
войска, сражается, как в темную ночь, и потому коварнее обманывает не
ожидавших и не остерегавшихся ее" - под видом добродетелей пронзает и
режет победителя [с. 135, 138].
В зараженных страстью тщеславия явно просматривается недостаток истинного
смирения, поэтому и лечить сие надо путем избегания всего того, что может
нас выделить из других, вызвать у людей похвалы. Во всех наших поступках
должны проявляться заботливая рачительность и рассудительность. Сделанное
хорошо подобает "охранять с должным вниманием" [с. 138, 142, 143]. Как вы
можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от
единого Бога, не ищите (Ин. 5, 44) - словами Самого Господа вопрошает
преподобный Кассиан [с. 140].
Восьмая страсть - гордость - самая лютая и свирепая, уничтожающая не одну
только противоположную ей добродетель - смирение, а все добродетели [с.
143, 146]. "Эта страсть хотя последняя по времени борьбы с пороками, и по
порядку исчисления ставится последнею, а по важности и по времени она
первая" [с. 143]. Это такая губительная болезнь, которая "повреждает
смертоносным расстройством" не один член или его часть, а все тело - ею
заболевают и новоначальные, могут заболеть ею и стоящие "почти на верху
добродетелей" [с. 143, 144, 146, 157]. Сила ее жестокости хорошо видна в
том, "что тот ангел, который за превосходство бле

_________________
My sites:
http://alania-supercomputer.narod.ru/
http://jaszix.narod.ru
http://www.ossetiny.narod.ru
http://www.biblioteki.narod.ru
http://www.skifskij.narod.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 24-08, 13:27 
Не в сети
Stir Hister

Зарегистрирован: 08-06, 10:46
Сообщения: 1815
http://lib.eparhia-saratov.ru/books/10k ... tents.html

_________________
My sites:
http://alania-supercomputer.narod.ru/
http://jaszix.narod.ru
http://www.ossetiny.narod.ru
http://www.biblioteki.narod.ru
http://www.skifskij.narod.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 6 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB







А что касается вопроса «Кто мы?»... У меня есть возможность общаться практически со всеми зарубежными и российскими алановедами, учеными-историками и археологами, и никто не отрицает тот факт, что осетины являются аланами (никакими не потомками), единственными наследниками огромного скифо-сармато-аланского мира, сохранившими язык, эпос, традиции, культуру, государственность, в том числе - флаг, геральдику.
ТЕМИНА ТУАЕВА ВСЕМИРНО ПРИЗНАННЫЙ ИСТОРИК.


ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, ЧТО ОСЕТИНЫ ЭТО АЛАНЫ :




1. Особенности зубной системы ранних кочевников Горного Алтая. стр. 157: "... редкий (в мире) фен 3YM2 информативен при анализе европеоидных популяций [Зубов, Халдеева, 1993]. Максимум значения его частоты встречаемости (при мировом размахе 0 — 10 приходится на группы, относящиеся к ......... европеоидной расы (Северная Индия, таджики Памира — см.: [Зубов, Халдеева, 1993]). С высокой частотой (13%) признак проявляется у осетин [Зубов, 1973]. При этом, ......... по данным представленной А. А. Зубовым таблицы мирового распределения, он практически не обнаруживается в других древних и современных группах населения мира [Зубов, 1973]. " Стр. 158: "Особый интерес представляет обнаруженная в пазырыкской одонтологической серии высокая частота проявления относительно редкого (в мире) фена 3YM2, сопоставимая со значениями показателя у осетин . В этой связи хотелось бы отметить замечание А.А.Зубова и Н. И.Халдеевой о наличии оснований для связи процессов распространения этого фена с миграциями арийских полемён [Зубов, Халдеева, 1993, с. 83]". Таким образом, академические исследования палеоантропологии саков, скифов и других иранских и североиндийских народов доказали, что расовые особенности являются лакмусовой бумажкой определения арийской принадлежности саков, скифов, сарматов, аланов, северных индийцев и осетин. У саков и скифов зафиксировали тот же расовый антропологический признак 3YM2 , что и у восточноиранских народов и индоиранцев, а у других народов этого признака нет . Следовательно, саки и скифы Центральной Азии и западнее являются индоиранскими народами, конкретно восточноиранскими.




2. Rosser нашол у осетинов 43% R1b Современная концентрация R1b максимальна на территориях, связанных с кельтами: в южной Англии около 70 %, в северной и западной Англии, Испании, Франции, Уэльсе, Шотландии, Ирландии — до 90 % и более. А так же, например, у басков — 88,1 %, испанцев — 70 %, бельгийцев — 63 %, итальянцев — 40 %, немцев — 39 %, норвежцев — 25,9 % и других. У народов Восточной Европы встречается значительно реже. У осетинов - 43 %,



3. Кроме этих соматических у Ненцев Удмуртов и Осетин высокий процент U5a mtdna который считается Арийским и Найден генетико-археологами у "Арийцев" Алтая, и у Белых проникших в Китай.



4. "with respect to mtDNA, Ossetians are significantly more similar to Iranian groups than to Caucasian groups. "
- Genetic Evidence Concerning the Origins of South and North Ossetians









5. Осетины родствены Европейцам по линиям: E1b1b1a2 V13+ и R1b1b2a - L23



Фамилии Аллен-Аллан-Алан, ФитзАлан(Стюарты), Осборн-Озмент, Росс-Руш, Ирвин, Нарди, Алдэр-Элдэр и фамилии Allen, Stewart, Lombardi, Szentes, Elder(Алдары) и интересные окончании на "Тон"(Дон?) и "он".
Это базовый гаплотип субклада L23 , который получен в результате выделения из числа имеющихся маркеров, наиболее часто встречающихся-мод. Т.е. усредненный гаплотип, который предположительно был у родоначальника субклада и от которого считают вновь появившиеся мутации маркеров в виде цифровых значений. В данном случае у Кубатиева всего 12 мутаций от модального гаплотипа на 67 маркеров.
Наличие довольно близких генетически по Y-DNA, представителей субклада L23 ( менее 20 мутаций на 67 маркеров) на Кавказе и в Европе, позволяет предполагать , что носители данного субклада мигрировали в Европу совсем недавно, приблизительно 2 000 лет назад. Они связаны с миграцией в Европу, неких легионеров, которые служили в римской армии.

Ossetians are related to Europeans on lines: E1b1b1a2 V13 + and R1b1b2a - L23 Surnames: Allen-Allan-Alan, Fitzalan (Stuwart, Stuart), Osborn-Ozment, Ross-Rush, Earvin, Nardie, Alder-Elder and surnames of Lombardi, Szentes and surnames which terminated on "Tone" (Don )
research: R1b1b2a - L23EE Modal + Kubatiev + Abdullayev + kuduhov+ Luguev+ Allen +Allan +FitzAlan(Stewart) +Nardi
Existence is enough relatives genetically on Y-DNA, representatives of a subtreasure of L23 (less than 20 mutations on 67 markers) in the Caucasus and in Europe, allow to assume that carriers of this subtreasure migrated to Europe quite recently, about 2 000 years ago. Their migration to Europe is connected with certain legionaries who served in the Roman army. It is basic gaplogroup a subtreasure of L23 which is received as a result of allocation from among available markers, most often meeting - fashions. I.e. average gaplogroup which allegedly the ancestor of a subtreasure had and from which consider again appeared mutations of markers in the form of digital values. In this case Kubatiyev has only 12 mutations from modal gaplogroup on 67 markers.

User ID Last Name Origin Haplogroup Tested With Markers Compared Genetic Distance


JNN7F E1b1b1a2 V13+ modal Unknown E1b1b1a* Other - V13+ haplotype modal - - Z3XSV Tavitov Tauitti, North Ossetia - Alania, Russia Unknown Family Tree DNA 67 16
TCX79 Allen Virginia, USA Unknown Family Tree DNA 67 13
CX94E R1b1b2a - L23EE Modal Unknown R1b1b2a* Family Tree DNA - -
5Y5EA Kubatiev Makhchesk, Ossetia, Russia R1b1b2a* Family Tree DNA 67 12
MX42V kuduhov Vladikavkaz, Russia R1b1* Genographic Project 18 5
PWN78 Romitti Suzzara, Lombardy, Italy R1b1b2a (tested) Family Tree DNA 67 8
8U3YQ Earhart Staudernheim, Rheinland-Plalz, Germany R1b1b2a (tested) Family Tree DNA 67 12
NZVS5 Ross Dornoch, Scotland R1b1b2a1b5 (tested) Family Tree DNA 67 15
V4RUP Ross Sutherland, Scotland R1b1b2* Family Tree DNA 67 13
SSKBK Stewart Unknown Unknown Family Tree DNA 67 16
ZZGVV Ross Unknown R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 14
UVB8X Ross Scotland R1b1b2* Family Tree DNA 67 13
E6Q75 Templeton Iredell Co, NC, Scotland R1b1b2a1b5 (tested) Family Tree DNA 67 16
GNACX Rose Quebec, Quebec, Canada Unknown Family Tree DNA 67 14
5QJD8 Irving Kirklinton, Cumbria, England Unknown Family Tree DNA 67 16
M4DMC Blair Scotland Unknown Family Tree DNA 67 14
2MZGD Stewart Scotland Unknown Family Tree DNA 67 16
7HBA7 MacDonald Lewiston, Urquhart & Glenmoriston, Scotland R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 15
YEXGA Allen Unknown R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 16
YQHKF Rose West Virginia, USA R1b1b2a1b5 (tested) Family Tree DNA 67 15
7TVE9 Nixon Missouri, USA Unknown Family Tree DNA 67 14
E2AEU Allen North Carolina, USA R1b1b2* Family Tree DNA 67 16
FDZF4 Allen Virginia, USA R1b1 (tested) Family Tree DNA 67 16
E7P6N Allen Mitchell County, GA, USA, Georgia, USA R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 15
Q3KV8 Stewart North Carolina, USA R1b1b2a1b (tested) Family Tree DNA 67 17
Z5PSZ Blair North Carolina, USA R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 16
Z33VT Irwin Adams County, Pennsylvania, USA R1b1b2a1b5 (tested) Family Tree DNA 67 18
2Z6WU Allen Unknown R1b1b2a1b (tested) Family Tree DNA 67 14
5724Y Stewart Scotland R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 18
XS5DS Elder Pittenweem, Fife, Scotland R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 17
KEWST Allen England R1b1b2a1a (tested) Family Tree DNA 67 17
YPXDZ Roush Germany R1b1b2a1b3 (tested) Family Tree DNA 67 16
NJ65W Stewart England R1b1b2a1b (tested) Family Tree DNA 67 17
RYU3K Roche Wexford, Ireland R1b1b2a1a* Family Tree DNA 67 17
H7JJM Irvine Aberdeenshire / Kincardineshire, Scotland R1b1b2* Family Tree DNA 67 17
J3Q6T Stewart Unknown R1b1b2a1b4c (tested) Family Tree DNA 67 17
2B7UR Landon Stokes County, North Carolina, USA R1b1b2a1b (tested) Family Tree DNA 67 17
mabkf Tagert Stewart county, Tennessee, USA R1b1b2a1b5 (tested) Other -
Family Tree DNA, Trace Genetics, Relative Genetics, Ethnoancestry, DNA-Fingerprint, SMGF 67 18
PMVA8 Irvin Virginia, USA Unknown Family Tree DNA 67 18
S22HC Stewart Virginia, USA Unknown Family Tree DNA 67 16
A5TVE Stewart Georgia, USA Unknown Family Tree DNA 67 17
4GCN5 Stewart Appin, Argyllshire, Scotland R1b1 (tested) Family Tree DNA 67 17
NSZYS Stewart Whalsay, Shetland Isles, Scotland R1b1b2* Family Tree DNA 67 18
DZ2UC Stuart United Kingdom R1b1b2a1b5* Family Tree DNA 67 17
T3Q27 Allen Connecticut, USA R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 19
BFKN8 Alder Maryland, USA R1b1b2* Family Tree DNA 67 19
YQCC9 Allen Unknown R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 19
JXHHK Ross Unknown R1b1b2a1b (tested) Family Tree DNA 67 19
AHEPZ FitzAlan Unknown R1b* Family Tree DNA 67 17
HFRHJ Irwin Unknown Unknown Family Tree DNA 67 19
4TVGX Osborne Unknown Unknown Family Tree DNA 67 19
694VT Irwin Scotland Unknown Family Tree DNA 67 19
8NC3G Elder Alexander Co NC, Iredell Co NC, Scotland R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 18
D3MSG Irving Dumfries, Scotland Unknown Family Tree DNA 67 19
UFTZP Armstrong Crosscavanagh, Pomeroy Parish (Donaghmore), Northern
Ireland Unknown Family Tree DNA 67 19
MYBA2 Irwin Ireland R1b1 (tested) Family Tree DNA 67 19
Q2S2M Stewart Ireland Unknown Family Tree DNA 67 18
KZJ2U Allen England R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 19
4H9SS Stewart Alford, England R1b1b2a1b* Family Tree DNA 67 19
55D4U Ozment England Unknown Family Tree DNA 67 19
35UQ4 Ozment London, England R1b1b2a1a (tested) Family Tree DNA 67 19
4AKDG Irvine Gleno, Antrim Co., Ireland Unknown Family Tree DNA 67 20
5F58T Stewart kircubbin, Northern Ireland R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 20
8HEUY Stewart Scotland Unknown Family Tree DNA 67 19
6695Q Stewart Scotland R1b1b2a1b5 (tested) Family Tree DNA 67 19
5BY5F Irwin Unknown Unknown Family Tree DNA 67 20
qqawe Di Nardi Salerno, Italy R1b1b2* Family Tree DNA 67 20
MJG35 Stuart Londonderry, Scotland Unknown Family Tree DNA 67 20
JZKH9 Stewart Dergalt near Strabane, Ulster, Ireland R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 21
KYYK6 Holland Unknown Unknown Family Tree DNA 67 20
Y7QYG Werner Unknown R1b1b2a1b5 (tested) Family Tree DNA 67 21
K8QH7 Allen Unknown R1b1b2a1a4 (tested) Family Tree DNA 67 21
AEGC9 Stewart Virginia, USA R1b1b2* Family Tree DNA 67 21
EBPZM Stewart Virginia, USA R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 20
SV9JY Allen Canada R1b1b2a1b5 (tested) Family Tree DNA 67 22
B7XDY Allen Antrim, Northern Ireland Unknown Family Tree DNA 67 22
KQQDM Stewart Broughshane, Antrim, Northern Ireland R1b1b2a1b5 (tested)
Family Tree DNA 67 21
XGWCV Stewart Down, Northern Ireland Unknown Family Tree DNA 67 21
9WDE6 Stewart Foss, Perthshire, Scotland R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 21
E7RU2 Stewart Elizabethtown KY, Kentucky, USA R1b1 (tested) Family Tree DNA 67 20
CKQFK Stuart Glenolden, Pennsylvania, USA R1b1b2a1b5 (tested) Family Tree DNA 67 21
R5RFW Stewart Pennsylvania, USA R1b1b2a1b5 (tested) Family Tree DNA 67 21
388CJ Stewart Perthshire, Scotland R1b1b2a1b (tested) Family Tree DNA 67 22
66PEA Stewart Kirkcowan, Scotland R1b1b2a1b (tested) Family Tree DNA 67 22
FNDTG Allan Yetholm, Scotland Unknown Family Tree DNA 67 22
9GBB3 Allen Belfast, Ulster, Ireland R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 22
ATVCM STEWART Ireland K (tested) Family Tree DNA 67 22
6EDUD Allen Unknown Unknown Family Tree DNA 67 22
7v64p Allen North Carolina, USA R1b1b2a1b (tested) Family Tree DNA 67 23
M9843 Stewart Virginia, USA R1b1b2a1b4 (tested) Family Tree DNA 67 23
3SB5Y Allen Unknown Unknown Family Tree DNA 67 24
KWJJ3 Allen Belfast, Ireland Unknown Family Tree DNA 67 23
N9S2Z Allen Erie, England R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 23
X23B2 Allen South Carolina, USA B2 (tested) Family Tree DNA 67 24
U7EME Stewart Perthshire, Scotland Unknown Family Tree DNA 67 24
4FUQP Stewart Lane Side, Colvend, Kirkcudbrightshire, Scotland E1b1b1a2 (tested) Family Tree DNA 67 11
8P2QR Lombardi Italy Unknown Family Tree DNA 66 14
A84EV Szentes Bukovina, Transylvania, Hungary Unknown Family Tree DNA 37 5
34H2M Elder North Carolina, USA E1b1b1* Family Tree DNA 37 6
CV2W4 ELDER Unknown E1b1b1a (tested) Family Tree DNA 37 6
F97V5 Dutton England E1b1b1* Family Tree DNA 67 10
92HMY Whittington Georgia, USA Unknown Family Tree DNA 67 9
FJ9GE Smith Grafton, New York, USA E1b1b1a2 (tested) Family Tree DNA 67 9
4AK2U Smith Unknown E1b1b1a2 (tested) Family Tree DNA 67 10
GQD24 Dupont Three Rivers, Quebec, Canada E1b1b1a2 (tested) Family Tree DNA 67 11
EGV8G Lancaster Colne, Lancashire, England E1b1b1a2 (tested) Family Tree DNA 67 11
YYMK7 McKnight Unknown E1b1b1 (tested) Family Tree DNA 67 14
327HE Lancaster Barton, England Unknown Family Tree DNA 67 12
E5KCM Smith Arkansas, Texas, USA Unknown Family Tree DNA 67 11
QYBCJ McMahon Ireland Unknown Family Tree DNA 66 16
CVYBX Phillips England E1b1b1* Family Tree DNA 66 15
YR9MJ Gordon Slonim, Belarus E1b1b* Family Tree DNA 66 15
9F6RX Addington hodgdon me., USA E1b1b1 (tested) Family Tree DNA 66 14
4vb7e SCHUETZ Oszeninken/Osseningken bei Skaisgirren, Kr. Ragnit, East Prussia/Ostpreu?en, Germany E1b1b1a2 (tested) Other - Multiple 67 19
C8USB Ossetian_Modal_G2a1a Ossetia, Russia G2a1a Family Tree DNA 67 0
ENKNN Aboity Zaramag, Ossetia, Russia Unknown Family Tree DNA 67 3
6PS3J Dzhugaev Ossetia G2a (tested) Family Tree DNA 67 4
PHD23 Totrov Ossetia, Russia G2a1a
Family Tree DNA 67 5
QE9HC Ozel Unknown G2a (tested) Family Tree DNA 67 6
MZJUF Ramonov Russia G2a1a (tested) Family Tree DNA 67 6
GJ229 Berezov Ossetia, Russia G2a1
Family Tree DNA 67 7
6R6HV Ramonov Ossetia, Russia G2a1a
Family Tree DNA 67 6
YYV5A Berezov Unknown G2a1 (tested) Family Tree DNA 67 7
X74WN Parker Gloucestershire, England G (tested) Family Tree DNA 67 13
84N8Q Show Benedict Tasborough, now Tasburgh, Norfolk, England G2a1a (tested) Family Tree DNA 67 16
N4UYA Benedict Tasborough, now Tasburgh, Norfolk, England G2a1a (tested) Family Tree DNA 67 17
E7N9B Benedict East Anglia, England G2a1a (tested) Family Tree DNA 67 18
VVHWJ Show Sloan Niemirow, Poland G2a1 (tested) Family Tree DNA 67 19
ZDVM9 Szentes Transylvania, Hungary Unknown Family Tree DNA 67 18
ZNAFX Chabiev Koban, Ossetia, Russia G2a1a Family Tree DNA 67 19
D2KDR lyamov Mustafino, Ossetia, Russia G2a1a Family Tree DNA 67 26
CSJK6 Show Moody Moulton, England G2a1a (tested) Family Tree DNA 67 24
XQHGA Price Unknown G2a (tested) Family Tree DNA 67 26
TYB8D Gursel Bulgaria G2a1 (tested) Family Tree DNA 67 27
VYH96 Lermi Unknown G (tested) Family Tree DNA 67 27
WUEXC Wright Unknown G2a1a (tested) Family Tree DNA 67 28











В галерею заходит мужчина около 70 лет, с газетой в руке. Мне супруга говорит сразу, что он похож на осетина. Мужчина подходит к нам, представляется Гиемом Жонлу и говорит, что он по происхождению алан. Я был, честно говоря, немножко ошарашен. Он рассказал мне, что он потомок алан. Родился в Бретании. В городе, где он родился, есть замок «Шато Алон», и там каждый второй – алан. Из поколения в поколение предки передавали, что они не британцы и не французы, а именно аланы. Так вот в его роду, утверждал Гием Жонлу, все были потомственные военные, хотя он сам врач и уже давно на пенсии, но осанка у него действительно военная. Его сыновей зовут Артур и Алан. Мы с ним долго общались, он очень много знал про алан, расспрашивал о России, об Осетии. Я ему подарил кое-какие сувениры, теперь он себя называет не аланом, а осетином.









MODERN ALANIA (Les Sables-d’Olonne ) POPULATION 300 000 PEOPLE- IN FRANCE - Ле-Сабль-д’Олон - аланские пески