Now scientists - the historians studying the early Middle Ages, are unanimous that Alain and various options of this name occur from Central Asian Alani.
(Bernard S. Bahrah - "HISTORY ALAN IN THE WEST")




Сейчас ученые- историки, изучающие раннее средневековье, единодушны в том, что Алейн и различные варианты этого имени происходят от центральноазиатского Алaни.
(Бернард С. БАХРАХ - "ИСТОРИЯ АЛАН НА ЗАПАДЕ")





THE BEST OF ALL TO MAKE THE HOMELAND FOR ALANS IN CALIFORNIA - TO SETTLE ALL PEOPLE WITH the SURNAME ALAN TOGETHER ALL 10 000 000 PEOPLE and Ossetians will have in USA a powerful group of support more powerful than at Jews!







FREE OSETIA

FREE OSETIA
Текущее время: 26-06, 21:07

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 33 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-11, 11:18 
Не в сети
administrator
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17-12, 10:20
Сообщения: 205
Например, поддерживаю версию Даурбека Макеева на сайте «Осетия и осетины» (http://www.osetins.com/rus/) в пользу связей идей Анахарсиса и китайского даосизма.


В частности, уже диалог между Анахарсисом и Солоном по своему содержанию напоминает другой непримиримый спор, происходящий в Китае. Это спор между двумя основными религиозно -философскими школами: конфуцианством и даосизмом. Указывая на принципиальное расхождение двух учений в этом вопросе, академик Конрад Н.И. писал: «Конфуций настаивал на том, что человек живет и действует в организованном коллективе — обществе, государстве. Эта организованность достигается подчинением каждого члена общества определённым правилам — нормам общественной жизни, выработанным самим человечеством в процессе развития цивилизации. Лао — цзы (основатель даосизма) придерживался противоположной концепции: все бедствия человечества, все пороки — и личности, и общества — проистекают от этих самых правил. Идеальный порядок достигается только отказом от всяких правил; их должно заменить следование человеком его естественной природе…Правила есть насилие над человеческой личностью». (Быков Ф.С. Зарождение политической и философской мысли в Китае. М. Наука 1966 г. с.182).


Даосизм зародился в Китае примерно в середине первого тысячелетия до н.э. Его основателем считается Лао-Цзы (579-499 гг.), который младше Анахарсиса примерно на полвека. Подлинное имя Ларо-Цзы — Ли Эр, архивариус при чжоусском дворе. Видя упадок чжоусского царства, Ли Эр решил уйти — не в «отставку», а совсем, то есть отказаться от общественной жизни. И отправился на запад – ближе к Скифии. На пограничной заставе его встретил начальник и попросил оставить хоть что-нибудь для своей страны. Ли Эр дал ему рукопись в 5000 знаков — ту самую поэму, которая вошла в историю под названием «Дао дэ дзин» (небольшой трактат в двух частях, излагающий суть учения о Дао). Дал и ушел. И судьба его осталась незвестной» (Мудрецы поднебесной. Симферополь. «Реноме». 1998 г. стр. 5-6). Тот факт, что его рукопись была оценена, а идеи «подхвачены» современниками говорит о том, что учение не было чуждо обществу, а элементы его жили в нем. Как и идеи Анахарсиса.


Последователи даосизма утверждали, что постигая свою собственную природу, тождественную истинной сущности каждой вещи, каждого явления, человек одновременно отождествляется и сливается с миром окружающей природы, образуя с ней нераздельное и гармоничное единство (что затем развивал и буддизм). «Состояние «великого единения» (датун) есть в то же время состояние полного самоотречения, так как для того, чтобы обрести единство с космическим целым, со всей «тьмой вещей» (вань-у), человек, по мнению даосов, должен избавиться от личных стремлений и, обнаружив в глубинах своего существа самопроизвольное движение безличного Дао, полностью подчиниться ему, следовать его объективным и универсальным закономерностям (постичь буддийскую Нирвану).


Тогда пред ним не будут возникать проблемы, угрожающие его эго-функции, исчезнет необходимость в постоянном самоутверждении и он избавится от притязаний своего «Я», как бы растворяясь в других «Я», погружаясь в гармонию с движущими силами вселенной и сам становясь их частью. И тогда, как утверждали даосы, он не будет делать искусственных усилий, чтобы соответствовать нормам нравственного поведения, но вместе с тем не будет совершать безнравственных поступков по отношению к другим людям, так как его «Я» находится в нераздельном единстве с другими «Я»». (Абаев Н.В. Чань — буддизм и культурно — психологические традиции в средневековом Китае. Новосибирск: Наука,1989 — с.49).


Существенны в даосизме принципы «непривязанности» и «недеяния». «Дао постоянно осуществляет «недеяние», однако нет ничего такого, чтобы оно не делало. Если знать и государи будут его соблюдать, то все существа будут изменяться сами собой». (Дао -дэ цзын. Мудрецы поднебесной. Симферополь:«Реноме, 1998 -с.25). «Недеяние» не означает «ничего не–делание». На самом деле «недеяние» означает нечто другое


«Максимально сосредотачиваясь на покое (недеяние), беспристрастности (непривязаность), даос отчуждал от себя активность потока своей психики, становился по отношению к ней как бы в позицию наблюдателя, подобно тому, как лежащий на земле человек наблюдает за плывущими по небу облаками». (Абаев Н.В. Чань — буддизм и культурно — психологические традиции в средневековом Китае. Новосибирск: Наука, 1989 — с.53). Лао — цзы говорил: «Нужно сделать (свое сердце) предельно беспристрастным, твердо сохранять покой, и тогда все вещи будут изменяться сами собой, а нам останется лишь созерцать их возвращение. (В мире) — большое разнообразие вещей, но (все они) возвращаются к своему началу. Возвращение к началу называется покоем, а покой называется возвращением к сущности. Возвращение к сущности называется постоянством. Знание постоянства называется (постижением) ясности, а незнание постоянства приводит к беспорядку и (в результате) к злу. Знающий постоянство становится совершенным; тот, кто достиг совершенства, становится справедливым; тот, кто обрел справедливость, становится государем. Тот, кто становится государем, следует небу. Тот, кто следует небу, следует Дао. Тот кто следует Дао, вечен, и до конца жизни не будет подвергаться опасности» (Дао дэ цзын. Мудрецы поднебесной. Симферополь. «Реноме» 1998 г. стр.17).


Подобные мысли высказывал и Анахарсис. Показательным является диалог Анахарсиса с Эзопом, в изложении Плутарха.


Эзоп язвил: «У Анахарсиса нет дома и он даже гордится тем, что живет на повозке, подобно тому, как солнце, говорят, что оно странствует на колеснице, посещая то ту, то другую сторону неба». –


«Поэтому -то, — возражал Анахарсис, — оно или единственное из богов или преимущественно перед другими свободно, самостоятельно и властвует над всем, а само никому не подвластно, но царствует и правит» (Агубнов М.В. Путешествие в загадочную скифию. М. Наука 1989 г., с.112).


За этими словами Анахарсиса стоит стройное понимание и экономического бытия. Скифы, так же как и даосы, понимали, что привязанность к вещам порождает страх и лишает человека покоя. Показательным в этом случае является письмо скифского царя Идантифирса (Антира, племянника Анахарсиса) персидскому царю Дарию, пришедшего в Скифию с громадным войском.


«Мое положение таково, царь! Я и прежде никогда не бежал от страха пред кем — либо и теперь убегаю не от тебя. И сейчас я поступаю так же, как обычно и в мирное время. А почему я тот час же не вступил в сражение с тобой — это я так же объясню. У нас нет ни городов, ни обработанной земли. Мы не боимся их разорения и опустошения и поэтому не вступили в бой с вами немедленно». (Геродот. Кн.4). Дальнейшее поведение Идантифирса как полководца с его известной тактикой выжидания и избегания решающего боя, напоминает поучения Лао — цзы с применением принципа «недеяния»: «Военное искусство гласит: я не смею первым начинать, я должен ожидать. Я не смею наступать хотя бы на вершок вперёд, а отступаю на аршин назад. Это называется действием посредством недеяния, ударом без усилия. В этом случае не будет врага и я могу обходиться без усилия» (Дао -дэ цзын. Мудрецы поднебесной… с.37).


Затем интересные параллели с китайской мудростью можно наблюдать и в речи скифского посла в адрес Александра Македонского. «Знаешь ли ты, что высокие деревья растут долго, но за один час могут быть вырваны с корнем. Глупец тот, кто взирает на их плоды, не принимая внимания их высоты. Смотри же, чтобы тебе в то время, как ты пытаешься достичь вершины, не оборваться вниз вместе с ветвями, которые ты хватаешь. Даже лев иногда становится пищей ничтожных насекомых, а железо разъедается ржавчиной. Ничто не крепко настолько, чтобы ему не угрожала опасность от более слабого.


Какая тебе польза от богатств, раз они только возбуждают твою жажду? Ты первый из всех ставших голодным от изобилия, так что, чем больше ты имеешь, тем сильнее вожделеешь к тому, чего у тебя нет. Перейди Танаис (Дон) — узнаешь, как широки наши степи; ты никогда не настигнешь скифов: наша бедность будет быстрей твоего, нагруженного добычей стольких народов, войска. И наоборот, когда ты будешь надеяться, что мы далеко, увидишь в твоем лагере; ибо мы преследуем и убегаем с одинаковой скоростью». (см.: Александр Мегас и Скифия Великая).


А вот Дао-дэ дзын: «Нет больше несчастья, чем незнание границ своей страсти, и нет большей опасности, чем стремление к приобретению (богатств)». «Кто храбр и воинственен- погибает, кто храбр и не воинственен- будет жить»; «Твердое и крепкое- это то что погибает, а нежное и слабое — это то что начинает жить. Поэтому могущественное войско не побеждает, а крепкое дерево гибнет. Сильное и крепкое не имеет того преимущества, какое имеют нежное и слабое». (Дао -дэ цзын. Мудрецы поднебесной... с.28,38, 39.).


Почти 100 лет назад русский историк Савельев Е.П., указывая на функциональные и лингвистические параллели в религиозном пантеоне мифических богов различных народов, а так же топонимические названия, переводимые с современного осетинского языка, на обширных территориях Евразии, писал: «Но это все не подтверждает гипотезы некоторых наших ученных о том, что будто бы когда-то существовала какая то осетинская цивилизация, простиравшаяся на все пространство Европы, Азии и северной Африки». (Савельев Е.П. Древняя история казачества. Москва:Вече,.2002 – с. 35). К сожалению, автор не указал имена этих «некоторых» ученых.


Ныне появляются труды, учитывающие результаты многолетних археологических раскопок, содержание летописных текстов древнего китайского государства, а так же находки авторитетных ученых. К примеру, книга Санкт-Петербургского издательства Н.Н. Лысенко «Асы – Аланы в восточной Скифии». Автор вторит известному исследователю востока Грум-Гржимайло Г.Е. И утверждает, что индоевропейские, скифские племена, завоевавшие древнекитайское царство Шан-Инь явились авторами «коренной идеологической революции» на территории древнего Китая.


«Первым делом они уничтожили человеческое жертвоприношение до этого широко практиковавшееся у китайцев. Затем, вероятно не без определённых мер принуждения, был отодвинут в сторону культ Шан-ди – поклонение верховному богу-мироправителю, а вместо него основой религиозных воззрений и обрядов стало поклонение душам предков и культ героев, ставший на длительный срок основой всех сакрально мистических конструкций чжоуских племен».


Г. Е. Грум-Гржимайло отмечал, что вообще все духовные и социальные установления чжоуцев имели много общих черт с древнеарийскими, а от них были заимствованы китайцами. «На определённом историческом этапе, в течении нескольких веков представители белой расы вероятно составляли военно-политическую элиту Северного Китая. Иначе трудно объяснить. Почему некоторые китайские императоры. Вплоть до периода «Троецарствия» (220-280 гг. н.э.) имели достаточно выраженный европеоидный облик». (Лысенко Н.Н. Асы-Аланы в восточной Скифии. СПб.: СПбГУ, 2002 – с.153). Напомним, что Лао цзы (автор Дао дэ дзин) служил архивариусом именно при чжоуском дворе, и в силу своей должности он имел доступ к их документам. И чего его тянуло из Китая к границам Скифии ?! И против какой могучей северной державы вставала Великая китайская стена ?!


Связи по линии Поволжье – Алтай (Сибирь) – Китай и Корея – Япония ныне все тщательнее и конкретнее прослеживаются разными исследователями со времен палеолита, периода распространения людей современного типа с их разнообразной экономикой. И экономические идеи скифа Анахарсиса могут рассматриваться как одно из выражений этих глубинных связей – общей собственности на землю и природные богатства, экологичности хозяйства, умения довольствоваться малым и т.п.


Отчасти экономические идеи нашего античного мыслителя Анахарсиса – даже в духе современных маржинализма и институционализма.







АНАХАРСИС — скиф из царск. рода, жил в 6 в. до н.э.; изучал греч. обычаи, уклад жизни и культуру, подвергал их критич. осмысл. Идеализировал сев. народы, греки нарекли А. Мудрым. Приписыв. А. собрание из 10 сохран. до наших дней писем, датируемых 3 в. до н.э., свидет. об огром. интересе к фигуре А. со стороны киников.
Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов
Анахарсис, скиф, сын Гнура и брат Кадуида, скифского царя, по матери же эллин и оттого владевший двумя языками. Он сочинил стихи в 800 строк об обычаях скифских и эллинских в простоте жизни и в войне; а в свободоречии своем он был таков, что это от него пошла поговорка "говорить, как скиф".
Сосикрат говорит, что в Афины он прибыл в 48-ю олимпиаду, в архонтство Евкрата. Гермипп говорит, что он явился к дому Солона и велел одному из рабов передать, что к хозяину пришел Анахарсис, чтобы его видеть и стать, если можно, его другом и гостем. Услышав такое, Солон велел рабу передать, что друзей обычно заводят у себя на родине. Но Анахарсис тотчас нашелся и сказал, что Солон как раз у себя на родине, так почему бы ему не завести друга? И пораженный его находчивостью, Солон впустил его и стал ему лучшим другом.
По прошествии времени Анахарсис воротился в Скифию; но там по великой его любви ко всему греческому он был заподозрен в намерении отступить от отеческих обычаев и погиб на охоте от стрелы своего брата, произнесши такие слова: "Разум оберег меня в Элладе, зависть погубила меня на родине". Некоторые же утверждают, что погиб он при совершении греческих обрядов1-100.
Вот наши о нем стихи:
После скитаний далеких Анахарсис в Скифию прибыл,
Чтоб уроженцев учить жизни на эллинский лад.
Но, не успев досказать до конца напрасное слово,
Пал он, пернатой стрелой к миру бессмертных причтен1-101.
Это он сказал, что лоза приносит три грозди: гроздь наслаждения, гроздь опьянения и гроздь омерзения.
Удивительно, говорил он, как это в Элладе участвуют в состязаниях люди искусные, а судят их неискусные. На вопрос, как не стать пьяницей, он сказал: "Иметь перед глазами пьяницу во всем безобразии". Удивительно, говорил он, как это эллины издают законы против дерзости, а борцов награждают за то, что они бьют друг друга. Узнав, что корабельные доски толщиной в четыре пальца, он сказал, что корабельщики плывут на четыре пальца от смерти. Масло он называл зельем безумия, потому что, намаслившись, борцы нападают друг на друга как безумные. Как можно, говорил он, запрещать ложь, а в лавках лгать всем в глаза? Удивительно, говорил он, и то, как эллины при начале пира пьют из малых чаш, а с полными желудками – из больших.
На статуе его написано: "Обуздывай язык, чрево, уд".
На вопрос, есть ли у скифов флейты, он ответил: "Нет даже винограда"1-102. На вопрос, какие корабли безопаснее, он ответил: "Вытащенные на берег". Самое же удивительное, по его словам, что он видел у элли-нов, – это что дым они оставляют в горах, а дрова тащат в город1-103. На вопрос, кого больше, живых или мертвых, он переспросил: "А кем считать плывущих?"
Афинянин попрекал его, что он скиф; он ответил: "Мне позор моя родина, а ты позор твоей родине". На вопрос, что в человеке хорошо и дурно сразу, он ответил: "Язык". Он говорил, что лучше иметь одного друга стоящего, чем много нестоящих. Рынок, говорил он, – это место, нарочно назначенное, чтобы обманывать и обкрадывать друг друга. Мальчику, который оскорблял его за вином, он сказал: "Если ты, мальчик, смолоду не можешь вынести вина, то в старости придется тебе носить воду".
Изобрел он, как уверяют некоторые, якорь и гончарное колесо.
Письмо его такое:
Анахарсис – Крезу. "Царь лидян! Я приехал в эллинскую землю, чтобы научиться здешним нравам и обычаям; золота мне не нужно, довольно мне воротиться в Скифию, став лучше, чем я был. И вот я еду в Сарды, ибо знакомство с тобою значит для меня весьма многое".














Убийство в Гилее. Скифский детектив
Середина VI в. до н.э. В приазовских степях было совершено преступление: скифский царь Савлий убил стрелой старшего брата, царевича Анахарсиса, вернувшегося из Эллады после тридцати лет отсутствия. Не будь этого братоубийства, возможно, история Скифии была бы иной...

Человек в скифском плаще.
«...нет ни одного племени у Понта, которое бы выделялось мудростью, и мы не знаем ни одного учёного мужа, кроме скифского племени и Анахарсиса», — писал Геродот. Почитая Анахарсиса за обширный ум, греки причисляли его к семи мудрецам, из столетия в столетие передавали рассказы о его путешествиях и беседах, переписывали и хранили в библиотеках свитки с изречениями и письмами. Античные писатели оставили о мудром скифе так много разнообразных биографических сведений, что, сопоставляя их, возможно даже более или менее точно установить дату его рождения: около 625 г. до н. э.

Прадед Анахарсиса и его брата-убийцы Савлия носил имя Спаргапиф и был родоначальником скифских царей. Царём был и их дед Лик, и отец Гнур. Согласно изысканиям историков, Гнур правил во второй половине VII — начале VI в. до н.э. в Нижнем Побужье и Нижнем Поднепровье, поэтому можно предположить, что Анахарсис родился на скифских землях, прилегающих к Борисфену — Днепру.

«Эта река, — писал Геродот, — как я думаю, не только из скифских рек наиболее щедро наделена благами, но и среди прочих рек, кроме египетского Нила (с Нилом ведь не сравнится ни одна река). Тем не менее из остальных рек Борисфен — самая прибыльная река: по берегам её простираются прекрасные тучные пастбища для скота; в ней водится в больших количествах наилучшая рыба; вода приятна на вкус для питья и прозрачна (по сравнению с водой других мутных рек Скифии). Посевы вдоль берегов Борисфена превосходны, а там, где земля не засеяна, расстилается высокая трава. В устье Борисфена само собой оседает несметное количество соли. В реке водятся огромные бескостные рыбы под названием «антакеи» и есть много других диковин. С севера течение Борисфена известно на расстоянии сорока дней плавания от моря до земли Герра. Однако никто не может сказать, через области каких племён течёт эта река дальше на север. До страны скифов-земледельцев она, очевидно, протекает по пустынной местности. Ведь скифы эти живут по берегам реки на десять дней плавания. Это — единственная река, да ещё Нил, истоков которой я не могу указать (да, как думается мне, и никто из эллинов). Близ моря Борисфен — уже мощная река. Здесь к нему присоединяется Гипанис, впадающий в один и тот же лиман. Клинообразная полоса земли между этими реками называется мысом Гипполая».

Скифы, поражавшие современников могуществом и силой, впервые заявили о себе на мировой арене лишь в VII в. до н.э. Однако столетие спустя, ко времени Анахарсиса, Скифия уже занимала обширную территорию: часть современной Румынии, Приднепровье, Крым, а жизнь скифов-кочевников, к которым принадлежал его род, во многом изменилась. Скифия вошла в орбиту европейских народов, принимая активное участие в важнейших исторических событиях той поры, происходящих на огромных пространствах от Северного Причерноморья до Ближнего Востока. Они осваивали Кавказские горы, им приписывают даже первенство в названии Кавказских гор, что означает «белоснежные». Скифские воины предпринимали походы в Среднюю Азию; Фукидид (IV в. до н.э.) утверждал, что по военной силе и количеству войск с ними не могли сравниться никакие царства. Позже именно скифский военный опыт будет перенят Чингисханом.

О скифском быте можно судить на основании свидетельства знаменитого греческого врача V в. до н.э. Гиппократа: «Называются они кочевниками потому, что у них нет домов, а живут они в кибитках, из которых наименьшие бывают четырёхколёсные, а другие — шестиколёсные; они кругом закрыты войлоками и устроены подобно домам, одни с двумя, другие с тремя отделениями; они непроницаемы ни для воды, ни для света, ни для ветров. В эти повозки запрягают по две и по три пары безрогих волов... В таких кибитках помещаются женщины, а мужчины ездят верхом на лошадях; за ними следуют их стада овец и коров и табуны лошадей. На одном месте они остаются столько времени, пока хватает травы для стад, а когда её не хватит, переходят в другую местность».

Успехи Великой Скифии, торговля и культурный обмен со многими странами, знакомство с жизнью других народов порождали потребность в новом знании, и потому нет ничего удивительного в решении царя Гнура отправить одного из своих сыновей «в ученье к эллинам». Почему выбор пал именно на Анахарсиса, неизвестно. Хотя, основываясь на его достижениях в Греции, можно предположить, что скифский царевич с детства обладал более острым умом, чем брат. Диоген Лаэрций также ссылается на то, что Анахарсис «по матери был эллином», но в других источниках подтверждения этому нет.

Оживлённая торговля с античными городами Малой Азии и Греции, тесное общение с греками как «дома», в Северном Причерноморье, где к этому времени были основаны процветающие греческие колонии, так и в самой Аттике, где часто бывали скифы, способствовало довольно сильному влиянию греческой культуры на скифскую. К тому же греки оказали неоценимую «информационную поддержку» бесписьменным соседям, записав и сохранив скифские мифы и легенды. Правда, передавая легенду о том, «откуда есть пошло племя скифское», по свойственной им привычке во всё вносить идеологию панэллинизма, греки превратили родоначальника скифов Таргитая в своего героя Геракла, сделав его сыном Зевса и полудевы-полузмеи, дочери реки Борисфен...

Ссылаясь на рассказы скифов, Геродот писал, что у Таргитая было трое сыновей— Липоксаис, Арпоксаис и Колаксаис. В их царствование на Скифскую землю с неба упали золотые предметы: плуг, ярмо, секира и чаша. Первым увидел эти вещи старший брат. Едва он подошёл, чтобы поднять их, как золото запылало. Приблизился второй брат, и опять золото объяло пламя. И лишь третий брат, Колаксаис, смог получить заветные реликвии. Поэтому старшие братья согласились отдать царство младшему. «Так вот, от Липоксаиса, как говорят, произошло скифское племя, называемое авхатами, от среднего брата — племя катиаров и траспиев, а от младшего из братьев — царя — племя паралатов. Все племена вместе называются сколотами, то есть царскими. Эллины же зовут их скифами».

Прямодушные, бесхитростные дети степей всегда были глубоко симпатичны грекам, проявлявшим любопытство ко всему скифскому, а скифским стрелковым делом они так искренне восхищались, что тут же окружили его мифами, опять же — с греческим акцентом, — возвеличивая своего бесконечно любимого Геракла, который якобы и принёс в Скифию свой лук и завещал его младшему из трёх сыновей. Лишь изредка признавалось, что дело было иначе, и это скиф по имени Тевтар обучил Геракла стрельбе из скифского лука.
Ну, хоть изредка.

В чужих пределах
Бесценным источником сведений об Анахарсисе является трактат Диогена Лаэрция. И сколько бы современные учёные не критиковали греческого доксографа за пересказывание нелепых анекдотов из жизни философов, этот единственный дошедший до нас сводный труд античной эпохи частенько крепко выручает историков.

Как сообщает незаменимый Диоген Лаэрций, Анахарсис в Афины прибыл в 48-ю Олимпиаду, в архонтство Евкрата (в 589 г. до н.э.). По прибытии явился
к дому Солона, великого законодателя, поэта и философа, и «велел одному из рабов передать, что к хозяину пришёл Анахарсис, чтобы его видеть и стать, если можно, его другом и гостем. Услышав такое, Солон велел рабу передать, что друзей обычно заводят у себя на родине. Но Анахарсис тотчас нашёлся и сказал, что Солон как раз у себя на родине, так почему бы ему не завести друга? И поражённый его находчивостью, Солон впустил его и стал ему лучшим другом».

Судьбы Солона и Анахарсиса оказались схожи — и у грека, и у скифа она сложилась трагично. Горожане, поклонявшиеся Солону и избравшие его архонтом Афин, признали затем сумасшедшим и заставили доживать жизнь в изгнании на Кипре. Анахарсис же погиб от руки брата.

Но это случится позже. Когда в двери дома Солона постучался человек в скифском плаще, афинянин был на пике славы и на долгие годы стал Анахарсису учителем и близким другом, а их частые и долгие беседы и многие столетия спустя служили источником, в котором черпали вдохновение греческие писатели. Наиболее подробно разговоры Солона и Анахарсиса описаны в цикле рассказов замечательного греческого сатирика Лукиана (ок. 125 г. н.э. — ок. 190 г. н.э.) «Анахарсис, или о гимнасиях», где среди прочих приводится и такая беседа:

«Солон: Совершенно естественно, Анахарсис, что такого же рода занятия (гимнастические) кажутся тебе чуждыми и далеко не похожими на скифские обычаи, всё равно как и у вас есть много занятий, которые показались бы странными нам, эллинам...

Анахарсис: А у нас, скифов, если кто ударит кого-либо из равных, или, напав, повалит на землю или порвёт платье, то старейшины налагают за это большое наказание, даже если обида будет нанесена при немногих свидетелях... Однако, Солон, я прибыл к вам из Скифии, проехав такое пространство суши и переправившись через Эвксинский Понт именно с той целью, чтобы изучить эллинские законы и познакомиться с вашими обычаями...»

В Греции Анахарсис прожил более тридцати лет, до самой смерти Солона в 559 г. до н.э., настолько прославившись здесь своим умом и находчивостью, что стал даже членом Ареопага — верховного органа управления государства эллинов. Слава скифского мудреца была столь велика, что древние греки приписали ему изобретение горящего трута, двузубого якоря и гончарного круга. А судя по тому, что скиф не раз удостаивался высших наград на Олимпийских играх, он был ещё и отличным спортсменом и физически сильным человеком.

В годы, проведённые в Греции, Анахарсис много путешествовал, побывал в Лесбосе, Фивах, Коринфе, Фокиде, Беотии, Сицилии, Египте, Персии. Диодор Сицилийский в I в. до н.э. считал, что именно Анахарсис возглавлял посольство философов к царю Крезу, последнему правителю Древней Лидии, самой сильной тогда державы в Малой Азии, союза с которой добивались даже правители таких великих царств, как Египет и Вавилон. Понятно, дружбы с Лидией искали и Афины, отправив туда самых мудрых своих граждан, среди которых были прославленные Биант, Солон, Питтак и Анахарсис.

Первым же для беседы с лидийским царём был избран Анахарсис.
— Какое же из живых существ храбрейшее? — спросил его лидийский царь.
— Самое дикое, — ответил тот, — ибо только оно мужественно умирает за свою свободу.
— А какое из существ справедливейшее?
— Самое дикое. Только оно живёт по природе, а не по законам, установленным человеком. Справедливее пользоваться тем, что открыто богом, а не людьми.
— Так не зверь ли самое мудрейшее существо?!
— Это так, — согласился скиф. — Предпочтение истины природной истине закона проверяет всё живое на мудрость.

Крез посчитал такие ответы результатом скифского «звероподобного воспитания». Но высказывания Анахарсиса фактически были одним из выражений принципов стоической философии, приверженность к которой ещё не раз прозвучит у него.

Особенно греки ценили «скифское красноречие» Анахарсиса. Как пишет Диоген Лаэрций: «В свободоречии своём он был таков, что это от него пошла поговорка «говорить, как скиф». А о том, что в Элладе были популярны скифские пословицы, сохранилось множество свидетельств и у других античных авторов.

В Афинах в VI до н.э. обосновалось немало скифов. Как великий лекарь и мудрец прославился в Элладе скиф Токсарсис. Во время чумы он посоветовал горожанам поливать улицы прокисшим вином, чем спас Афины от эпидемии. За это греки объявили Токсарсиса потомком Асклепия — бога врачевания, удостоили его звания героя, установили после смерти на могиле обелиск и, как великому врачу, даже приносили ему жертвы.

Лукиан, сообщая о первых шагах Анахарсиса в Афинах, в рассказе «Скиф или гость» говорит о встрече Анахарсиса с Токсарисом: «Токсарис был ещё жив, когда Анахарсис, только что высадившись, шёл в Афины из Пирея. Как иностранец и варвар он испытывал сильное смущение, не зная, что с собой делать. Он не находил никого, кто бы знал его язык, и вообще уже раскаивался в своём путешествии и решил, только взглянув на Афины, немедленно отправиться обратно. При таком настроении встречается с ним, поистине как добрый гений, Токсарис уже в Керамике. Сначала его привлекла одежда его родины, а затем ему уже было нетрудно узнать и самого Анахарсиса, происходившего из знатнейшего скифского рода...»

Дошли до нас и предания о скифском жреце Абарисе, приезжавшем к Пифагору для беседы «о промысле богов, о небесных явлениях и земных переменах», который умел совершать очищения, изгонять моровые болезни из городов, точно предсказывать землетрясения, успокаивать ветры и усмирять морские волнения. О нём писали древнегреческий поэт Пиндар (522-442 гг. до н.э.), софист Гимерий (315-386 гг. н.э.), философ Гераклид Понтийский (388-310 гг. до н.э.). В схолиях к «Государству» Платона есть замечание, что «Пифагор, между прочим, слушал гиперборея Абариса и мага Зарата».

По словам великого географа и историка Страбона, «Анахарсис, Абарис и некоторые другие скифы, им подобные, пользовались большой славой среди эллинов, ибо они обнаруживали характерные черты своего племени: любезность, простоту, справедливость».

Три грозди винограда
Мудрецы времён Анахарсиса и символизировали тот рубеж философии, когда она существовала ещё на грани народной мудрости, щедро черпая из этого мощного источника весёлое остроумие. Впрочем, философия во времена мудрого скифа Анахарсиса ещё и названия не имела, а философы представляли собой бродячих умников, этаких вагантов античности, которые перебирались из города в город, наслаждались жизнью и судили метко, остроумно обо всём, что видели.

Никаких записей они, понятно, не вели, всё, что мы знаем о них или их высказываниях, известно из более поздних античных источников. При этом имя остроумца со временем становилось чем-то вроде фирменного знака, и его авторитетом узаконивалась любая остроумная мысль. Анахарсиса, например, частенько цитировали Сократ, Платон и Аристотель. И хотя современные исследователи считают, что не все меткие выражения, приписываемые Анахарсису, принадлежат скифскому мудрецу, но как же хорошо сказано: «Виноградная лоза приносит три грозди: гроздь наслаждения, гроздь опьянения и гроздь омерзения»; «Первая чаша принадлежит жажде, вторая — веселью, третья — наслаждению, четвёртая — безумию»; «Злой человек похож на уголь: если не жжёт, то чернит тебя».

Узнав, что корабельные доски имеют толщину в четыре пальца, Анахарсис сказал, что моряки плывут на четыре пальца от смерти. На вопрос о том, какие корабли безопаснее, он ответил: «вытащенные на берег». На вопрос, кого больше, живых или мёртвых, он переспросил: «а кем считать плывущих?».

Диоген в своём сочинении пишет, что Анахарсис выразил удивление тому, что у эллинов состязаются художники, а судят их не художники. Порицаемый аттическим гражданином за своё скифское происхождение, он сказал: «Мне позор — моё отечество, а ты — своему отечеству». На вопрос, что у людей хорошо и дурно, он сказал: «Язык». Площадь он называл местом, определённым для взаимного обмана и корыстолюбия. Оскорблённый юношей на пиршестве, он сказал: «Юноша, если ты в молодости не переносишь вина, то в старости будешь пить воду».

Об остроумных ответах Анахарсиса рассказывает также и Плутарх. В его «Сравнительных жизнеописаниях» скифский мудрец фигурирует в двух сюжетах. В первом — он якобы беседует с сыном бога Гефеста Ардалом, который считался изобретателем флейты, а во втором — с баснописцем Эзопом.

Ардал, обратившись к Анахарсису, спросил, есть ли у скифов флейтистки? Тот сказал, что нет даже лоз. «Но боги же есть у скифов?» — спросил Ардал с иронией. «Конечно, — ответил мудрец, — но понимающие человеческий язык; не так, как эллины, думающие, что они говорят лучше скифов, и полагающие, что боги с большим удовольствием слушают костяные и деревянные инструменты...».

На замечание Эзопа, что у Анахарсиса нет дома, и «он даже гордится тем, что он бездомный и живёт на повозке подобно тому, как о солнце говорят, что оно странствует на колеснице, посещая то одну, то другую сторону неба», мудрый скиф возразил, что «поэтому-то оно единственное из богов свободно, самостоятельно и властвует над всем».

Скифское мироощущение звучит во многих афоризмах Анахарсиса. Как истинный сын степей, воспитанный для жизни в гармонии с природой, Анахарсис считал, что истина природы выше истины законов и воли властителей — и в том основной признак мудрости. Законы же, по его мнению, «слабее и тоньше паутины», а богатство преходяще и враждебно свободе. В пример он приводил скифский образ жизни: «Мы все владеем всей землёй. То, что она даёт добровольно, мы берём, а что скрывает, оставляем; защищая стада от диких зверей, мы берём взамен молоко и сыр; оружие имеем мы не против других, а для собственной защиты».

Античная литературная традиция донесла до нас десять писем, принадлежащих якобы Анахарсису и содержащих интересные сведения о Скифии, нравах и обычаях скифов.

В одном из писем «к афинянам» читаем следующее:
«Вы смеётесь над моим языком за то, что он не отчётливо выговаривает греческие буквы. Анахарсис неправильно говорит среди афинян, а афиняне — среди скифов. Не языком отличаются люди от людей и приобретают славу, а мыслями. Скифы не порицают речи, которая выясняет должное, и не хвалят ту, которая не достигает цели. Речь не бывает дурна, когда прекрасные мысли и дела следуют за речами. Скифы считают речь дурной, когда бывают дурны помыслы...».

В другом письме, озаглавленном «К Медоку», говорится: «Зависть и страх суть великие доказательства низкой души: за завистью следует печаль от благополучия друзей и сограждан, а за страхом — надежды на пустые слова. Скифы не одобряют таких людей, но радуются чужому благополучию и стремятся к тому, чего им возможно достигнуть; а ненависть, зависть и прочие пагубные страсти они изгоняют».

В письме «К Аннону » изложены принципы неприхотливой жизни: «Мне одеянием служит скифский плащ, обувью — кожа моих ног, ложем — вся земля, обедом и завтраком — молоко, сыр и жареное мясо, питьём — вода...».

В письме, которое называется «К царскому сыну», автор рассуждает о внутренней свободе человека. «У тебя флейты и кошельки, а у меня стрелы и лук. Поэтому, естественно, ты раб, а я свободен, у тебя много врагов, а у меня ни одного. Если же ты захочешь, отбросив серебро, носить лук и колчан и жить со скифами, то и у тебя будет то же самое».

Роковой обет
По поводу убийства Анахарсиса Геродот сообщает: «На обратном пути в скифские пределы ему пришлось, плывя через Геллеспонт, пристать к Кизику. Кизикенцы в это время как раз торжественно справляли праздник Матери Богов. Анахарсис дал богине такой обет: если он возвратится домой здравым и невредимым, то принесёт ей жертву по обряду, какой он видел у кизикенцев, и учредит в её честь всенощное празднество.

Вернувшись в Скифию, Анахарсис тайно отправился в так называемую Гилею (эта местность лежит у Ахиллесова ристалища и вся покрыта густым лесом разной породы деревьев). Так вот, Анахарсис отправился туда и совершил полностью обряд празднества, как ему пришлось видеть в Кизике. При этом Анахарсис навесил на себя маленькие изображения богини и бил в тимпаны. Какой-то скиф подглядел за совершением этих обрядов и донёс царю Савлию. Царь сам прибыл на место и, как только увидел, что Анахарсис справляет этот праздник, убил его стрелой из лука».

Смерть скифского философа исследователи относят к 550-535 гг. до н.э.

Случилось это, как полагают современные историки, в Приазовье. Действительно ли существовало на скифской территории место, названное в честь греческого героя «Ахиллесово ристалище», доподлинно неизвестно. С одной стороны явно греческое название места смущает, с другой — объясняется всё логично: и Геродот, и другие путешествующие греки нередко давали местам, в которых побывали, свои названия, часто связанные с любимыми гомеровскими героями.

С Гилеей греки связывают миф о происхождении скифов и Скифии. Геродот на этот счёт приводит сразу две легенды. В одной из них говорится, что Геракл, находясь в Скифии, встретил в пещере земли Гилея женщину, нижняя часть которой была змеиной. От их супружества родились три сына — Агафирс, Гелон и Скиф, к которому восходит и род Анахарсиса. Несомненно лишь одно — в Гилее, где он был убит, располагался один из сакральных центров Скифии, где отправлялись важные религиозные и государственные обряды. У скифов, как и сарматов, славян, угро-финнов и некоторых других народов было распространено почитание природных «священных мест»: рощ, источников, озёр, рек.

Мотивом убийства Геродот называет то, что скифы «старательно избегают пользоваться обычаями других народов». Вслед за ним современные толкователи также считают, что Анахарсис был убит по религиозным мотивам, что подтверждается не только участью мудреца, но и убийством скифского царя Скила, тайно принявшего посвящение в таинства греческого бога Диониса и также казнённого в V в. до н.э. по приказу родного брата.

Провинность Анахарсиса состояла в том, что он устроил праздник, посвященный малоазиатской богине Кибеле, а вышло, что сильнее её оказалась Табити, скифская богиня огня и домашнего очага.

Возможно, скифам и была свойственна нелюбовь к иностранным обычаям, но, думается, поклонение чужой богине было лишь поводом, тогда как истиной причиной был обычный делёж власти. Вряд ли скифы были исключением в языческом мире, в котором к чужим божествам относились терпимо. К тому же, они куда большее значение придавали ритуалу военной клятвы, чем религиозному обряду, и не имели даже жреческого сословия — роль жрецов выполняли главы семей. Нет фактов, говорящих и о том, что в религиозное сознание скифов были внедрены какие-либо серьёзные запреты и ограничения.

Не была свойственна скифам и ксенофобия. Они никогда не были изолированным народом, ездили в разные страны по торговым и иным делам, помогали соседям в войнах, позднее скифские наёмники высоко ценились в войсках Александра Македонского, римских, византийских. В XII в. н.э. потомки степных скифов в составе нескольких полков были направлены во Францию киевскими князьями, чтобы посадить на трон короля.

Довольно распространены были среди скифов браки с невестами из соседних государств. Известно, что Шпако, сестра Ишпакая, предводителя скифов в походах в Азию, была женой киммерийского царя Теушпы, основавшего в 668 г. до н.э. династию Ахеменидов в Персии. От их брака родился будущий царь персов Кир I. Предводитель скифов Партатуа, пришедший к власти после смерти Ишпакая в 673 г. до н.э., вступил в союз с Ассирией и взял в жёны ассирийскую царевну. Его сын Мадия (Мадиеса) в 653 г. стал скифским царём. Скифский царь Аргот был супругом боспорской царицы Камассарии. На дочь царя скифов Антира положил глаз персидский царь Дарий I, пожелавший взять её в жёны.

Скорее всего, участь скифского царевича была предрешена ещё до того, как он появился в своём отечестве.... Савлий опасался, что тот захватит власть, на которую он как старший сын царя вполне мог заявить свои права. И неважно, что сам Анахарсис говорил: «Золота мне не нужно, довольно мне воротиться в Скифию, став лучше, чем я был», мог ли знать младший брат, что на уме у старшего? Не задумает ли Анахарсис, напитавшийся чужим эллинским духом, изменять жизнь скифов, внедрять чужие традиции и строить на. вольных скифских степях в честь чужих богов пышные храмы, вроде тех, которые возводили греки в Элладе и своих причерноморских колониях?

Успехи кочевого и земледельческого хозяйства, торговля и культурный обмен со многими странами не низводили традиционные скифские ценности, но, вполне резонно предположить, что реальная жизнь задавала сложные вопросы о личной судьбе и роли человека в обществе, о предназначении своего народа и месте своей страны в огромном и многообразном мире.

Выражаясь современным языком, Скифия уже нуждалась в своём Петре I, т.е. просвещённом правителе, и у царевича Анахарсиса были все основания возглавить скифский народ. Он был на голову выше брата, получил прекрасное образование, много повидал в путешествиях в разные страны, был знаком с лучшими достижениями античной культуры и выдающимися людьми Греции и Малой Азии. Не в его пользу в глазах младшего брата была слава и авторитет у греков, основавших свои колонии на территориях Северного Причерноморья, которые скифы считали своими. Можно предположить и то, что его суждения снискали ему популярность уважение и у земляков. Но единственный скифский философ, которого даже греки считали великим мудрецом, погиб до того, как его влияние успело проявить себя среди его народа. А скифы, принадлежностью к которым он всегда гордился, отвергли его, предав забвению даже имя.

Послесловие.
В конце IV в. до н.э. настали тяжёлые времена. Скифы потерпели поражение от правителя Фракии Лисимаха. С запада скифов теснили фракийцы и кельтские племена галатов. С востока — сарматы, кочевавшие на степных просторах Поволжья и южного Приуралья. Во времена Анахарсиса соседи — скифы и сарматы — жили ещё мирно, были союзниками в войнах и партнёрами в торговых делах.

Скифские купцы, направляясь в восточные страны, свободно проходили через сарматские земли. В войне с персами сарматы были надёжными союзниками скифов. Известно, что сарматские отряды состояли на службе в войске и при дворе скифского царя. Отдельные группы сарматов поселялись на территории Европейской Скифии.

В III в. до н.э. дружественные отношения сменились враждой и военным наступлением сарматов на Скифию. И вскоре сопротивление скифов было сломлено, и сарматы установили в Скифии своё господство. По преданию, сохранившемуся в сочинениях древнеримского писателя Полнена, власть в Скифии перешла к сарматской царице Амаге.

Территория, подвластная скифским царям, теперь ограничивалась нижним течением Днепра и крымскими степями. Остальная часть Скифии была опустошена завоевателями. Скифия стала называться Сарматией.

Однако история, которую часто упрекают в несправедливости, столь же часто бывает и справедливой и помнит великого скифа Анахарсиса.











Анахарсис (Около 600 г. до н. э).

 Лучше иметь одного друга многоценного, чем многих малоценных.

 Первая чаша принадлежит жажде, вторая — веселью, третья — наслаждению, четвертая — безумию.

 Рынок — это место, нарочно назначенное, чтобы обманывать и обкрадывать друг друга.

 Безопасные корабли — это корабли, вытащенные на берег.

 Виноградная лоза приносит три грозди: гроздь наслаждения, гроздь опьянения и гроздь омерзения.

 Злой человек похож на уголь: если не жжет, то чернит тебя.

 Удивительно, как при начале пира пьют из малых чаш, а с полными желудками — из больших.

 Чтобы не стать пьяницей, достаточно иметь перед глазами пьяницу во всем его безобразии.

Биография - АНАХАРСИС

Анахарсис, брат скифского царя Савлия, жил в VI веке до н. э. Около 600 г. до н. э. будучи в Греции, познакомился с Солоном. Через несколько лет вернулся в Скифию и попытался ввести культ великой матери богов, за что был убит родным братом.
Спустя два столетия в философской школе киников Анахарсис стал одним из любимых героев, олицетворяя собой здоровую простоту нравов и был объявлен одним из семи мудрецов Древней Греции. Точные годы жизни неизвестны.


Анахарсис – мудрец античного мира

Анахарсис – один из наиболее славных сынов Скифии. Античные авторы сохранили о нем сравнительно много самых разнообразных интересных и ценных сведений. Здесь и биографические данные, и рассказы о его путешествиях и встречах с интересными людьми, и философские беседы, и крылатые изречения, и т.п. Ведь Анахарсис, как сообщают античные авторы, был одним из семи мудрецов древнего мира.

Жизнь его была яркой и трагической. Высокообразованный философ, он много путешествовал, познакомился с лучшими достижениями элллинской культуры и, вернувшись на родину, погиб от руки родного брата, царя Савлия. И имя его в Скифии было предано забвению.

Что же нам известно о Анахарсисе? Во-первых, следует подчеркнуть, что это – совершенно реальная историческая личность. Некоторые исследователи полагали, что на основании данных Геродота, невозможно судить о том, существовал ли Анахарсис реально или был выдуман. Но Анахарсис в описании Геродота и других античных авторов предстает перед нами совершенно реальным лицом, каким и был. Обратимся к сведениям Геродота об Анахарсисе: "Скифы также старательно избегают пользоваться обычаями других народов, как показала судьба Анахарсиса. После того, как он посетил многие земли и в каждой из них воспринял много мудрого, возвращался в местопребывание скифов. Плывя через Геллеспонт, он прибывает в Кизик и застает кизикенцев справляющими праздник в честь Матери богов. Анахарсис принес Матери обет – если возвратится к себе, то будет совершать жертвоприношения таким же образом. Когда он прибыл в скифию, то, углубившись в т.н. Гилею, стал совершать весь обряд в честь богини. И кто-то из скифов, заметив, как он это делает, донес Савлию. Тот прибыл сам и когда увидел Анахарсиса, выстрелил из лука и убил его. И теперь если кто-нибудь спросит об Анахарсисе, скифы утверждают, что не знают о нем из-за того, что он воспользовался чужими обычаями" О том, что Анахарсис был известен не только Геродоту, но и современным ему читателям, свидетельствует следующая фраза из общей характеристики Понта Эвксинского – "ведь нет ни одного племени у Понта, которое бы выделялось мудростью и мы не знаем ни одного ученого мужа, кроме скифского племени и Анахарсиса."

В труде Диогена Лаэртскиого "Жизнеописания и учения прославившихся в философии" есть специальный раздел "Скиф Анахарсис" с конкретными сведениями о скифском мудреце. Читаем в нем следующее: "Скиф Анахарсис был сын Гнура и брат Кадуида, царя скифского. Мать его была гречанка, поэтому он владел обоими языками. Он писал о скифских и эллинских обычаях, о средствах к дешевизне жизни, и восемьсот стихов о военных делах. Отличаясь свободой речи, он дал повод к образованию пословицы о "скифском образе жизни". Далее мы узнаем, что Анахарсис примерно в 594 г. до н.э. прибыл в Афины и посетил знаменитого философа Солона. "Гермипп

рассказывает, что придя к дому Солона, он приказал одному из слуг доложить Солону, что к нему пришел Анахарсис, желая посмотреть на него и стать его гостем. Солон передал, что отношения гостеприимства завязываются каждым на своей родине, на что Анахарсис ответил, что Солон на своей родине и ему следует заключать связи гостеприимства. Солон принял его и сделал величайшим другом. В Греции Анахарсис находился более тридцати лет до самой смерти Солона в 559 г. до н.э. За это время он побывал в Лесбосе, Фивах, Коринфе, Фокиде, Беотии, Сицилии, Египте, Персии. Согласно античным источникам, Анахарсис настолько прославился своим умом и находчивостью, что стал членом Ареопага - верховного органа управления Греции. Он активно выступал и на Олимпийских играх, не раз удостаиваясь высших наград.

После гибели Анахарсиса его образ стали идеализировать. Постепенно в античной литературе появился образ скифского мудреца, который несмотря на свое варварское происхождение, сумел стать в один ряд с лучшими греческими философами. Идеализация образа связана с именем древнегреческого историка IV в. до н.э. Эфора. Анахарсис оставил богатое наследие, сохраненное стараниями античных писателей. Эти сведения представляют ценность не только для философов; они интересны широким историческим и этнографическим материалом; помогают полнее понять дух

и колорит того времени, структуру повседневности бытия скифов, критерии духовных и моральных ценностей, психологии человека и т.д. Познакомимся с основными сведениями об этом прославившемся мудреце. Лукиан Самосатский, знаменитый сатирик II века до н.э. знакомит нас с первыми шагами Анахарсиса в Афинах. В рассказе "Скиф или гость" он говорит о встрече Анахарсиса с другим известным скифом – Токсарисом. "1. Анахарсис не первый прибыл из Скифии в Афины, руководимый желанием познакомиться с эллинской образованностью. Раньше его прибыл Токсарис, муж мудрый, отличавшийся любовью к прекрасному и стремлением к благороднейшим знаниям, но происходивший не из царского рода, а из толпы простых скифов.

Этот Токсарис даже не возвратился в Скифию, а умер в Афинах и немного спустя даже был признан героем; афиняне приносят ему жертвы, как иноземному Врачу; это имя получил он, будучи признан героем. Токсарис был еще жив, когда Анахарсис, только что высадившись, шел в Афины из Пирея. Как иностранец и варвар, он испытывал сильное смущение, не зная, что с собой делать. Он не находил никого, кто бы знал его язык и вообще уже раскаивался в своем путешествии и решил, только взглянув на Афины, немедленно отправиться назад и ехать обратно. При таком настроении встречается с ним, поистине как добрый гений, Токсарис уже в Керамике. Сначала его привлекла одежда его родины, а затем ему уже было нетрудно узнать и самого Анахарсиса, происходившего из знатнейшего скифского рода... "

Другой рассказ Лукиана Самосатского, "Анахарсис, или о гимнасиях" построен в виде беседы Анахарсиса с Солоном. Философы ведут такой разговор:
"6. Солон: Совершенно естественно, Анахарсис, что такого же рода занятия (гимнастические) кажутся тебе чуждыми и далеко не похожими на скифские обычаи, все равно как и у вас есть много занятий, которые показались бы странными нам, эллинам...
11. Анахарсис: А у нас, скифов, если кто ударит кого-либо из равных, или, напав, повалит на землю или порвет платье, то старейшины налагают за это большое наказание, даже если обида будет нанесена при немногих свидетелях...
14. Анахарсис: однако, Солон, я прибыл к вам из Скифии, проехав такое пространство суши, и переправившись через Эвксинский Понт именно с той целью, чтобы изучить эллинские законы и познакомиться с вашими обычаями...
18. Анахарсис: откуда бы мне, блуждающему кочевнику, живущему в повозке и переезжавшему из одной земли в другую, а в городе никогда не жившему и даже его не видавшему, рассуждать о государственном устройстве и учить оседлых жителей, уже столько времени в нем живущих?.."

Как видно из этой беседы, Анахарсис изучал государственное устройство и законы, по которым живут эллины. Относительно законов, как говорил историк Евнапий, скифский мудрец говорил, что они "слабее и тоньше паутины". Диодор Сицилийский рассказывает о встрече Анахарсиса с Крезом, лидийским царем. "Крез, показав им благополучие своего царства и количество покоренных народов, спросил Анахарсиса, какое из живых существ он считает храбрейшим. Анахарсис ответил, что диких животных,

ибо они мужественно умирают за свою свободу. Крез, полагая что он ошибся, спросил, какое из существ он считает справедливейшим. Мудрец снова ответил, что диких животных, ибо они живут по законам природы. Природа же есть создание божества, а людские законы – установление человека, и справедливее пользоваться тем, что открыто богом, а не человеком. <...> Царь с насмешкой сказал, что его ответы основаны на

скифском звероподобном воспитании. В этой беседе, как видно, Анахарсис излагает основные положения философии стоиков. Античная литературная традиция донесла до нас десять писем, которые якобы принадлежат Анахарсису. Эти писания проникнуты философскими взглядами киников и относятся, как полагают исследователи, к времени возрождения кинизма в I в до н.э. Так или иначе, приписываемые Анахарсису письма интересны сведениями о Скифии, обычаях, нравах скифов. Сами они, надо полагать, основаны на достоверных сведениях, рассказах и изречениях самого Анахарсиса.

В одном из писем, "к афинянам", читаем следующее: "Вы смеетесь над моим языком за то, что он не отчетливо выговаривает греческие буквы. Анахарсис неправильно говорит среди афинян, а афиняне – среди скифов. Не языком отличаются люди от людей и приобретают славу, а мыслями, как и эллины отличаются от эллинов. Спартиат не чисто говорит по-аттически, но деяниями своими славны и похвальны. Скифы не порицают речи, которая выясняет должное, и не хвалят той, которая не достигает цели.." В другом

письме, озаглавленном "К Медоку", говорится: "Зависть и страх суть великие доказательства низкой души: за завистью следует печаль от благополучия друзей и сограждан, а за страхом – надежды на пустые слова. Скифы не одобряют таких людей, но радуются чужому благополучию и стремятся к тому, чего им возможно достигнуть; а ненависть, зависть и прочие пагубные страсти они изгоняют" В письме "К Аннону" изложены принципы неприхотливой жизни: "Мне одеянием служит скифский плащ,

обувью – кожа моих ног, ложем – вся земля, обедом и завтраком – молоко,

сыр и жареное мясо, питьем – вода..." В письме Терею, правителю Тракии, автор выразил свое отношение к принципам управления: “Ни один хороший повелитель не губит своих подданных, а хороший пастух не обращается жестоко со своими овцами... Было бы лучше, если бы щадил тех, кем правишь. Ибо, если ты не злоупотребляешь своей властью для увеличения своих владений, то твое государство прочно”...

А в следующем письме, которое называется "К царскому сыну", автор рассуждает о внутренней свободе человека. " У тебя флейты и кошельки, а у меня стрелы и лук. Поэтому, естественно, ты раб, а я свободен, у тебя много врагов, а у меня ни одного. Если же ты захочешь, отбросив серебро, носить лук и колчан и жить со скифами, то и у тебя будет то же самое." Диоген Лаэртский знакомит с письмом Анахарсиса Крезу. Скифский мудрец пишет:

"Царь лидийский, я прибыл в страну эллинов для изучения их нравов и занятий. В золоте я нисколько не нуждаюсь, для меня достаточно возвратиться в Скифию лучшим человеком. Я прибыл в Сарды, душевно желая прийтись тебе по нраву. Диоген в своем сочинении собрал также целый ряд метких крылатых выражений и изречений Анахарсиса, с которыми интересно и небесполезно познакомиться.




Геродот не касался философских позиций Анахарсиса, вероятно, тоже считая их общеизвестными. По рассказам пелопоннесцев, скифский царь отправил юношу в Элладу «в ученье к эллинам». По возвращении на родину Анахарсис сказал царю, что все эллины, кроме лакедемонян (жителей Спарты), стараются все узнать и стать мудрыми. Однако, только с лакедемонянами можно вести разумную беседу. Геродот рассказ привел, но считал его вздорной выдумкой самих эллинов. За правду же принимался такой сюжет:

«Скифы, как и другие народы, также упорно избегают чужеземных обычаев, притом они сторонятся не только обычаев прочих народов, но особенно эллинских. Это ясно показала судьба Анахарсиса и потом Скила (скифы убили этого своего царя за чрезмерное увлечение Вакхом и разгульным образом жизни с обильными излишествами – собственным дворцом в чужом городе, садом со скульптурами у дворца и т.д.: П.З.). Анахарсис повидал много стран и выказал там свою великую мудрость. На обратном пути в скифские пределы ему пришлось, плывя через Геллеспонт, пристать к Кизику. Кизикенцы в это время как раз торжественно справляли праздник Матери Богов (Кит белы или Реи, античной Богородицы: П.З.)».

Экономика ритуалов – важная часть экономики любых стран и народов. Дипломатия ритуалов – важная часть международной дипломатии.

«Анахарсис дал богине такой обет: если он возвратится домой здравым и невредимым, то принесет ей жертву по обряду, какой он видел у кизикенцев, и учредит в ее честь всенощное празднество. Вернувшись в Скифию, Аиахарсис тайно отправился в так называемую Гилею (эта местность лежит у Ахиллесова ристалища и вся покрыта густым лесом разной породы деревьев). Так вот, Анахарсис отправился туда и совершил полностью обряд празднества, как ему пришлось видеть в Кизике. При этом Анахарсис навесил на себя маленькие изображения богини и бил в тимпаны (медные тарелки вместо бубнов). Какой-то скиф подглядел за совершением этих обрядов и донес царю Савлию. Царь сам прибыл на место и, как только увидел, что Анахарсис справляет этот праздник, убил его стрелой из лука. И поныне еще скифы на вопрос об Анахарсисе отвечают, что не знают его, и это потому, что он побывал в Элладе и перенял чужеземные обычаи».

Имя Анахарсиса в самой Скифии в связи с этим, вероятно, периодически табуизировалось.

Мировозренческие позиции скифского мудреца, который иногда включался в число первых «семи философов», проявлены во многих античных произведениях. Еще до нашей эры ходили списки с его работ и писем: «К афинянам», «К Медоку», «К Аннону» (философам), «К царскому сыну», «Крезу» (царю Лидии, с кем имел связи и Фалес)...

По сравнению с Токсарисом Анахарсис, судя по сумме источников, больше проявлял лаконичность и афористичность. Геродот, вероятно, знал письма скифа, в частности, «К афинянам»:

«Вы смеетесь над моим языком за то, что он не отчетливо выговаривает греческие буквы. Анахарсис неправильно говорит среди афинян, а афиняне — среди скифов. Не языком отличаются люди от людей и приобретают славу, а мыслями, как и эллины, отличаются от эллинов. Спартиаты (лаке-демоняне: П.З.) не чисто говорят по-аттически, но деяниями своими славны и похвальны. Скифы не порицают речи, которая выясняет должное, и не хвалят той, которая не достигает цели—Речь не бывает дурна, когда мысли хороший прекрасные дела следуют за речами. Скифы считают речь дурной, когда бывают дурны помыслы...»

Конечно, и в дипломатии – важны не слова, а реальные мысли (помыслы) и дела. Это уже позиции современного институционализма.

Анахарсис оказывался одним из предтечей киников (циников) и близких им стоиков, но не доходил до цинизма. Довольствие данным природой и малым, отсутствие зависти — важнейшие черты его мировоззрения и образа жизни. В письме к Медоку, имевшему близкое праславянам имя, Анахарсис частью подтверждал мнение скифа Токсариса, что скифы объективно оценивают достижения инородцев и иноверцев, радуются и чужому благополучию:

«Зависть и страх суть великие доказательства низкой души: за завистью следует печаль от благополучия друзей и сограждан, а за страхом — надежды на пустые слова. Скифы одобряют таких людей, но радуются чужому благополучию и стремятся к тому, чего и им возможно достигнуть; а ненависть, зависть и всякие пагубные страсти они постоянно всеми силами изгоняют, как врагов».

Институциональные подходы ко всей жизни (с ее рисками и провоцированием зависти к чужим богатствам) здесь тоже очевидны.

Довольствие малым как экономический принцип хорошо выражает письмо Анахарсиса к Аннону (такое имя носил и отец Амилки (Гамилькара), карфагенского полководца VI—V вв. до н.э.): «Мне одеянием служит скифский плащ, обувью — кожа моих ног, ложем — вся земля, обедом и завтраком — молоко, сыр и жареное мясо, питьем — вода...» Богач — раб обилия вещей и своего образа жизни, что позже подчеркивали киники и стоики.

Умеренность в потреблении и «активизация энергосбережения» (плащ, «кожа ног», земля как ложе) – ныне явные заботы экономических теории и практики.

Ярко и образно выразил Анахарсис свое «непотребительское» мировоззрение «с позиции силы» в письме к царскому сыну: «У тебя флейты и кошельки, а у меня — стрелы и лук. Поэтому, естественно, что ты — раб, а я свободен, и у тебя много врагов, а у меня — ни одного. Если же ты хочешь, отбросив серебро, носить лук и колчан и жить со скифами, то и у тебя будет то же самое».

Простые одежда и пища, легкое оружие — и — результат, — отсутствие врагов и завистников. Анахарсис здесь недостаточно пояснял, что богатство становится страшным врагом бедности и существует лишь за счет многотысячелетнего ограбления множества бедняков. Не флейты и кошельки, а мечи и колесницы, военные корабли и армады всадников обеспечивают жизнь и интересы царских детей.

В письме Крезу он рассказал про случай у Дуная (Истра), очевидцем чего был сам. Дунай протекал «по скифской земле», на нем «купцы посадили свою барку на мель и, не успев ничем помочь горю, с плачем удалились». Разбойники быстро подъехали на пустой лодке, загрузили ее доверху. Барка всплыла, а лодка разбойников «скоро пошла ко дну вследствие похищения чужого имущества».

Мораль ясна: «Это всегда может случиться с богатым (включая грабителей: П.З.). Скифы же стали вне всего этого: мы все владеем всей землей; то, что она дает добровольно, мы берем, а что скрывает, оставляем; защищая стада от диких зверей, мы берем взаимен молоко и сыр; оружие имеем мы не против других, а для собственной защиты в случае надобности; но доселе это не понадобилось: ибо мы являемся для наступающих и борцами и призами за победу (взять, кроме людей, больше нечего: П.З.), но такой приз немногие любят...»

Так постулизировалась необходимость в громадной державе общей собственности на землю и природные ресурсы, на значительные капиталы (грузы). Это принципиально важная экономическая мысль, развиваемая и современным институционализмом – правда, ныне больше в пользу апологетики частной собственности. Хотя для просторов и особенностей России постулат Анахарсиса все еще актуален. Включая и потребность в оружии как гарантии защиты огромного природного богатства державы.

Письма Анахарсиса иногда считаются подложными, связанными с возрождением кинизма в Ш — I в. до н.э. Но суть этих писем подтверждена цитированием скифского философа в десятках других античных произведений, включая работы Платона и Аристотеля. Среди отличий Анахарсиса от будущих киников было то, что он не считал себя «космополитом» и находил возможность подчеркивать достижения своей родины Скифии и ее народов.

Сам Анахарсис признавался изобретателем плуга, «рогатого» якоря и гончарного круга (есть и другие версии). Здесь уже скиф оказывает не просто мыслителем-экономистом (теоретиком), но и активным практиком — инноватором, изобретателем важных для экономики орудий труда.

Порицаемый одним греком за свое скифское происхождение, Анахарсис огрызнулся: «Мне позор — отечество, а ты — своему отечеству» (отчасти это можно отнести и к уровню развития экономики). Соглашался с другим скифским мыслителем Токсарисом, считая, что лучше иметь одного друга, стоящего много, чем многих не стоящих ничего. Хорошим и дурным у людей считал одно — «Язык», его требовалось всегда сдерживать (в частности, и в экономике «Не спеши сказать «гоп!», пока не перепрыгнешь…»). Свободным и лаконичным говором сформировал представление о «скифском образе речи».

Скифское наполнение Афин допускало, что и род самого Солона (ок. 640—559 гг. до н.э.) мог иметь какие-то связи со Скифией. Именно когда Солон пришел в Афинах к власти в 594 г. до н.э., тогда, якобы, — по ряду версий — оказался там и молодой Анахарсис. И сразу двинулся к дому архонта, проявив особую дипломатичность:

«Придя к дому Солона, он приказал одному из слуг доложить Солону; что к нему пришел Анахарсис, желая посмотреть на него и, если можно, сделаться его гостем. Слуга, доложив, получил от Солона приказание передать Анахарсису, что отношений гостеприимства завязываются каждым на своей родине. Тогда Анахарсис, подхватив, сказал, что сам он (т.е. Солон) теперь на родине, и поэтому ему следует заключать связи гостеприимства; изумившись этой сообразительности, Солон принял его и сделал величайшим другом». Нормальные отношения, да и с экономическим подтекстом. Кстати, в Афинах стража рынка нередко состояла из скифов, которые встречались и среди торговцев.

Солон тоже попадал в рейтинг «семи мудрецов», где иногда находилось место и Анахарсису. Диоген Лаэрций указал Анахарсиса среди всех античных философов восьмым, но уже в наше время А.Ф. Лосев не без иронии заметил, что у предшествующих «семи мудрецов нет ни какой философии». Какая-то философия, безусловно, есть, но трудов от тех мудрецов сохранилось очень мало.

Лаэрций допускал, что Анахарсис встречался с философом Мисоном, стоявшим по «рейтингу» за скифом. Пифия (прорицательница) на вопрос скифа, есть ли кто его мудрее; изрекла, что это именно Мисон — сын Стримона — «лучше, нежели ты, снаряженный пронзительной мыслью». Понятно стремление скифа быстрее проверить мудреца, да и на его родине — в деревушке Хен (Этея или Лакония), примерно в здешней округе вел беседы с эллинами мудрец и по данным Геродота.

Посреди лета Анахарсис застал Мисона у поля, когда философ-пахарь уже не косил сено, а прилаживал рукоять к плугу

— А ведь время нынче, Мисон, не пахотное!

--- Тем более надобно готовиться к пахоте, — прозвучал вполне житейский ответ.

«Готовь сани летом...», — продолжит почти любой россиянин. Мудрецы времен Анахарсиса и символизировали тот рубеж философии, когда привычная народная мудрость давала силы могучим мыслителям античности, выходившим к впечатляющим экономическим системам. Эти мыслители не устраняли народную мудрость — скифские пословицы были популярны уже в античности, а дополняли и развивали ее, не чурались остроты слова и мысли своих простых сородичей.

Еще один факт дипломатии Анахарсиса.

Диодор Сицилийский в I в. до н.э. считал, что именно Анахарсис возглавлял посольство философов к царю Крезу (ныне округа Турции). К нему и царю прислушивались товарищи-философы Биант, Солон и Питтак. Имена имеют скифские аналоги. Царь отмечал мудрецов на пирах и собраниях величайшими почестями. Анахарсис был избран для беседы с Крезом первым.

— Какое же из живых существ храбрейшее? — Крез ожидал возвеличи


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-11, 11:21 
Не в сети
administrator
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17-12, 10:20
Сообщения: 205
Исторические сведения о скифском царе Анахарсисе, который жил в 7 веке до нашей эры, а также его мудрые высказывания, дошедшие до нас, письма-обращения к другим царям и ученым того времени – ценный материал для исследования скифской культуры и духовности. К сожалению, до сих пор этому весьма значимому культурно-историческому наследию совершенно несправедливо уделяется весьма скромная роль в официальной истории Украины. Очевидно, что тема скифской духовности требует широкого и открытого обсуждения. Данная статья предлагает увидеть, что в письмах скифского царя и многочисленных памятниках скифской культуры (на территории Украины и за ее пределами) содержится послание для будущих поколений, то есть для нас с вами, украинцев, живущих в 21 веке.

О скифах мы знаем из трудов древнегреческого историка Геродота (5 в. до н.э.), посвятившего им целую главу в своей "Истории", греческого писателя Лукиана Самосатского (2 в. н.э), римского историка Диодора Сицилийского (1 в. н.э.), а также из работ арабских, армянских, грузинских, иранских и китайских историографов; об Анахарсисе в частности упоминают Диоген Лаэртский (3 в. н.э.) и Платон (5 в. до н.э.). Анахарсис – без сомнения историческая личность, скиф царского рода из Причерноморья, отправившийся в Грецию, чтобы изучать иную культуру. Анахарсис остался в истории Греции не просто человеком из соседней страны, а мудрецом, которого греки включали в семерку великих мудрецов своего времени. Хотя сведения о нем достаточно скупы, их достаточно, чтобы включить Анахарсиса в список "великих украинцев". Он славен не военными подвигами и убийство себе подобных, а своей мудрой жизнью, достойной подражания.

Буддийская традиция называет царей, вышедших из дома в поисках духовного совершенства и мудрости, бодхисаттвами, и "царями, вращающими колесо". Жизнь Анахарсиса, который отправился в Грецию, (где он жил, изучая культуру и традиции, а также путешествовал, посещая страны передней Азии) – яркий пример подобной духовной традиции, которая, благодаря могучему влиянию скифской духовности сохранялась в Евразии. Эта традиция была позже увековечена примером самого Будды Шакьямуни. Как известно, принц Сиддхартха Гаутама оставил дворец Шакьев в поисках высшей мудрости и просветления.

Традиция духовных странствий в поисках знания и мудрости, просветления, возникла задолго до появления буддизма и была одним из проявлений древнейшей духовной культуры Евразии. Важно также отметить, что она часто является основным мотивом джатак – историй о прошлых жизнях бодхисаттвы, что свидетельствует о том, что рання буддийская традиция сохраняла преемственность по отношению к евразийской духовной культуре. Эту преемственность начал сам Будда, взяв за основу духовных принципов существования Сангхи древние духовные законы скифо-сакского народа.

Греческие источники сообщают, что у Анахарсиса не было дома, и он жил, странствуя на своей повозке. Спустя какое -то время его даже избрали членом Ареопага, то есть народным депутатом, членом верховного органа управления Греции. Диоген Лаэртский говорит, что Анахарсиса считали изобретателем гончарного круга и якоря, гончарный круг – по сути, вращающееся колесо, а процесс создания форм с его помощью, может символизировать формирование сосуда мудрости. Во всяком случае, Царь, вращающий колесо, мог вращать и гончарный круг – подобные пересечения лишь усиливают впечатление от образа.

И Диоген и Платон подчеркивают также практичность мудрости скифа Анахарсиса, его способность непосредственно применять мудрость в жизни. Это также существенное замечание, поскольку оно указывает на естественный характер скифской мудрости, мудрости кочевников, непосредственно связанной с нашей землей.

Текст письма Анахарсиса лидийскому царю Крезу (да-да, Анахарсис давал советы царям) – программный документ, адресованный конкретному правителю, страна которого находится в постоянных конфликтах, а правитель занят накоплением богатств. Если прибегнуть к формуле, что греческая цивилизация, основы которой подвергает сомнению Анахарсис, выступает символом всей современной цивилизации, поскольку действительно является ее корнем, а скифская цивилизация – естественная альтернатива, то значения предлагаемых скифским царем рецептов расширятся до глобальных и приобретут вполне актуальный современный смысл. Чтобы Лидия избежала катастрофы, Анахарсис предлагает Крезу изменить отношение к действительности.

С первых же строк письма становится совершенно очевидным, что Анахарсис, несомненно, являясь знатоком греческой культуры, вовсе не был ее пылким последователем и проповедником, как говорят многие современные авторы вслед за Геродотом. Он открыто критикует устои греческой культуры.

Письмо Крезу

В своих творениях греческие поэты делят мир между сыновьями-братьями Крона: одному они приписали власть над небом, другому – над морем, третьему – над подземным мраком. Такое разделение говорит об эллинском своекорыстии. Не признавая никакого совместного пользования имуществом, свой порок они приписали богам. Правда, землю они в виде исключения предоставили в общее пользование. Поэты хотели, чтобы все люди чтили богов и считали их подателями благ и отвратителями зла. Земля – общее достояние богов, и в давние времена она была такой и для людей, которые со временем преступили закон и посвятили общее для всех достояние отдельным богам, выделив каждому из них особый удел.

Взамен боги дали людям соответствующие дары – раздоры, наслаждение и малодушие, низменный образ мыслей. Их смешение и разделение породили все зло и все беды для человечества: пахоту и сев, работу в недрах земли и войны.

Посеяв много, пожинают мало. Занимаются разными ремеслами, а на жизнь себе не зарабатывают. Они с усердием добывают пестрые сокровища земли, вызывая лишь одно удивление. Первого, кто изобрел это жалкое искусство, считают трижды блаженным, но не знают, что при этом, как дети себя обманывают; сначала не ставя ни во что то, что давалось с трудом, потом они приходят в восторг от самого труда. Как я слышал от многих людей, это горе постигло и тебя, а от него и все остальные беды. Ведь ни большое богатство, ни огромные владения не помогают приобрести мудрость. Правильно говорят, что тела людей, сильно перегруженные разным ненужным балластом, страдают от различных болезней. Поэтому тем, кто хочет быть здоров, советуют побыстрее избавиться от всего лишнего. Но если для тел, страдающих от неумеренных наслаждений, у вас есть врачи, то целителей душ у вас нет.

Было бы мудро избавиться от удовольствий. Когда к тебе текут реки золота и приходит слава богача, то вслед за ними являются зависть и желание отнять у тебя это золото. Если бы ты очистился от этой скверны, то был бы здоров и мог говорить и править свободно. Это и есть здоровье царя. Если бы эти качества стали твоим внутренним свойством, то никто не удивился, что и все остальное в тебе прекрасно. Но, захватив тебя не знающим меры, болезнь из свободного превратила тебя в раба. Но не падай духом и бери в пример вспыхнувший в лесу огонь, который превращает в пепел все охваченное им, но питается тем, что еще не успело сгореть. Так и твои прежние пороки перешли на тех, в чьей власти находишься ты сейчас, вместе со своими владениями. Будь уверен, что потом и на них перейдут твои муки. Теперь послушай небольшую историю, свидетелем которой я был.

Большая река протекает по скифской земле. Ее называют Истром. Однажды, плывя по ней, купцы посадили свой корабль на мель. Не в состоянии ничего предпринять, с жалобами и плачем они оставили его. Ничего не ведая о причине несчастья, пираты подошли на ненагруженном судне к потерпевшему кораблю и перетащили весь его груз без остатка на свой корабль. Но вместе с грузом незаметно для себя они перенесли и несчастье. Купеческий корабль, лишившись груза, стал легким и всплыл, а пиратский, приняв чужой груз, быстро пошел ко дну вместе с награбленным чужим добром. Такое всегда может приключиться с богачами.

Скифы же свободны от подобных бед. Вся земля у нас принадлежит всем. Все, что она приносит сама по себе, мы принимаем, а к тому, что скрывает, мы не стремимся. Оберегая наш скот от диких зверей, мы взамен получаем молоко и сыр. Оружием мы пользуемся не для того, чтобы нападать на других, но в случае необходимости для обороны. Правда, такого еще не случалось. Для тех, кто хотел бы на нас напасть, мы и воины, и награда, но эта награда не многих привлекает.

Я советую тебе, то же самое, что и афинянин Солон, – иметь в виду только конец. Важно не то, что тебе в данный момент удалось, а то, что принесет тебе славную кончину. Правда, он не сказал этого открыто, так как не был скифом. Ты же, если согласен со мной, передай мой совет Киру и всем тиранам, ибо он принесет больше пользы тем, кто еще стоит у власти, чем тем, кто ее уже утратил.

О чем говорит Анахарсис?

Итак, изначально единый мир – земля, которая является общим достоянием людей и богов, делится на части – это первая болезнь. А делится он потому, что "поэты", не признавая совместного пользования имуществом, приписали свой порок и богам, выделив каждому из них особый удел, также как и каждому человеку – индивидуальное имущество. В таком мире боги "благодарят" людей соответствующими дарами – раздорами, наслаждением, малодушием, низменными мыслями. Разделение рождает все зло для людей, источники которого – основные виды деятельности людей, которые Анахарсис перечисляет: пахота и сев, работа в недрах земли и войны. Войны являются очевидным злом, наверное, это было так и в те времена. Что касается возделывания земли и добычи полезных ископаемых, то на первый взгляд причисление их к источникам зла кажется преувеличением, но это только потому, что большинство не знает о реальном положении вещей, выражаемом простой формулой – все исчерпывается – земли истощаются и загрязняются, недра опустошаются, это становится причиной новых и новых войн и бесконечного процесса передела мира. А значит, человечество и впредь будет получать новые подарки от богов, то есть продолжать деградировать.

"Посеяв много, пожинают мало, занимаются разными ремеслами, а на жизнь себе не зарабатывают" – причиной этих несчастий, как будет видно дальше из текста письма, называется жадность, необузданное стремление к удовольствиям, излишествам, роскоши. И хоть речь идет о царе, в данном случае Крезе, недостатки царя переходят к его подданным, как огонь, что начинается с искры, но постепенно охватывает весь лес. Поэтому Анахарсис и обращается к правителю: ведь от царя многое зависит. Здоровый царь, по мнению мудрого скифа – это царь свободный от жадности и сопутствующих ей пороков, тогда он может говорить и править свободно, в том числе носить царские украшения, поскольку его действия вызывают уважение, а не рождают зависть и желание отнять золото. Напротив, жадный царь, стремящийся к богатствам, сам теряет свободу, становится рабом своих желаний. Ведь ни богатства, ни владения не помогают обрести самого главного – мудрости, которая и есть главное качество душевного здоровья.

"Но если для тел, страдающих от неумеренных наслаждений, у вас есть врачи, то целителей душ у вас нет". Эта фраза является выводом Анахарсиса о бездуховности такой цивилизации, где нет целителей душ, и также намекает, что у скифов, напротив целители душ есть. Скифский царь-мудрец сам является таким целителем, и потому пишет подобные письма царям. Имя Анахарсис, согласно скифскому словарю Абаева можно перевести как Неуязвимый, и если учесть, что в имени отражается характер, то оно прекрасно соответствует качествам духовного лидера, мудреца, неуязвимого для глупости.

Земля – общее достояние богов и людей

Разделение земли на части связано с формированием национальных государств и целых цивилизаций. Как говорит Анахарсис: люди преступили закон. Какой это закон? Очевидно, речь идет об изначальном единстве. В этих процессах участие религий было решающим, поскольку мир богов (чтобы был понятен смысл, мы должны читать это как: духовный мир, изначальное духовное единство) был разделен. Это значит, что религия стала на защиту интересов отдельных национальных и государственных кланов, разделивших землю. Скифский мудрец отвечает на это: вся земля у нас принадлежит всем.

Для наглядности можно обратиться к существующим реалиям. Принадлежит всем – значит, не может быть объектом торговли, не может быть собственностью, прежде всего, потому что священна. Так же как не могут быть собственностью Небо, Луна или горные вершины. Не следует забывать, что мы имеем дело с совершенным духовным отношением. Если земля священна и принадлежит всем, то сам собой отпадает вопрос ограничения территории и понятия государства в привычном нам смысле – с парламентом, бюрократами, политиками, армией, военной доктриной, массовой оболванивающей пропагандой.

Дары богов – раздоры, наслаждение, малодушие,низменный образ мыслей

Эта фраза звучит провокационно. Закономерен вопрос: Каким богам вы поклоняетесь? Если дары богов таковы, как написано выше, то значит, люди забыли истину и забыли настоящих богов, которые связаны с духовным миром людей, и охраняют единство земли, живя на которой люди почитают небо как единый духовный космос, воспринимая его послания. Мораль и законы не могут заменить духовность, поскольку она естественна: в обществе, где почитается истина, богатством считаются лучшие человеческие качества: храбрость, благородство, самопожертвование, великодушие, дружественность, приветствуются добрые дела, бескорыстие и сама собой присутствует справедливость. И, наоборот, деградация или духовное обнищание означает малодушие, стремление к наслаждениям, удовольствиям, комфорту, в широком смысле – ограниченности жизни вопросами удовлетворения желаний и жажды материального богатства, что значит низменный образ мыслей. Это свойственно в равной мере богатым и бедным. Богачи страдают от неумеренной алчности, бедные думают только о том, как добыть пропитание.

Религия же только поддерживает существующий порядок вещей: чтобы заработать свой хлеб ты должен тяжело трудиться: на поле, в недрах земли, или занимаясь разными ремеслами. Современные реалии лишь делают картину, описанную Анахарсисом, более грандиозной, трагической. Апофеоз потребительской цивилизации это апофеоз жадности: чем меньше нефти в недрах земли, тем больше бензина сгорает в автомобильных двигателях. От начала и до конца такому обществу сопутствуют раздоры. Кроме того, они ведут в конечном итоге, к разрушению страны, то есть новому разделению и так до самоуничтожения. В буддийских сутрах говорится, что если в стране исчезает истина (духовное единство) и царь этой страны не станет на ее защиту, то он потеряет добродетели, страну наполнят бедствия и катастрофы и народ "поглотят бурные волны", а "внутренняя и внешняя родня вместе устроят смуту".

Пахота и сев

Все мало-мальски пригодные участки земли в Украине были распаханы, за исключением территорий природных заповедников, которые составляют весьма малый процент. Распашка столь значительных площадей привела к экологической катастрофе, эрозии почвенного слоя, уничтожению многих видов растений и животных. В то же время, во времена скифов в степной зоне Причерноморья водились львы, дикие лошади и многие другие животные, птицы, рептилии, насекомые; реки с питьевой водой были полны осетровых. Даже в сравнительно позднюю казацкую эпоху, как говорится в украинских источниках, зверья и рыбы было столько, что охота заключалась в том, чтобы просто стрелять в небо – обязательно собьешь дичь, а забросив штаны в Днепр, можно было без усилий наловить рыбы. А что уж говорить о лесах и травах, ценнейшие виды целебных растений исчезли, либо потеряли свою силу. Изменение поведения человека отразилось на нем самом – люди ведь тоже часть природы: исчезновение из нашего рациона естественных природных продуктов, заменили выросшие на химикатах модифицированные зерно и соя. Но самое важное заключается в другом: пахота и сев – это тяжелый труд. Получается, что с помощью тяжелого труда люди уничтожали настоящие дары природы, чтобы потом в дальнейших мучениях таким же тяжелым трудом добывать себе кусок хлеба. С точки зрения скифов это был абсурд. Вот почему Анахарсис называет это злом.

Здесь нужно упомянуть еще о том, что катастрофа эта у нас была отягощена ужасным преступлением – распашкой множества скифских и арийских курганов – могил древних героев и вождей. Некоторые курганы, правда, были снесены в результате археологических исследований, большинство же было распахано просто из-за невежества и жадности, потому что они "мешали и занимали место". Оставшиеся курганы, среди черноты распаханных полей похожи на острова, где только и сохранилась первозданная жизнь. Более 160 000 (!) курганов Украины это настоящее послание из древности, которое мы обязаны разглядеть и прочитать. Где-то должен быть и курган, могила героя Анахарсиса. Где он и какова его судьба, остается пока неизвестным.

Работа в недрах земли

Добыча полезных ископаемых, (в этот список нужно включить и лес и теперь уже и воду) – также тяжелый труд, не менее неблагодарный, чем распахивание земли. Ему сопутствуют разрушение поверхностного слоя при открытой добыче и более глубоких слоев при добыче в шахтах, нарушение и загрязнение водоносных горизонтов, загрязнение рек, озер, морей, исчезновение лесных массивов. Получаемая польза от этого – это топливо для производства энергии, транспорта и сырье для химического и металлургического производства. Все эти производства, как правило, в значительной степени загрязняют окружающую среду, усиливают тепличный эффект и меняют климат. При добыче угля в Украине ежегодно погибают десятки людей. Многие из них также болеют тяжелыми профзаболеваниями. (Нельзя забыть здесь и о Чернобыльской катастрофе и ее ужасных последствиях). Но главное – опять тот же парадокс – несоизмеримость усилий на добычу энергии с легкостью растрачивания еемв условиях потребительской цивилизации. В полном соответствии со словами Анахарсиса: не ставя ни во что, то, что давалось с трудом, день и ночь в больших городах впустую растрачивается огромное количество энергии, бумаги, воды, природного газа и других продуктов.

Кроме того непрерывно накапливается большое количество отходов цивилизации (остатки пищи, бумаги, стекла, пластика, строительный мусор и прочее), все это беспорядочно сваливается людьми на обочинах дорог, в посадках, оврагах и балках. Городские же свалки в Украине – это экологическое бедствие национального масштаба. Чтобы уменьшать их объемы, свалки поджигают. При сгорании пластика выделяются сильные ядовитые вещества.

Войны

Войны – последнее и самое страшное из зол. Скифы описываются древними авторами, как могучие и бесстрашные воины, покорившие Переднюю Азию задолго до Александра Великого. До нас дошли и удивительные истории о походах персидских царей Дария и Кира на скифов, которые закончились поражением персов. Все эти войны, тем не менее, были не такими кровавыми и бесчеловечными, как войны и конфликты двадцатого века, унесшие жизни десятков миллионов людей. Тысячи лет, прошедшие со времен скифской эпохи, человечество непрерывно совершенствовало орудия убийства. Цена оружия, и затраты на его изготовление росли в геометрической прогрессии. Фактически современная индустриальная технологическая цивилизация все свои силы вложила в создание оружия. Для этого были использованы последние научные открытия и достижения.

В двадцатом веке появилось оружие массового уничтожения и ядерное оружие, которое было использовано в 1945 году, когда были сброшены две атомные бомбы на японские города Хиросиму и Нагасаки. При этом сразу погибли сотни тысяч людей, и еще сотни тысяч были подвержены воздействию радиоактивного излучения. Производство и распространение ядерного оружия в условиях перманентных военных конфликтов в Евразии, является одной из самых больших проблем современного человечества. Это стало настоящим безумием: нарастающее столкновение различных цивилизаций скрывает возможное счастливое будущее всего мира за апокалиптическими видениями возможных ядерных войн.

Скифы же свободны от подобных бед

Эти слова Анахарсиса обнадеживают даже в том случае, если вы считаете поиски решения проблем человечества в скифской духовности совершеннейшей утопией. Секрет скифов и их могущества и влияния заключается в понимании природы, благодаря мудрости накопленной в тысячелетних непрерывных странствиях – кочевьях. Поэтому одним из конкретных рецептов для глубокого понимания проблем и поиска их решений является рецепт путешествий, странствий. Изучение культуры и истории стран Центральной Азии, Индии, Китая, Монголии, а также Турции, Болгарии, Румынии, Северного Кавказа, Закавказья, Российского Причерноморья, Сибири, поможет глубже понять собственные духовные и культурные корни и увидеть духовное единство всех народов Евразии. Что касается пахоты и сева и работ в недрах земли, то очевидно, что дальнейшее слепое бездумное "хозяйствование" так или иначе закончится: либо катастрофой, либо сотрудничеством с природой.Одной из целью данной работы является поиск новых подходов и нового сознания, на основе возрождения универсальной духовности скифов.

Продолжение следует...

Сергей Филоненко, 47 лет, буддийский монах ордена Ниппондзан Меходзи, г. Донецк

Для того, щоб додавати коментарі потрібно Авторизуватись.

Залишилось 1000 символівКоментар: ДОДАТИ КОМЕНТАР Введіть число, яке ви бачите на малюнку:


forenc _ 25.10.2009 19:52
Євген Іхельзон:
Карлик:
А откуда взялась информация о кровожадности скифов? От греков, которые убивали рабов и поощряли бои гладиаторов? Геродот говорит о скифском обычае пить кровь из черепа убитого врага, других сведений о кровожадности не было. Впрочем, можно ли доверять Геродоту до конца?
Вы часом не путаете, греков с римлянами, говоря о боях гладиаторов, которых при Геродоте и быть не могло. А Геродот писал про скифов достаточно лояльно, в основном консультировался со своим скифским приятелем. На самом же деле, скифам умеренный канибализм был не чужд. А Анахарсиса за что сами скифы убили, знаете?
Євген Іхельзон _ 10.09.2009 12:34
Карлик:
А откуда взялась информация о кровожадности скифов? От греков, которые убивали рабов и поощряли бои гладиаторов? Геродот говорит о скифском обычае пить кровь из черепа убитого врага, других сведений о кровожадности не было. Впрочем, можно ли доверять Геродоту до конца?
Карлик _ 10.09.2009 10:33
Евген мало того,что прославляет кровожадных скифов,еще и индусов приплел,которые приносили человеческие жертвы.Всех верующих и буддистов надо убивать при рождении,так как они проповедуют ненависть к жизни и радость смерти.Пусть и живут на небе,а не мешают земной жизни.
Карлик _ 10.09.2009 10:15
Ихельзон хорошо выступил против Ратушняка,который для Арсения стал трибуной.А когда Раввин,через Ратушняка,обосрал Украину,то Евгений ничего не сказал.Из чего можно сделать вывод,что не только украинцы являются антисемитами,но и евреи не прочь погреть руки на украинских проблемах.
ABYRVLAG _ 09.09.2009 22:05
Ну все. 0:0. Победила дружба)
ABYRVLAG _ 09.09.2009 21:01
Jurdumm:
Зробимо перерву на футбол?
А куда мы денемся. Что там добро и зло какие то по сравнению с лицезрением
победы или поражения команды "молодости нашей" да еще под пиво да с дружбанами.
ABYRVLAG _ 09.09.2009 20:47
Євген Іхельзон:
ABYRVLAG:
Если предположит, что кому-то нужно, что человечество страдает, значит те, кому это нужно – подонки. Если по словам этих подонков выходит, что страдания нужно терпеть, значит – они подонки религиозные. У человечества есть все для безбедной жизни, изнт ит?
Ну так по вашему выходит что Брахман и есть главный подонок. Ведь все он, из него, через него и к нему. Или он потому и обезличен чтобы как бы ни за что не отвечать? Вы, кстати, можете ему уподобиться. Вопрос о природе зла это тот камень об который обламали зубы все религии и философские системы мира. Ну не считаю манихейства и его практических приложений когда "мы" это абсолютное добро, а "они" (или даже просто "не мы") – абсолютное зло.
Євген Іхельзон _ 09.09.2009 20:19
ABYRVLAG:
Если предположит, что кому-то нужно, что человечество страдает, значит те, кому это нужно – подонки. Если по словам этих подонков выходит, что страдания нужно терпеть, значит – они подонки религиозные. У человечества есть все для безбедной жизни, изнт ит?
Jurdumm _ 09.09.2009 20:06
Зробимо перерву на футбол?
Jurdumm _ 09.09.2009 20:00
Євген Іхельзон:

Євген Іхельзон:
Jurdumm:
да, кстати, курганы – это не холмы, а сложные архитектурные сооружения. Не верите, спросите любого археолога
Саме кургани я й мав на увазі, а звідкиля Ви про холми згадали?
Андрей-с-Востока _ 09.09.2009 19:56
Євген Іхельзон _ 09.09.2009 19:42
"Скифы – это мы."
Кхе-кхе.
ABYRVLAG _ 09.09.2009 19:54
Євген Іхельзон:
ABYRVLAG:
Скифы – это мы. Они никуда не делись, собственно говоря.
Буддизм действительно исчез из Индии, однако мы не выступаем за то, чтобы вся скифия приняла буддизм. Речь идет о вечных принципах, а не о какой-то религии.
Сейчас эти меры необходимы для спасения самого человечества, его среды обитания. Для освобождения от страданий в конце концов
Если человечество страдает значит это кому нибудь нужно, isn't it?
ABYRVLAG _ 09.09.2009 19:50
Jurdumm:
ABYRVLAG:
З росіянками -ето Ви маєте на увазі духовні і культурні корені? А яка до цього думка у членів ордена Ніппондзан Меходзі?
Ну да. Исключительно духовные и очень даже культурные. Особенно москвички)
Євген Іхельзон _ 09.09.2009 19:43
Jurdumm:
да, кстати, курганы – это не холмы, а сложные архитектурные сооружения. Не верите, спросите любого археолога
Євген Іхельзон _ 09.09.2009 19:42
ABYRVLAG:
Скифы – это мы. Они никуда не делись, собственно говоря.
Буддизм действительно исчез из Индии, однако мы не выступаем за то, чтобы вся скифия приняла буддизм. Речь идет о вечных принципах, а не о какой-то религии.
Сейчас эти меры необходимы для спасения самого человечества, его среды обитания. Для освобождения от страданий в конце концов
Євген Іхельзон _ 09.09.2009 19:40
ABYRVLAG:
Вообще весь Кавказ это курганная культура, и Кубань, и Ставрополье, и Причерноморье,и Приазовье российское, а также Волга, Дон и Калмыкия. И Алтай, и Хакасия, и Южная Сибирь
Jurdumm _ 09.09.2009 19:37
ABYRVLAG:
З росіянками -ето Ви маєте на увазі духовні і культурні корені? А яка до цього думка у членів ордена Ніппондзан Меходзі?
ABYRVLAG _ 09.09.2009 19:28
Jurdumm:
ABYRVLAG:

Бував, бував, аякже.
Поділіться таємницей скільки у Сочі чи в Адлері є скіфськіх курганів?... Може у "Красной поляне" чи у абхазів є?
Да не знаю я. В Российском Причерноморье надо не курганы считать а с россиянками общаться. Очень уж они там к этому предрасположены)
ABYRVLAG _ 09.09.2009 19:20
По теме.

1) Действительно много буков

2) Ну и где теперь эти скифы?

3) А буддисты где теперь в Индии? А ведь начиная с Ашоки они там доминировали некоторое время.

Тем не менее буддизм меня интересует. Но только для индивидуального
пользования. "Тат твам аси" там и все такое.
Jurdumm _ 09.09.2009 19:14
ABYRVLAG:

Бував, бував, аякже.
Поділіться таємницей скільки у Сочі чи в Адлері є скіфськіх курганів?... Може у "Красной поляне" чи у абхазів є?
ABYRVLAG _ 09.09.2009 18:58
Jurdumm:
Євген Іхельзон:


Євген Іхельзон:
Jurdumm:
Давайте без оцього дивного вашого націоналізму. Росія – це не тільки руськіє
Даруйте, до чого тут мій "дивний націоналізм"? Поясніть, будь ласка, де саме розташоване "Російське Причерномор'є"? Може це є пушкінське лукомор'є, де вдень і вночі вчений кіт ходить вкруг дуба і розповідає охочим казки і пісні співає про духовні і культурні корені від Анахарсиса?
Ну Сочи, там, или Адлер. Вы что никогда не бывали?
Jurdumm _ 09.09.2009 17:58
Євген Іхельзон:

Євген Іхельзон:
Jurdumm:
Давайте без оцього дивного вашого націоналізму. Росія – це не тільки руськіє
Даруйте, до чого тут мій "дивний націоналізм"? Поясніть, будь ласка, де саме розташоване "Російське Причерномор'є"? Може це є пушкінське лукомор'є, де вдень і вночі вчений кіт ходить вкруг дуба і розповідає охочим казки і пісні співає про духовні і культурні корені від Анахарсиса?
kaxas _ 09.09.2009 17:57
Jurdumm _ 09.09.2009 17:14-
"Бо до скифів Росія має таке ж відношення як і до китайської династії Хань."

Цілком справедливо!
А деякі з "потемкинских деревень" вчені видають за трипільські поселення!
Євген Іхельзон _ 09.09.2009 17:20
Jurdumm:
Давайте без оцього дивного вашого націоналізму. Росія – це не тільки руськіє
Jurdumm _ 09.09.2009 17:14
Я за вивчення історії і культури народів " Центральной Азии, Китая, Монголии, а также Турции, Болгарии, Румынии,Северного Кавказа, Закавказья" і на цьому – стоп. Бо мені є незрозумілой історія і культура "Російського Причерномор'я"
Звідкиля і що це за "географиские новости"? І скажіть на милість як історія і культура Сибиру допоможе мені зрозуміти "власні духовні і культурні корені"?
Бо до скифів Росія має таке ж відношення як і до китайської династії Хань.
Вам стало недостатньо, що сучасна (з часів Катерини II) історія Росії є міфом про нібито слов'янське походження "богообраного" народу, так вам ще й скіфськоге походження подавай! Ловко закручено!
kaxas _ 09.09.2009 16:19
СКІФИ... ГОТИ
" В Тиахуанако существует искусственно насыпанный холм, "крыша" которого
представляет собой абсолютно ровную площадку площадью в 4784 квадратных
ярда. И вполне вероятно, что под его поверхностью кроются какие-то строения. Но ни одна канава до сих пор не прорезала эту цепь холмов, ни разу лопата не была пущена в ход, чтобы разрешить эту древнюю загадку." – Е. Денікен – Колесница богов

То може це і є могила царя з посмертним ім"ям Анахарсис1?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-11, 11:34 
Не в сети
administrator
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17-12, 10:20
Сообщения: 205
Анахарсис

Закон - паутина: маленькие насекомые погибают в ней, крупные же благополучно пробиваются.

Злой человек похож на уголь: если не жжет, то чернит тебя.

Рынок - это место, нарочно назначенное, чтобы обманывать и обкрадывать друг друга


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11-05, 11:49 
Не в сети
Stir Hister

Зарегистрирован: 08-06, 10:46
Сообщения: 1798
http://www.youtube.com/watch?v=ztb7zve9v5Q
irish drinking song (Download)

ИРЛАНДСКИЙ КРЕСТ
http://www.efir.com.ua/rus/a.php?r=4&d=25
скифский Крест.
Изображение

_________________
My sites:
http://alania-supercomputer.narod.ru/
http://jaszix.narod.ru
http://www.ossetiny.narod.ru
http://www.biblioteki.narod.ru
http://www.skifskij.narod.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 01-07, 11:05 
Не в сети
Stir Hister

Зарегистрирован: 08-06, 10:46
Сообщения: 1798
Чжоу (династия)
[править]Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Китай во время династии Западное Чжоу(1050 - 771 до н. э.)История Китая
Эпоха неолита
Три властителя и пять императоров
Династия Ся
Династия Шан
Династия Чжоу Западное Чжоу
Восточное Чжоу Период Весны и Осени
Период Сражающихся царств
Династия Цинь
(Династия Чу) — смутное время
Династия Хань Западная Хань
Синь, Ван Ман
Восточная Хань
Эпоха Троецарствия Вэй Шу У
Цзинь Западная Цзинь
Шестнадцать варварских государств Восточная Цзинь
Южные и Северные Династии
Династия Суй
Династия Тан
Ляо 5 династий и 10 царств
Северная Сун Сун
Цзинь Западная Ся Южная Сун
Династия Юань
Династия Мин
Династия Цин
Китайская Республика
Китайская Народная Республика Китайская Республика
Династия Чжоу (кит. 周朝, пиньинь Zhōu Cháo, палл. Чжоу; с 1122 до н. э. по 249 до н. э. [1] ) — китайская династия и период в истории Китая. Династия Чжоу свергла династию Шан и прекратилась после победы династии Цинь.

Хотя династия длилась формально около 800 лет, этот период был неоднородным, и историки делят его на несколько периодов.

Западная Чжоу (1027 до н. э. — 770 до н. э.) — когда дом Чжоу владел территорией в бассейне Средней Хуанхэ.
Восточная Чжоу (770 до н. э. — 249 до н. э.) — когда дом Чжоу постепенно утрачивал гегемонию, а территория Китая была поделена между отдельными царствами.
С периодом Восточной Чжоу традиционно ассоциируются два отдельных исторических периода:

Вёсны и Осени (период) (Чуньцю), соответствующий хронике (чуньцю) царства Лу, которую редактировал Конфуций, период заканчивается в 453 г. до н. э.. Тогда на территории Китая существовало большое число отдельных владений (часть из них было китайскими, а часть — создана другими народами). Правитель (ван) царства Чжоу обладал центральной властью — сначала реальной, потом всё более номинальной.
Период Сражающихся царств (Чжаньго) вплоть до 256 до н. э. и далее 35 лет позже, когда Царство Чжоу было уже уничтожено - в этот период царство Чжоу уже не доминировало и политику в Китае определяли другие царства.
При этом, говоря о Восточной Чжоу, имеют в виду скорее само царство Чжоу, превратившееся к тому времени в удельное царство и утратившее главенство, а периоды Чуньцю и Чжаньго рассматривают с точки зрения взаимоотношения всех государств и удельных княжеств на территории Китая.

Первой столицей государства Чжоу стал город Хао (кит. 鎬, пиньинь Hào, палл. Хао) на реке Вэйхэ, в непосредственной близости от современного города Сиань.

Государство Чжоу при этом продолжало культурную традицию предыдущего государства Шан, расширяя своё культурное влияние и увеличивая империю.




Содержание [убрать]
1 История и конфуцианская интерпретация
2 Армия Чжоу
3 Феодальная система
4 Западное и восточное Чжоу
4.1 Западное Чжоу
4.2 Восточное Чжоу
4.2.1 Чунцю
4.2.2 Чжаньго
5 Список сочинений эпохи Чжоу
6 Упадок
7 Сельское хозяйство
8 Археологические находки времён династии Чжоу
9 Источники
10 Ссылки
11 Литература


[править] История и конфуцианская интерпретация

Бронзовый сосуд Дин для ритуальной еды, V век до н. э.Племена Чжоу проживали к востоку от царства Шан, в долине реки Вэй, ок. 12 в. до н.э. Согласно гадательным надписям как Шан, так и Чжоу, правитель Шан У-дин часто направлял своих вассалов против Чжоу, и в определенный момент Чжоу приняло статус подчиненной территории, который сопровождался подачей дани, политическими браками и поклонением предкам-основателям Шан. Усилившись в 11 в. до н.э., княжество Чжоу, возглавляемое правителем У, повело коалицию своих сторонников против Шан, атаковало столицу и свергло шанскую гегемонию. Переход власти к династии Чжоу характеризовался установлением ритуалов почитания Неба взамен почитанию предков, при этом император именовался Сыном Неба[источник не указан 762 дня].

Китайская историческая традиция, сформировавшаяся в конфуцианской среде, объясняет падение династии Шан в космогоническом ключе, как утрату небесного мандата:

Последний император Шан Чжоу-Синь изображался крайне жестоким и развратным, утратившим добродетели и не внимающим увещеваниям, в то время как чжоуский Вэнь-ван скрыто совершенствовал добродетели и завоёвывал себе сторонников. Сын Вэнь-вана У-ван продолжал дело отца. После серии жестоких и необдуманных поступков со стороны Чжоу-Синя он поднял восстание, Чжоу-Синь покончил с собой, бросившись в огонь. Была установлена новая династия, правители которой стали носить титул ван вместо прежнего титула ди. Сыну Чжоу-Синя был пожалован удел земли и титул при новом дворе. В это время прославился также мудрец Чжоу-гун - советник У-вана.

[править] Армия Чжоу
Войско Западного Чжоу делилась на Шесть западных армий и Восемь армий Чжнчжоу. Армии действовали на северном плато и в долине Хуанхэ. Во времена Чжоу получили распространение боевые колесницы, заимствованные из Средней Азии .[2]

[править] Феодальная система
Общественная система в Китае времён Чжоу состояла в том, что император (ван) утверждал и назначал удельных правителей (чжухоу), которые получали титул гуна и хоу, удельными правителями становились также правители отдельных царств, признававших гегемонию вана. Чжухоу обязаны были регулярно являться ко двору и приносить дары, за что получали от вана также богатые подарки.

В случае слабости или неадекватности центрального правительства чжухоу переставали являться ко двору. Удельные правители постоянно враждовали друг с другом, завоёвывали соседние княжества, и нередко устраивали в своем владении систему, подобную дому Чжоу.

В 403 г. до н. э. правители царств Чжао, Хань, Вэй провозгласили себя ванами, после чего формальная централизованная система отношений нарушилась, с ваном Чжоуского домена вообще перестали считаться.

[править] Западное и восточное Чжоу

Музыкальный инструмент - бронзовый колокол времён Западного ЧжоуДатировка начала династии Чжоу остаётся предметом дискуссий, годом установления власти в Китае и победы над династией Шан традиционно считается 1122 до н. э., критики указывают на 1027 до н. э., существуют и другие концепции.

[править] Западное Чжоу
Основная статья: Западное Чжоу
История и жизнь Западного Чжоу известна по классическим трактатам "Чжоули" - Чжоуские ритуалы, "Шуцзин" - Книга Истории, "Шицзин" - Книга Песен, "Ицзин" - гадательная Книга Перемен, дополнительно имеются многочисленные надписи на бронзовых сосудах.

Поначалу семейство Цзи осуществляло достаточно крепкий контроль над всей страной. В 771 до н. э., после того как Ю-ван устранил свою жену, заменив её наложницей, столица была занята войсками отца свергнутой царицы, который заключил союз с кочевниками. Новым царём был провозглашён сын царицы, и его признали гуны Чжэн, Лу и Цинь и хоу Шэнь - отец бывшей старшей жены. Столица была перенесена в Лоян.

Это событие, связанное с ослаблением центральной власти и перенесением столицы с запада на восток, для историков знаменует переход от периода Западного Чжоу (кит. 西周, пиньинь Xī Zhōu) к периоду Восточного Чжоу (кит. трад. 東周, упр. 东周, пиньинь Dōng Zhōu).

Стабильная хронология начинается с 841 до н. э., с этой даты история достаточно аккуратно прослеживается в Исторических записках (Шицзи) Сыма Цяня и других летописях.

[править] Восточное Чжоу
Основная статья: Восточное Чжоу
Перенос столицы (формально по соображениям безопасности от гунов) был предпринят удельными князьями, утвердившими Пин-вана на царствование после свержения Ю-вана. При этом значение дома Чжоу резко упало, получив ограниченный удел, дом Чжоу по сути дела превратился в такое же удельное княжество, а ван стал "первым среди равных". Тем не менее главенство вана сохранялась.

Период Восточного Чжоу с 722 до н. э. по 481 до н. э называется Период Весны и Осени (Чуньцю) - по названию известной исторической летописи.

[править] Чунцю
Основная статья: Период Чуньцю
Более детально события этого периода изложены в хронике "Цзочжуань", которая является комментарием на скупую хронику "Чуньцю". В этот период с центром (Чжоу) взаимодействовали вассальные царства Цай, Чэнь, Чу, Хуа, Цзинь, Лу, Ци, Цинь, Шу, Сун, Вэй, У, Янь, Юэ, Чжэн.

Наибольшее значение приобрели царства Цзинь, Чу, Ци и Цинь, а также царство Чжэн, которые активно вмешивались в дела центрального двора и нередко определяли политику.

Среди удельных князей в это время стали выделяться гегемоны, которые потом формально утверждались ваном. Гегемоны нередко обладали большей властью и влиянием, чем чжоуский ван.

[править] Чжаньго
Основная статья: Чжаньго
Cледующий период называется Период Сражающихся царств - с 480 до н. э. по 221 до н. э. по другому хронологическому сочинению. Период Сражающихся царств длится 34 года уже после падения Восточного Чжоу в 256 году до н. э.. Этот период описан в первую очередь в поздней хронике "Стратегии Сражающихся царств" (кит. 戰國策/战国策, пиньинь Zhàn Guó Cè, палл. Чжаньгоцэ). В начале этого периода могущественное царство Цзинь в 403 распалось на три части - Хань, Чжао и Вэй. В дальнейшем история периода характеризуется как противодействие царств Чу, Хань, Ци, Цинь, Шу, Сун, Вэй, Янь, Юэ, Чжао. Многие правители этих царств получили титул вана (императора), ван царства Чжоу практически полностью утратил власть и влияние. В результате длительной борьбы за гегемонию император Цинь Шихуан смог объединить Китай и основал новую династию Цинь.

[править] Список сочинений эпохи Чжоу
В этот период созданы произведения, не только заложившие основу китайской цивилизации, но и оказавшие свое влияние на развитие всего человечества. Наиболее значимы следующие сочинения:

Ши-Цзин. Книга песен и гимнов.
Шуцзин. Книга историй.
Шаншу. Книга преданий.
Чуньцю (хроника). Весны и осени.
Цзочжуань. Комментарии Цзо.
Го юй. Речи царств.
Чжаньго цэ. Планы сражающихся царств.
И-цзин. Книга перемен.
Лунь Юй. Суждения и беседы.
Мэн-цзы.
Даодэцзин. Канон Пути и Благодати.
Чжуан-цзы.
Мо-цзы.
Сюнь-цзы.
Хань Фэйцзы.
[править] Упадок
[править] Сельское хозяйство

Ваза династии Чжоу со стеклянными инкрустациями, 4-3 в. до н.э. Британский Музей.[править] Археологические находки времён династии Чжоу
В Шанхайском музее хранится большая коллекция находок и реликвий, связанных с династией Чжоу. Особое значение имеют бронзовые ритуальные сосуды, количество которых отображало иерархический статус их обладателя. Создание таких сосудов являлось делом государственной важности и требовало сложной экономической и дизайнерской планировки.


Бронзовый сосуд, Дэфан, Западное Чжоу

Бронзовый сосуд, Дакэ, Западное Чжоу

Бронзовый ритуальный сосуд Ю, Западное Чжоу

Бронзовый ритуальный Цичхун Ху, Западное Чжоу

Сосуд Доу с изображением сцены охоты, Восточное Чжоу

Сосуд Бо князя Цинь, Восточное Чжоу

Сосуд Пу с драконами, Восточное Чжоу

Нефритовый амулет Би с двумя драконами, Восточное Чжоу
Предшественник:
Шан Династия Чжоу
1045 – 256 до н. э. Преемник:
Цинь

[править] Источники
Lee, Yuan-Yuan and Shen, Sinyan. (1999). Chinese Musical Instruments (Chinese Music Monograph Series). Chinese Music Society of North America Press. ISBN 1-880464-03-9
Shen, Sinyan (1987), Acoustics of Ancient Chinese Bells, Scientific American, 256, 94.
Sun, Yan. 2006. "Cultural and Political Control in North China: Style and Use of the Bronzes of Yan at Liulihe during the Early Western Zhou." In: Contact and Exchange in the Ancient World. Edited by Victor H. Mair. University of Hawai'i Press, Honolulu. Pages 215-237. ISBN 978-0-8248-2884-4; ISBN 0-8248-2884-4.
Feng, Li. 2006. Landscape and Power in Early China: The Crisis and Fall of the Western Zhou 1045-771 BC
↑ Ancient Dynasties
↑ Shaughnessy, Edward L. Historical Perspectives on The Introduction of The Chariot Into China. Harvard Journal of Asiatic Studies, Vol. 48, No. 1 (Jun., 1988), pp. 189-237
[править] Ссылки
Чжоу (династия) на Викискладе?
[править] Литература
Сыма Цянь. Исторические записки. Т. 1-2. (перевод Р.В.Вяткина)
Западное Чжоу:Государство и общество
Период Чунцю
От Чуньцю к Чжаньго: усиление центростремительных тенденций
Х.Г. Крил. Становление государственной власти в Китае. Империя Западная Чжоу
History of the Zhou Dynasty by Leon Poon
Китайские царства эпохи Чуньцю[скрыть]
Чжоу (周) • Ци (齊) • Цинь (秦) • Чу (楚) • У (吳) • Юэ (越) • Цзинь (晉)
Чжэн (鄭) • Чэнь (陳) • Лу (魯) • Вэй (Чуньцю) (卫) • Янь (燕) • Цай (蔡) • Цао (曹) • Хуа (滑) • Сун (宋) • Шу (蜀)



Источник — «http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A7%D0%B6%D0%BE%D1%83_(%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%8F)»
Категории: Древний Китай | Китайские династии | Государства в истории Китая
Скрытые категории: Википедия:Нет источников с мая 2009 | Википедия:Статьи с утверждениями без источников более 14 дней | Статьи со ссылками на Викисклад | Википедия:Хорошие статьи no-wiki | Википедия:Хорошие статьи zh-classical-wiki
Личные инструменты
Представиться / зарегистрироваться Пространства имён
Статья Обсуждение ВариантыПросмотры
Чтение Правка История ДействияПоиск
Навигация
Заглавная страница
Рубрикация
Указатель А — Я
Избранные статьи
Случайная статья
Текущие события
Участие
Сообщить об ошибке
Портал сообщества
Форум
Свежие правки
Новые страницы
Справка
Пожертвования
Печать/экспорт
Создать книгу
Скачать как PDF
Версия для печати
Инструменты
Ссылки сюда
Связанные правки
Спецстраницы
Постоянная ссылка
Цитировать страницу
На других языках
Azərbaycanca
Български
བོད་ཡིག
Brezhoneg
Català
Cymraeg
Dansk
Deutsch
English
Esperanto
Español
Eesti
فارسی
Suomi
Français
Frysk
贛語
Hak-kâ-fa
עברית
Hrvatski
Bahasa Indonesia
Italiano
日本語
한국어
Lietuvių
Bahasa Melayu
Nederlands
‪Norsk (nynorsk)‬
‪Norsk (bokmål)‬
Occitan
Polski
Português
Română
Srpskohrvatski / Српскохрватски
සිංහල
Simple English
Slovenčina
Shqip
Српски / Srpski
Svenska
Kiswahili
தமிழ்
ไทย
Tagalog
Türkçe
Українська
اردو
Tiếng Việt
中文
文言
粵語
Последнее изменение этой страницы: 06:09, 29 апреля 2011.
Текст доступен по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike; в отдельных случаях могут действовать дополнительные условия. Подробнее см. Условия использования.
Wikipedia® — зарегистрированная торговая марка Wikimedia Foundation, Inc., некоммерческой организации.

Свяжитесь с нами
Политика конфиденциальности Описание Википедии Отказ от ответственности

_________________
My sites:
http://alania-supercomputer.narod.ru/
http://jaszix.narod.ru
http://www.ossetiny.narod.ru
http://www.biblioteki.narod.ru
http://www.skifskij.narod.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 20-07, 10:56 
Не в сети
Stir Hister

Зарегистрирован: 08-06, 10:46
Сообщения: 1798
Условные обозначения:


ж.и. – женское имя

Алан.и. – имя зафиксированное у алан

Бактр.и. – имя зафиксированное у бактрийцев

Кидар.и. – имя зафиксированное у кидаритов

Киммер.и. – имя зафиксированное у киммерийцев

Кушан.и. – имя зафиксированное у кушан

Марг.и. – имя зафиксированное у маргиан

Массаг.и. – имя зафиксированное у массагетов

Нарт.эп. – имя из Нартского эпоса

Осет.и. – имя зафиксированное у осетин

Сак.и. – имя зафиксированное у саков

Сарм.и. – имя зафиксированное у сарматов

Скиф.и. – имя зафиксированное у скифов

Согд.и. – имя зафиксированное у согдов

Тохар.и. – имя зафиксированное у тохаров

Туран.и. – туранское имя из Авесты

Хорезм.и. – имя зафиксированное у хорезмийцев

Эфтал.и. – имя зафиксированное у эфталитов

Языг.и. – имя зафиксированное у языгов

Яс.и. – имя зафиксированное у ясов






МУЖСКИЕ ИМЕНА


Имя Транскрипция / перевод Примечание
Абар Αβαρης «вольный» Скиф.и., Царь скифов 7в.д.н.э.
Абаци Abacy Осет.и.
Абдаг Αβδαγας Сак.и., Царь Сакастана
Абдарак/Абдараг Αβδαρακος, Αβδαραγος «держащий воду», от ab+dar Скиф.и.
Абеак Возможно от Апи – богиня скифов (Апиаг) Сарм.и., Царь сираков 1в.д.н.э.
Абноз Αβνοζος «пьющий воду». от ab+noz Скиф.и.
Абраг Αβραγος «небесный»от др.ир. abra небо Скиф.и.
Абрас Abræs «небесный» Осет.и.
Аброаг Αβροαγος от abra небо Скиф.и.
Аброзео Αβροζεος от abra небо Скиф.и.
Абыз Abyz Осет.и.
Абыраг Abyræg «абрек» Осет.и.
Авдам/Авдан Ævdæm, Ævdæn «седьмой» Осет.и.
Авзураг Ævdzuræg Осет.и.
Авлаг/Аулаг Αwlæg Осет.и.
Авхаты Αυχάταί от vahu Скиф. род , происх. от Липоксая
Авшин Ævšyn «хозяин», «господин» Сaк.и.
Агар Αγαρος «чрезмерный» от æгæр Скиф.и., Царь скифов 4в.д.н.э.
Агатирс Αγαθιρσος Скиф.и.
Агауой Αγαυοι от gau корова Скиф.и.
Агаэт Agaət Скиф.и., Царь скифов 6в.д.н.э.
Агубе Aguybe Осет.и.
Агуз Æguz «бездельник» Осет.и.
Агузар Æğuyzar Осет.и.
Агшартан Ağšartan от хšaθra+tana Скиф.и.
Адакез Adækez Нарт.эп.
Адаш Ædaš «бесстрашный» от a+tars Алан.и.
Аддак Addak «внешний» Алан.и., Царь алан 5в.н.э.
Адзи Αζίας от az от «гнать, править» Скиф.и.
Адзиаг Αζιαγος «направляющий» Скиф.и.
Адзиай Αζιαιος от hatya правдивый Скиф.и.
Адой Αδοης «неистощимый» от æ­duj Скиф.и.
Аз Αζας от az от «гнать, править» Сак.и., Царь Индо-Сакского царства 1в.н.э.
Азан Azan «погонщик» Согд.и.
Азарион Αζαριων «тысячник» от hazahra Сарм.и.
Азарм Azarm «направляющая десница» от az+arm Сарм.и.
Азил Azil «правитель» Сак.и., Царь Сакастана
Азкацвар Wzk΄nsw΄r, от az от «гнать, править» Хорезм.и., Хорезмшах
Азна Azna Нарт.эп.
Азрак Azrak Сaк.и.
Аиган Ajgan Массаг.и.
Аихман Ajhman Массаг.и.
Айдар Ajdar Осет.и.
Айлар Ajlar Осет.и.
Айсан Ajsan Массаг.и.
Айсатир Aisatir Массаг.и.
Айсхман Ajshman Массаг.и.
Айшана/Айсана/ Уайсана Ajšanæ/Uajsana Осет.и., Нарт.эп.
Ака/Аки Akæ/Aki Осет.и.
Акас Ακασας «целый, здоровый» от agas Скиф.и.
Акроса Ακροσας/Akrosas Скиф.и., Царь скифов 2в.д.н.э.
Аксейн Αξεινος от axsaina синий Скиф.и.
Алаг Αlæg «арийский», от arya-ka Осет.и., Нарт.эп.
Алаф Alæf Нарт.эп.
Албег /Алымбег Albeg /Alymbeg Нарт.эп.
Албегон Albegon Осет.и.
Албор Ælbor Осет.и.
Алвад Alvad «арийский след» Яс.и.
Алгуз Alğuz Осет.и.
Алгузон Alğuzon Осет.и.
Алдак Ældaq Осет.и.
Алдар Ældar от arm+dar Осет.и.
Алдат Ældat Осет.и.
Алексарт/Аликсарт Αληξαρθος, Αλεξαρθος «арийская власть» от arya+xšθra Сарм.и.
Ализон Alizon «арий по происхождению» от aryazana Скиф.и.
Алкац Ælkac/Ælqac Осет.и.
Аллон Allon «арийский» Нарт.эп.
Алмахсат/Алмахсит Almahsat/Almahsit Осет.и.
Алсак Alsak Осет.и.
Алтанцак Altæncæq Осет.и.
Алтег Alteg Осет.и.
Алутаг/Алутак Αλουθαγος, Αλουταγος «пивной», «пивовар» от aluθ - пиво Скиф.и.
Алхарт Alhart «всеядный» Осет.и.
Алхаст Alhæst Осет.и.
Амадок Αμαδοκος от ama (сырой)+ad (кушать) Скиф.и.
Амазасп Αμαζασπας «могучий погонщик» от ama+az+aspa Сарм.и.
Амайаг/Амайак Αμαίακος «строитель» ос. amajæg Скиф.и.
Амал Αmal «добытчик» Алан.и.
Амардиак Αμαρδιακος «жертвенный» Скиф.и.
Амарзаст Αμαρζαστος от ham приставка со- Скиф.и.
Амбазук Ambazuk «равноплечий» Алан.и., Царь алан 1в.н.э.
Амбал Æmbal «содружинник» от bal Алан.и., Осет.и.
Амбалан Ambalаn «содружинник» от bal Алан.и.
Амбалон Ambalon «содружинник» от bal Осет.и.
Амбултан Αmbultan «победитель» Языг.и.
Амбуст Αμβουστος «великий» от æmbuzun Скиф.и.
Амбустан Ambustan «великий» от æmbuzun Языг.и.
Амзар Æmzar «пойте вместе» Осет.и.
Амизок Αμιζωκ Скиф.и.
Аморг/Амюрг/ Омарг Αμωργ, Ομαργ Сак.и., Царь саков 6в.д.н.э.
Амоспад Αμωσπαδος от ama+spada «соратник» Скиф.и.
Амсаджан Æmsadjan Алан.и., Аланский Князь 14в.н.э.
Амуоромар Αμωρομαρος от hamara враг Сарм.и.
Амургион Αμυργιον Сакский род
Амцег Amceg «молочный брат» Осет.и.
Анавсий Anafsyj «не насытный» Алан.и., Вождь алан 1в.н.э.
Анагай Αναγαίος «не имеющий скот» Сарм.и.
Анахарс Αναχαρσις «неранимый» ana(без)+hvar (ранить) Скиф.и., великий мудрец 7в.д.н.э.
Анбал Anbal «содружинник» от bal Алан.и.
Анбалан Anbalan «содружинник» от bal Алан.и.
Андаг Andag «внешний» Алан.и.
Анданак Ανδανακος «стальной» от andan­ak Скиф.и.
Андела Andela Алан.и.
Андурзак Andurzaq Осет.и.
Анигол/Анигал Anigol/Anigal «покровитель пчеловодства» Нарт.эп.
Анкал Ænqæl «надежда» Осет.и.
Анос Anos «бессмертный» Алан.и.
Антир Αντιρος «вооруженный луком» Скиф.и., Царь скифов, 5в.д.н.э.
Апагаст Apagast Языг.и.
Апвахиан Apvahian Согд.и.
Апсах Aψαχος от aspa «всадник» Скиф.и.
Арабат Arabat«брат» от arvad Алан.и., Предв.алан 11в.
Аравелианы/ Аравегьяны Araveliany/Aravegyany Аланская правящая династия.
Араф Æræf Осет.и.
Арахман Æræhman Осет.и.
Арахцау Arahcæu «часто ходящий» от aræhdzau Нарт.эп.
Аргас Ærgæs Осет.и.
Аргасга Ærgæsgæ Осет.и.
Аргованаг/ Аргуанаг Αργουαναγος «священнослужитель» от arga благословлять Скиф.и.
Аргод Αργοδας «благословенный» от arga Скиф.и.
Аргот (Уаргъ) Αργοτας «волк» от др.ир. Уарка Скиф.и., Царь скифов 5в.д.н.э.
Аргун Αrgun «благословенный» от arga Алан.и., Аланский Князь 13в. н.э.
Ард Αρδης «святость» Скиф.и.
Ардабур Αρδαβουριος «многобожный» от Arta (божество)+ baivar много Алан.и., Предв. алан 5в.н.э.
Ардагдак Αρδαγδακος от ard+ağdak (агъдау) Скиф.и.
Ардар Αρδαρος «рукодержец» от ærdar Скиф.и.
Ардарак Αρδαρακος «рукодержец» ос.алдар Скиф.и.
Ардариск Αρδαρίσκος «рукодержец» ос.алдар Скиф.и.
Ардасен Adasen Осет.и.
Ардахшар Ardæhšar «власть богов» Осет.и.
Арджадасп Ardžadasp Эфтал.и., Предводитель хионитов.
Арджасп Ardžasp Туран.и., ,Вождь туров
Ардонагар Αρδοναγαρος «многолучный»от αρδον-лук Скиф.и.
Ардонаст Αρδοναστος «восьмилучный» Скиф.и.
Арзамайхуа/ Арзимайхуа Ærdzæmajhuæ/ Ærdzimajhuæ Нарт.эп.
Арзанак Arzanaka «вождь» Сaк.и.
Арзын Ardzyn, «природный» Осет.и.
Ариант Αριαντας «арийская сталь» от arya+and Скиф.и., Царь скифов 6в.д.н.э.
Ариапейт Αριαπειθης «арийского вида» от arya+paesa Скиф.и., Царь скифов 5в.д.н.э.
Ариарт Aryart Скиф.и.
Ариасп Aryasp Скиф.и.
Ариган Ærigan «сокол» от warigan Осет.и.
Аримаз Αριμαζας «великий арий» Скиф.и., Вождь скифов
Аристагур Αρισταγωρης «рожденный в стране Ариев» Скиф.и., Царь скифов 5в.д.н.э.
Арифарн Αριφαρνης «арийский фарн» Сарм.и., Царь сираков (фатеев) 4в.д.н.э.
Арих/Орик Αριχος/ Οριχος Скиф.и., сын Царя Ариапита
Аркыз Arqyz Нарт.эп.
Армаг Ærmæg «ручистый», «умелец» Осет.и.
Армадара Armadāra «рукодержец» Сарм.и
Армдарак Αρμδρακος «рукодержец» Скиф.и.
Арнак /Арнаг Αρνακης «дикий» от ос. ærnæg Скиф.и.
Аротфарнч Arotfarnč Согд.и.
Арпан Arpan «небесный страж» от abra-pana Яс.и.
Арпоксай Αρποξαις «повелитель глубин» Скиф.и.
Арс Αρσης «медведь» Скиф.и.
Арсавега Arsavega «потрясающий копьем» Осет.и.
Арсаг Αrsæg «медвежонок» Осет.и.
Арсак Αρσακης «медвежонок» от arsa медведь Сак.и., Царь даев-апарнов 3в.д. н.э.
Арсаком Αρσακομας «любящий медведей» Скиф.и., Вождь скифов
Арсалан Αrsalan «арийский медведь» Алан.и., Аланский Князь 13в.н.э.
Арсам Arsæm «отважный» Алан.и.
Арсамаг/Арсамак Arsæmæg «отважнейший» Алан.и., Осет.и.
Арсамат Arsæmæt «храбрейший» Осет.и.
Арсамух Arsamuh Хорезм.и., Хорезмшах из дин. Афригидов, 8в.н.э.
Арсау Ærsau «подобный медведю» Осет.и.
Арси Ærsi / Αρσης «медведь» Тохар.и., Осет. и.
Арсит Αρσιθ «медвежонок» Сaк.и.
Арсобинд Arsobind Алан.и., Правнук Аспара
Арсой Ærsoj «медвежонок» Осет.и.
Арсук Arsukas «медвежонок» Алан.и.
Артаман/Артамон Αρθαμον «душа огня», от aθr+man Скиф.и.
Артеваг Artevag «сияющий» Скиф.и., Осет.и.
Артей Artej Согд.и.
Артиемман Αρθιεμμανος «копейщик» от aršti+manu Скиф.и.
Артоваз Αρθοβαζας «священный Арта» Скиф.и.
Артрамуш Wrtrmws «носящий кольчугу» Хорезм.и., Царь Хорезма
Артын Artyn «тридцатый» Осет.и.
Арц Arc «копье» Осет.и.
Арцамаз Arcamaz «великий копейщик» Осет.и.
Арцутан Ærcutan «долговязый», «телом копью подобный» Осет.и.
Арчег Ærčeg Осет.и.
Арчин Ærčyn Осет.и.
Арыг Aryg «молодой» Осет.и.
Аса Αsa Осет.и.
Асабе/Ашабе Asabe/Ašabe Осет.и.
Асаго/Асаг Asago/Asag «настоящий» Осет.и.
Асан Asan Осет.и.
Асана Asanæ Осет.и.
Асандр Asandær Сарм.и.
Асар Ασαρος «безголовый» от a+sara Скиф.и.
Асилдар Asildar «князь асов» Алан.и.
Аскан Askan Массаг.и.
Асог Asog «беспечальный» Осет.и.
Аспак Ασπακος «конник», «наездник»от aspa Скиф.и.
Аспандан Ασπανδανος «имеющий стальных коней» Скиф.и.
Аспар Aspar «наступающий» от spar наступать Алан.и., Предв. алан 5в.н.э.
Аспарук Ασπαυρουκις «имеющий светлых коней» от aspa + rauka Алан.и.
Аспаурук Ασπαυρουκς от aspa+rauka Алан.и.
Аспурак Aspurakes «имеющий светлых коней» Алан.и.
Аспург Ασπουργος «конемощный» от aspa+uγra Сарм.и., Царь Боспора 1в.н.э. из сарматской династии.
Ассон Æsson «происходящий из ассов» Осет.и.
Астан Astæn «восьмой» Осет.и.
Астархан Astarhan «асский правитель» Алан.и.
Асук Asuk Сaк.и.
Асфагур/Аспагур Asfagur/ Aspagur «добывающий коня» Алан.и., Сарм.и.
Асфоруг Ασφωρογος от aspa+rauka Скиф.и.
Атакам Ατακαμ «любящий Ата» Скиф.и.
Атамаз Aταμαζας «великий Ата» от maz Скиф.и.
Атан Atan Алан.и., Царь алан 10в.
Атас Ατασας «бесстрашный» от a+tars Скиф.и.
Атей Ατεας/Αταίας«правдивый» от hatya правдивый Скиф.и., Царь скифов 4-5 вв.д.н.э.
Ати Ατίς «правдивый» от hatya правдивый Скиф.и.
Атлан Аtlan Алан.и.
Атон Aton Алан.и., Царь алан 11в.
Атраг Atrag «потомок Божества Арта (Атра) Алан.и.
Атта Ættæ «наружний» Осет.и.
Аттамаз Ατταμαζας «великий Атта» Скиф.и.
Аудак Audak Алан.и., Царь алан 5в.
Аулох Awloh Осет.и.
Ауразак Αυραζακος от varaza «кабан» Скиф.и.
Ауруастура Αυροαστιρος «великий герой» Скиф.и.
Афарун Afarun Согд.и.
Афах Αφαχος от aspa Скиф.и.
Африг Afrig Хорезм.и., Хорезмшах основатель дин. Афригидов, 4в.н.э.
Афсадак /Афсадаг Æfsadaq /Æfsædæg «насыщающий» Осет.и.
Афсан Æfsæn «железный» Осет.и.
Афсараг Æfsæræg на языке охотников-«волк» Осет.и.
Афтаймак/
Афтеймак Αφθαίμακος/Αφθείμακος «седьмой» Скиф.и.
Афхард Æfhærd «ущербный» Осет.и.
Афцаг Æfcæg Осет.и.
Афшар Æfšær на языке охотников-«волк» Сак.и., Нарт.эп.
Афшарон Afšæron на языке охотников-«волк» Нарт.эп.
Ахансак Αχανσακος Скиф.и.
Ахас/Акас Αχασας/ Akas «целый», «невредимый» Скиф.и.
Ахох Ahoh «подобый горам» Осет.и.
Ахсара Æhsaræ «доблестный» Осет.и.
Ахсарат Æhsarat «доблестный» Осет.и.
Ахсин Ahsin «властный» Алан.и.
Ахтанаг Æhtænæg Осет.и.
Ахтар Ahtær Осет.и.
Ахшал Æhšal «доблестный» Осет.и.
Ахшалтаг Æhšæltæg «доблестнейший» Осет.и.
Ахшар Ahšar от ksathra – мощь, доблесть Нарт.эп.
Ахшарт Æhšart «доблестный» Нарт.эп.
Ахшартаг Æhšartæg «доблестнейший» Нарт.эп.
Ахшартан Æhšartæn «мощнотелый» Нарт.эп.
Ахшин Аhšyn Согд.и.
Ахшнарт Æhšnart «властвующий над мужами» Нарт.эп.
Ахшнартаг Æhšnærtæg «властвующий над мужами» Осет.и.
Ахшон Æhšon «властный» Нарт.эп.
Ахшунвар / Вахнушвар Ahšunwar «властелин» Эфтал.и., Царь эфталитов 5в.н.э.
Аца Aca/Acæ Нарт.эп.
Ацаг Αcæg «истинный» Осет.и.
Ацамаз/Ачамаз/ Атамаз Acæmæz/Ačæmæz «великий Аца» Нарт.эп., Осет.и.
Ацати Acati Осет.и.
Ацынаг Acynæg Осет.и.
Ашкаджавар Aškadžavar Хорезм.и., Хорезмшах из дин. Афригидов, 5в.н.э.
Ашкаджамук Aškadžamuk Хорезм.и., Хорезмшах из дин. Афригидов, 5в.н.э.
Ашхадар Ašhadar «имеющий власть» Алан.и., Царь алан 4в.н.э.
Бабаз/Бабас Babaz / Babas возм. от babyž Осет.и.
Бабай Babaj «предок», ср. бог скифов Папай Языг.и., Осет.и., Вождь языгов в Паннонии, 5в.н.э.
Бабат Bæbæt Осет.и.
Бага Βαγης «божественный» от baga бог Скиф.и.
Багара Bağæra Осет.и.
Багатар Bæğatyr/ Bæğatær «храбрый»; «божественный юноша» от baga+tar Алан.и., имя Царей Алании 5, 9, 13в.н.э.
Багауарза Βγw´rz «любимый богом» от baga+warza Согд.и.
Багдосау Βαγδοσαυος «очень счастливый» Скиф.и.
Багдох Βαγδοχος от baxta удел, счастье Скиф.и.
Багефарн Β´γyp´rn «божественный фарн» Согд.и.
Баги Baği «божественный» от baga бог Осет.и.
Баги Βαγης /Βαγιος «божественный» от baga Скиф.и.
Багодз / Багодза Bagodz / Bagodza Осет.и.
Багра Bagra Хорезм.и., Хорезмшах из дин. Афригидов, 4в.н.э.
Бадаг/Бадак/Падаг Βάδαγος/Βάδακης/Πάδαγος «сидящий» ос. Бадæг Скиф.и.
Бадайнаг Bædæjnag «бравый, молодец» Осет.и.
Бадал Badæl Осет.и.
Бадзай Badzaj Осет.и.
Бадзи Badzi Осет.и.
Бадола Bædolæ «цыпленок» Осет.и.
Бадур Bædur «цыпленок» от ос. бадул Алан.и., Аланский Князь 13в.
База Baza Алан.и.
Бази Bazi Осет.и.
Базук Bazyk «плечистый» ос. базыг, ир.bāzu Алан.и., Царь алан 1в.
Базыр Bazyr Осет.и.
Базырган Bazyrgan Осет.и.
Байсан Bajsan Осет.и.
Байт Bajt Нарт.эп.
Байуараспа Βαιορασπος «имеющий много коней» от baivar­aspa Скиф.и.
Байуармайа Βαιορμαιος «многорадостный» от baivar­maya Скиф.и.
Баксаг Βάξαγος «терпеливый»; «наделенный» Скиф.и.
Баланд Baland «высокий» Согд.и.
Балаш Balaš Массаг.и.
Бало Balo от bal-«военная дружина» Осет.и.
Балсаг/Балцаг Balsæg/Balcæg «участник балца» Осет.и., Нарт.эп.
Балхон Balhon «созывающий дружину», «предводитель» Осет.и.
Бана Βανας «дневной» от bānu Скиф.и.
Банадасп Βαναδασπος «укротитель коней» от van(побеждать)+aspa Языг.и., Царь языгов 2в.н.э.
Банай Banaj Языг.и., Царь языгов, 5в.н.э.
Баначкар B´n´čkr «светлоликий» Согд.и.
Бараг Bæræg «заметный» Осет.и.
Баразг Bæræžg Осет.и.
Барак Barak «всадник» Алан.и.
Баракад/Баракадра Barakad «изобильный» возм. от бар-воля, власть Алан.и., Соправитель Царя алан 1в.н.э.
Баран Baran «вольный» Осет.и.
Барата Barata Осет.и.
Бараш Baræš «наделенный волей» Осет.и.
Бардзим Bardzim «высокий» Осет.и.
Бардзин Bardzin «возвышенный» Осет.и.
Барз Barz «высокий» Осет.и.
Барзасака ΒΟΡΖΟΣΑΓΓΟ «высокий олень» Бактр.и.
Барзондизад Βαρζαοανδοιζαδο «высокое божество» от bærzond izæd Бактр.и.
Барлах Barlah «бедовый» ос. бæллæх-беда Алан.и., Царь алан 5в.
Баро BAPO «наделенный властью» Согд.и.
Барсаг/Балсаг Barsæg/Balsæg Нарт.эп.
Барталаг Bærtælæg Осет.и.
Барцаг Barcag Осет.и.
Бастак Βαστακος «местный, земной» bæst­ag Скиф.и.
Бата Bætæ Осет.и.
Батаг /Гатаг Bætæg/ Gætæg Осет.и., Нарт.эп.
Батай Bataj Осет.и.
Батар Batær Осет.и.
Батраз/Батрадз Batraz/Batradz Нарт.эп.
Батуза Batuza Осет.и.
Бахдок Βαγδοκος «счастливый» от baxta­vahu Скиф.и.
Бахрам Bahram «победоносный» Хорезм.и.
Бахтасау Βαγδόσαυος «очень счастливый» от baxta+syava Скиф.и.
Бахшаг Bahšag «терпеливый» Скиф.и.
Беварасп Bevarasp «имеющий много коней» Туран.и.
Бевка Bevka Языг.и., Царь языгов, 5в.н.э.
Бега Bega Осет.и.
Бегаза Begaza Осет.и.
Бедзен Bedzen Нарт.эп.
Бедзенаг Bedzenæg Нарт.эп.
Бедсисар Bedsisar Осет.и.
Беегзан Beegzan Языг.и.
Бежан Bežan Осет.и.
Бекир/Бечир Bekir/Bečir Осет.и.
Бекузар Bekuzar Осет.и.
Беорапсад Βεοραψαδος «имеющий великое войско» от baivar+spāda Скиф.и.
Беорг/Беоргар Beorgus «имеющий много крупного скота» от baivar+gau Алан.и., Царь алан 5в.
Берд Berd Осет.и.
Беса Besa Осет.и.
Бесол Besol Осет.и.
Бестол Bestol Осет.и.
Беци Becy Осет.и.
Бзар Bzar Осет.и.
Биазр Biazr Осет.и.
Бибил Bibil Алан.и., Аланский Князь 13в.н.э.
Бибо Bibo Осет.и.
Бибор Bibor Осет.и.
Бибыц Bibyc Нарт.эп.
Биварсар Bywrsr «многоголовый» Хорезм.и., Царь Хорезма 4в.н.э.
Биган Biğan Осет.и.
Бида Bida Осет.и.
Бидар Bidar Осет.и.
Бидаш Bidæš Осет.и., Нарт.эп.
Бидзих Bidzih Осет.и.
Бидса Bidsa Осет.и.
Билар Bilar Осет.и.
Бимбалар Bimbalar Осет.и.
Бимболат Bimbolat Осет.и.
Бираг Biræğ «волк» Осет.и.
Бист Bist Осет.и.
Бисфан Bisfan Сaк.и.
Битар Bitar Нарт.эп.
Бицерах/Бичерах Bicerah/Bičerah Осет.и.
Боар Boar Алан.и.
Бодар Bodar Алан.и., Аланский Князь 13в.н.э.
Болат Bolat «стальной, булатный» Осет.и.
Болох Boloh «бедовый» Алан.и.
Болхаш Bolhaš Сaк.и.
Бон Bon «день» Осет.и.
Бондогаз/Бандагаз Bondogaz/Bandagaz Языг.и.
Бор Βορυς «желтый,богатый» Скиф.и.
Бора Bora «желтый,богатый» от ос. бура, бур Нарт.эп.
Бораган Boragan Осет.и.
Борадзан Boradzan Осет.и.
Борак Βωρακυς «желтый,богатый» Скиф.и.
Боран Boran «богатый» Осет.и.
Борасп Βορασπος «имеющий буланых коней» Скиф.и.
Боропсадз Βωροψαζος «имеющий большое войско» Скиф.и.
Борса Borsæ Осет.и.
Борсаент Borsaənt Сaк.и.
Бостагон Βοσταγων от upasta место, страна Скиф.и.
Боташ Botaš Осет.и.
Бохас Bohas Массаг.и.
Бравик Brwyk Хорезм.и., Хорезмшах
Братак Βραδάκης / Βράδακος от brātaka-rvad Сарм.и.
Братарвахш Bratarvahš «добрый брат» Туран.и., туранец убивший Заратуштру за вероотступничество
Будакен Budaken Сaк.и.
Будзумар Budzumar Нарт.эп.
Будзуна/Гудзуна Budzuna/Gudzuna Осет.и.
Бузгар Buzgar Хорезм.и., Хорезмшах из дин. Афригидов, 7в.н.э.
Бука Buka Языг.и., Царь языгов,5в.
Бур Bur «желтый, богатый» Осет.и.
Буракан/Бурукан Burakan/Burukan Алан.и., Аланский Князь 14 в.н.э.
Бурафарныг/ Борафарныг Boræfærnyg/Buræfærnyg «изобильный Бора», «наделенный фарном Бора» Нарт.эп.
Бургал Burgal «рыжий бык» Осет.и.
Бургун Burgun «рыжеволосый», «блондин» Осет.и.
Бургур Burgur «рожденный рыжим» Осет.и.
Бури Buri «блондин» Осет.и.
Буриберди Buriberdy Алан.и., Аланский Князь 14в.н.э.
Бурсар Bursar «рыжеголовый» Осет.и.
Буртаг Burtag «одетый в желтое» Осет.и.
Буца Buca Осет.и.
Бхумака Bhumaka Сак.и., Царь саков из дин. Кшатрапов
Бырнац Byrnac Осет.и.
Вазамар Wzm΄r Хорезм.и., Царь Хорезма 3в.н.э.
Вазасвадин Vazasvadin Хорезм.и.
Вазудэва ΒΑΖΟΔΗΟ «священное божество» Кушан.и., Царь кушан 2в.н.э.
Ванадасп Βανάδασπος «укротитель коней» от van+aspa Скиф.и.
Вараз Wæraz «кабан» Сарм.и.
Вараз Varaz Эфтал.и., Царь эфталитов 6в.н.э.
Варазмак Varazmak Алан.и.
Варазман Varazman Алан.и.
Варахран Varahran Согд.и.
Вари Vari «сокол» Осет.и.
Варикан Varikan Осет.и.
Вархтанг/Вахтанг Warhtang/Vahtang «имеющий волчье тело» Сарм.и.
Вархуман Varhuman Согд.и.
Васишка / Васшитха Vasiška Кушан.и., Царь кушан 2в.н.э.
Вахгокан Vahgokan Согд.и.
Вахзанак Vahzanak «имеющий хорошее потомство» Согд.и.
Вахунтак Vahuntak Хорезм.и.
Ваюка Vayuka Скиф.и.
Вгашефарн Wgašefarn Согд.и.
Вибо Vibo Кушан.и.
Вий Βιίυς/Vijus Согд.и.
Вима-Кадфиз Vima-Kadfiz Кушан.и., Царь кушан 1в.н.э.
Вима-Такто Vima-Takto Кушан.и., Царь кушан 1в.н.э.
Витак Βιδακης «коренной» от waitāka- корень Скиф.и.
Виштаспа Vištaspa «имеющий быстрых коней» Туран.и., Царь туранцев
Водразмак Vωδrzmk Согд.и.
Вонон Vonon Сак.и., Царь саков 1в.
Вэсак Vəsak Туран.и.
Габа Gaba Осет.и.
Габал Gabæl Осет.и.
Габара Gæbærа «плешивый» Осет.и.
Габис Gabys Осет.и.
Габиц Gabyc Осет.и.
Габули Gabuli «дитятко» Осет.и.
Гавди Gavdi «желанный» Осет.и.
Гагудз Gagudz Осет.и.
Гада Gæda Осет.и.
Гадаг Gædæğ Осет.и.
Гадак Gadæk Осет.и.
Гадахара Gadahara Кидар.и., Царь Кидаритов (Малые Кушаны) 4в.н.э.
Гадик Γαδικος «лжец», «обманщик», ос. gady Скиф.и.
Гадикей Γαδικειος «лжец»,«обманщик», ос. gady Скиф.и.
Газдан Gæzdæn Осет.и.
Газдар Gæzdær Осет.и.
Газук Gazuk Сaк.и.
Гайти/Гайто Gajti/Gajto Осет.и.
Галаг Galag «бычок» Осет.и.
Галаз Galaz Осет.и.
Галау Galau «подобный быку» Осет.и.
Галгон/Халгон Galgon/Halgon Осет.и.
Галиуаг Galiuæg «левша» Осет.и.
Галон Galon «бычий» Осет.и.
Галык Galyk «бычок» Осет.и.
Гамбол Gambol Осет.и.
Гаппаг Gæppag «прыгун» Осет.и.
Гарпаг Garpag Сак.и., Массаг.и.
Гасдег Gasdeg Осет.и.
Гастей/Гасти Гαστεις, Γαστης «гость» от gasti Скиф.и.
Гатаг Gætæg « речной дух» Осет.и.
Гатал Gatal Сарм.и., Царь сарматов 2 в.д.н.э.
Гау Γαος «бычий» от gau Скиф.и.
Гаутама Gautama, от авест. gau- кр. рог.скот. Сaк.и.
Гацал Gacal Осет.и.
Гацир Gacyr Осет.и.
Гезандар Gezandar Сарм.и.
Гекки Gekki Осет.и.
Гелон Gelon Скиф.и.
Герасп Gerasp Алан.и.
Гесандр Gesandr Языг.и., Царь языгов 1в.н.э.
Гетагаз/Джетагаз Getægæz / Jetæğæz Осет.и.
Гигиан/Дадиан Gigianos/Dadianos Алан.и., Царь алан 1в.
Гиго Gigo Осет.и.
Гидарн Gidarn Сaк.и.
Гиркон Girkon Алан.и.
Гистан Gistan Сaк.и.
Гнур Gnur , Отец Анахарсиса и Савлия. Скиф.и., Царь скифов 7-6вв.д.н.э.
Гоар Goar «добывающий скот» от go+ar Алан.и., Царь алан 5в.
Годосау Γοδοσαυς «с черным умыслом», от guta+syāva Скиф.и.
Гозар Gozar «имеющий золотой скот» Алан.и.
Голау Golau Осет.и.
Гондофар Gondofar Сак.и., Царь Сакастана 1в.н.э.
Горгос Γοργοσας «тяжелый на ухо», «глуховатый», от garu+gauša Скиф.и.
Госак Γωσακος, ос.ğōsak «слушающий» Скиф.и.
Госон Γοσων «ушастый», «послушный» Скиф.и.
Готтор Gottor Осет.и.
Готфар Gotfar Эфтал.и., Царь хионитов 6в.н.э.
Гоцъи Goci Осет.и.
Грумбат Grumbat Эфтал.и., Царь хионитов 4в.н.э.
Губар Gubar Осет.и.
Губул Gubul Языг.и.
Гудзуна Gudzuna Осет.и.
Гудти Gudti Осет.и.
Гуйман Gujman Осет.и.
Гулди Guyldi Осет.и.
Гулла Ğulla Осет.и.
Гуллу Gullu от ос. гуыл. рит. пирог Осет.и.
Гулун Gulun от ос. гуыл. рит. пирог Осет.и.
Гунтиаг Guntiag Алан.и.
Гусал Gusal Осет.и.
Гуштаспа/ Гуштасп Guštaspa/ Guštasp «имеющий быстрых коней» Туран.и., Царь Турана, из дин. Кеянидов
Дабол Dabol Осет.и.
Давдаксарт Δαυδαξαρτος «божественная власть» Скиф.и.
Дадаг Δαδαγος «творец», от da-давать Сарм.и.
Дадай Dadaj Осет.и.
Дадакка Dadakka от dada «дед» Осет.и.
Дадыг Dadyg «создатель» Осет.и.
Дакка Dakka Осет.и.
Далосак Δαλόσακος «женоуправляемый» от adari (внизу, под) + os (жена, женщина) Сарм.и.
Данаразмак Δαναραζμακος от dānu+varāza, либо от raz- направлять Сарм.и.
Дандак Δανδακης от danta зуб Сарм.и.
Дандаксарз Δανδαξαρζος от danta зуб Сарм.и.
Дандаксарт Δανδάξαρθος от dantā+xšaθra Сарм.и.
Дандам Δανδαμις Скиф.и.
Дандар Δανδαρης «владеющий рекой» Скиф.и.
Даргавсар Dargavsar «длинная челюсть», на языке охотников-«волк» Нарт.эп.
Даргатава / Тигратава Dargatava/Tigratava «сильный», «мощный телом» Киммер.и.
Даргман Dargman «долговязый» Хорезм.и.
Дасан Dasan «десятый» Осет.и.
Датиан/Дадиан/ Гигиан Datianos/ Dadianos/ Gigianos Алан.и., Царь алан 1в.
Даукуй Dawkuj Осет.и.
Дауыр Dawyr Осет.и.
Дафа Dafa Осет.и.
Дахак Dahak «из дахов» (дахи- название одного из сакских племен) Туран.и.,
Деваштич/Дивасти Devaštič Согд.и., Правитель Согда 7в.н.э.
Дедекка Dedekka Осет.и.
Деденаг Dedenæg «цветок» Осет.и.
Дейока Dejoka Массаг.и.
Джадар Jadaros Алан.и., Аланский Князь 13в.н.э.
Джадарон Jadaron Алан.и., Царь алан 12в.
Джахн Ĵahn «мир» Туран.и., сын Афрасиаба
Джена Jena Осет.и.
Джетагаз / Гетагаз Jetæğæz / Getægæz Осет.и.
Джиргол Jirgol Осет.и.
Джифон Džifon Хорезм.и., Хорезмшах из дин. Афригидов, 8в.н.э.
Джыккай Jykkaj Осет.и.
Дзабай Dzabaj Осет.и.
Дзабол Dzabol Осет.и.
Дзаболат Dzabolat Осет.и.
Дзагур Dzağuyr Осет.и.
Дзама Dzama Осет.и.
Дзамбабай Dzambabaj Осет.и.
Дзанаспи Dzanaspi Осет.и.
Дзанболат/ Дзамболат Dzanbolat/ Dzambolat Осет.и.
Дзанг Dzang Осет.и.
Дзандар Dzandar Осет.и.
Дзандзег/Дзендзег Dzandzeg/Dzendzeg Нарт.эп.
Дзандзирак Dzandzirak Осет.и.
Дзанхот/ Джанхот Dzanhot/ Džanhot Осет.и.
Дзапар Dzapar Осет.и.
Дзарагас Dzaragas Осет.и.
Дзарандзег/ Дзериндзег Dzarandzeg/Dzerindzeg Нарт.эп.
Дзарас Dzaras Осет.и.
Дзарах Dzæræh Осет.и.
Дзарахох Dzæræhoh Осет.и.
Дзардаг Dzærdæg Осет.и.
Дзардак Dzardak Осет.и.
Дзасар Dzasar Осет.и.
Дзасболат Dzasbolat Осет.и.
Дзасболат Dzasbolat Осет.и.
Дзауаг Dzæuæg «ходок» Осет.и.
Дзауар Dzauar Осет.и.
Дзах Dzah «серый» Осет.и.
Дзахот/Дзаххот Dzahot/Dzahhot Осет.и.
Дзацци Dzaccy «глазастый» детское имя Осет.и.
Дзег Dzeg «козленок» Осет.и.
Дзега Dzega «козленок» Осет.и.
Дзендзет Dzendzet Нарт.эп.
Дзеран Dzeran Осет.и.
Дзеранзет Dzeranzet Нарт.эп.
Дзерзе Dzerze Нарт.эп.
Дзех Dzeh «хороший» Осет.и., Нарт.эп.
Дзибу Dzibu «цыпленок» Осет.и.
Дзибукка Dzibukka «цыпленок» Осет.и.
Дзимсер Dzimser Осет.и.
Дзимшер Dzimšer Осет.и.
Дзираг Dzirag Осет.и.
Дзодзабе Dzodzabe Осет.и.
Дзугур Dzugur Осет.и.
Дзудзумар Dzudzumar Нарт.эп.
Дзуцца Dzucca «маленький» Осет.и.
Дзыбын Dzybyn Осет.и.
Дзыбырт Dzybyrt Осет.и.
Дзынд Dzynd Осет.и.
Дибыц Dibyc Осет.и.
Дигис Digis «кот» ос. tikis Осет.и.
Дидин Didin «цветок» Осет.и.
Дидумоксарт Διδυμοξαρθος Сарм.и.
Дитул Διτυλας Скиф.и.
Доде Dode Осет.и.
Додтан Dodtan Осет.и.
Додти Dodti Осет.и.
Дорголел/Дургулел Dorgolel / Durgulel Алан.и., Царь алан 11в.
Досумоксарт Δοσυμοξαρθος от xšaθra Скиф.и.
Доттан/ Додтан Dottan/ Dodtan Осет.и.
Дуараг/Довараг Δουάραγος «стражник» от dvara Скиф.и.
Дугдамми / Тукдамме Dugdammi/Tukdamme «укрощающий силой» от tuh+domag Киммер.и., Вождь киммерийцев (сака-угутум) 8в.д.н.э.
Дуда Duda Осет.и.
Дудар/Додар Dudar/Dodar Осет.и.
Дула Dula Алан.и.
Дуланак Δυλανακης «подобный камню» Скиф.и.
Дуртула Durtula «катящий камень» Осет.и.
Дыгуж Dyğuyž Осет.и.
Ейсгуди Εισγουδιος от guta мысль Сарм.и.
Елахсартон Elahsarton Нарт.эп.
Елдар Eldar «алдар» Осет.и.
Елдза Eldza Осет.и.
Елисбар Elisbar Осет.и.
Еллон Ellon «арий, иранец» Осет.и.
Елтаган Eltagan Нарт.эп.
Елтар Eltar Осет.и.
Емзар Emzar «пойте вместе» Осет.и.
Еналди Enaldi Осет.и.
Еохар Eohar «просоед» от jæw + hwar Алан.и.
Ерахцау Eræhcau «часто ходящий (в балц)» Нарт.эп.
Есен Esen Осет.и.
Есудар Esudar Алан.и.
Еубарнак Εύβαρνακης «хозяин проса» Сарм.и.
Заваг Ζαβαγος «ходок», ос. cæwyn Скиф.и.
Заваги Ζαβαγιος от cyav- идти Сарм.и.
Заидар Zaidar «славу имеющий» Сарм.и.(из плем. аспургиан 1в.н.э.)
Закаран Zakaran «горожанин», от ос. saxaron Языг.и.
Закатч Zakatč Согд.и.
Залиа Zalia Осет.и.
Зандар Zandar Осет.и.
Зантик Ζαντικος «мутрый» от ос. zond Языг.и., Царь языгов 2в.
Зар Zar «золотой» Осет.и.
Заранд Ζαρανδος «старик» Сарм.и.
Зарат Ζαρατος «старик» Скиф.и.
Зардан Zardan Скиф.и.
Зарен Zaren «золотой» Скиф.и.
Зариаспа Zariaspa «златоконный» Сак.и.
Зарин Zarin «золотой» Осет.и.
Зарисар Žarišar «златоглавый» Осет.и.
Зармихр Zarmihr «золотой Митра» Сак.и., Царь Сакастана
Зартир Zartir «золотая стрела» Массаг.и.
Зафир Zafir «сапфир» Массаг.и.
Захxак Zahhak Туран.и., Царь Турана
Захот Zahot Осет.и.
Зеваг/ Зиваг Zevæg/Zivæg «ленивый» Нарт.эп.
Зевак Ζευακος «ленивый», от ос. zivæg Сарм.и.
Зевах Ζευαχος «ленивый», от ос. zivæg Сарм.и.
Зегиман Zegiman «божество покровитель злаков» Нарт.эп.
Зейонис Ζεϊονισης Сак.и., Царь Индо-Сакского царства 1 в.н.э.
Зимайхуа Zimajhuæ Осет.и., Нарт.эп.
Зирин Ζιριν от zaranya золото Сак.и.
Знаган Znagan «вражеский», от ос. æznagon Языг.и.
Зокан Zokan Языг.и.
Зорсин Zorsin Сарм.и., Царь сираков 1в.н.э.
Зудак/Задук Zudak/Zaduk «святой, священный, чистый», от ос. suğdæk Языг.и.
Зурa Ζουρης «сильный» от zura сила Сарм.и.
Игдампай Ιγδαμπαιης Скиф.и.
Игетуйагар Ιγετυαγαρος «сильно мешкающий» Скиф.и.
Идантем Ιδανθεμις Скиф.и.
Идантирс Ιδανθιρσος «со стальными стрелами» Скиф.и., Царь скифов 6в.д.н.э.
Иездаг Ιεζδαγος «божественный» Сарм.и.
Иездрад Ιεζδραδος «божественный» Сарм.и.
Инисмей/ Иненсимей Inismej/Inensimej Сарм.и., Царь сарматов 1в.н.э.
Инсазаг Ινσαζαγος «двадцатый» от ос. insæzæg Сарм.и.
Иодманган Iodmangan «тщедушный» Алан.и.
Ираг Irag Осет.и.
Ирак Ήρακας «ариец» от arya-ka Сарм.и.
Ирамбуст Ιραμβουστος от ambust возвеличенный Сарм.и.
Ирбид/ Ирвид Ιρβιδος «бреющий»от brin- стричь Скиф.и.
Иркай Irkaj Согд.и.
Исварадатта Isvaradatta Сак.и., Царь из дин. Кшатрапов
Итаз Itaksis «вдовец», от ос. idædz Осет.и., Царь алан 8в.
Итар Itar Осет.и.
Ишпакай Išpakai «пес» от špaka Скиф.и., Царь скифов 7в.д.н.э.
Йавак Ιαυακος «имеющий просо» от yava Сарм.и.
Йазадаг/Язадаг Ιαζαδαγος от yazata божество Сарм.и.
Йазадай/Язадай Ιαζαδαίος от yazata божество Сарм.и.
Йасанданак/ Ясанданак Ιασανδανακος от as(асы)+andan(сталь) Сарм.и.
Йасанданак/ Ясанданак ΄Ιασανδανακος «стальной ас» Скиф.и.
Йатрагор/Ятрагор ΄Ιατραγορας «ищущий огонь» ос. art+agūr Скиф.и.
Йафаг Ιαφαγος от yap- нагонять Сарм.и.
Йафаг/Яфаг ΄Ιαφαγος «догоняющий» Скиф.и.
Йездай Ιεζδαίος от yazata божество Скиф.и.
Йездрад Ιεζδραδος от yazata божество Сарм.и.
Йерахсау Jeræhsau Нарт.эп.
Йесгуди Είσγουδιος от jes+guta «божий умысел» Сарм.и.
Йода Ιωδας «душевный» от i+od душа Сарм.и.
Йодесмаг Ιωδέσμαγος «душевный» Сарм.и.
Йодманган Jodmangan от mang (ложный)+od(душа) Сарм.и.
Йодхшетака Iodhšetaka Согд.и., Царь Согда 7в.
Кабыс K´æbys «коренной» Осет.и.
Кавад Kavad Сaк.и.
Кавдын Kavdyn «щенок» Осет.и.
Кавтия/ Кавция Kavtiya/Kavciya «щенок» Алан.и., Царь алан 11в.
Каданак Καδανακος «заика» от kazanak Сарм.и.
Кадарахснаг Kadaræhsnæg «леной дух» Осет.и.
Кадгин/Катигин Katigin «достойный чести»от ос.kædğin Алан.и., Аланский Князь 14в.н.э.
Кадзах Kædzæh «скала» Осет.и.
Кадох Qadoh «леной дух» Осет.и.
Кадсар Kadsær «глава леса» Осет.и.
Кадуин Καδουιν от kаd – «честь» Скиф.и., Царь скифов 6 в.д.н.э.
Кадфиз Kadfiz от kаd – «честь» Кушан.и.
Казар/Касар Kazar/Kasar Осет.и.
Казара Kazara Осет.и.
Кайнаксарт Καιναξαρθος «доблестный в мести» Скиф.и.
Кайт Kajt Нарт.эп.
Кайтар Qajtar «герой» Нарт.эп.
Кал Qal «гордый» Осет.и.
Калак Καλακος Скиф.и.
Калау Kalau «осленок» Осет.и.
Калман Kalman Осет.и.
Калок/Калог Qaloq/Qalog от ос. qal Осет.и.
Калтур Qaltur от ос. qal Осет.и.
Камбол/ Камболат Kambol/ Kambolat Осет.и.
Кандак Kandak Алан.и., Царь алан 4в.
Кандакон Kandakon Алан.и.
Канданон Kandanon Алан.и.
Кандз/Чандз Kandz/Čandz Нарт.эп.
Кандил Qændil «жук» Осет.и.
Каник K΄nyk Хорезм.и., Царь Хорезма
Канит Κανιτα/Kanites Скиф.и., Царь скифов 3-2вв.д.н.э.
Канишка Kaniška от «kaništaka» Кушан.и., Царь кушан 2в.н.э.
Карадзау Qaradzau Осет.и.
Каракст Καραξτος Скиф.и.
Караруй Kαραρυες Сарм.и.
Караст Καραστος от hara(осел)+asta(восемь) Скиф.и.
Кардан/Картан Kardan/Kartan/Qardan Алан.и., Осет.и.
Карддамак Karddamak Туран.и., Правитель Сакастана
Карддамака Karddamaka Сакский правящий род в Сакастане и Зап.Индии 1-4вв.н.э.
Кардзи Καρζεις «тощий, крепкий» от ос. karz Скиф.и.
Карди Καρδιος от karta меч Скиф.и.
Карзоаз Καρζοαζος от karsa(резкий)+vac(слово) Скиф.и.
Карс Καρσος от karsa резкий Скиф.и.
Картас Karθasis «Асский меч» от karta+ās Скиф.и., Царь скифов 4вв.д.н.э.
Касаг Κασαγος «дозорный» от kas- смотреть Скиф.и.
Касак Κασακος от kas- смотреть Скиф.и.
Касбол Kasbol Осет.и.
Катен Katen «домашний» Сaк.и.
Катиар Κατιαρης «добывающий славу» Скиф.и.
Катиары Κατιαροι Скиф. род, происх. от Арпоксая
Катулф Katulf Эфтал.и., Царь эфталитов
Кафанаг Καφαναγος от ос. kaf-рыба Скиф.и.
Кафар Kafar «рыбу добывающий» Осет.и.
Кафт Κεφθος от kapa рыба Скиф.и.
Качир Kačir Алан.и., Вождь алан 13в.
Кермен Kermen «герой» от др.ир. kerman Осет.и.
Кертан Kertan Осет.и.
Кидара/ Кидолу Kidara/Kidolu Тохар.и., Вождь эфталитов 4в.н.э., Князь юэджей 2в.д.н.э.
Кидрей Kidrej Сaк.и.
Кизо Kizo Алан.и., Вождь алан 2в.
Кимерий Κιμεριος «киммериец» Скиф.и.
Кинахшар Kinæhsaræ «доблестный в мести» Осет.и.
Кинексарт Κηνεξαρθος от kaina+xšatra Скиф.и.
Кинтал Kintal Алан.и., Царь алан-рухсов 12 в.н.э.
Кипанада Kipanada Кидар.и.,Царь Кидаритов (Малые Кушаны) 4в.н.э.
Кобол Kobol Осет.и.
Кобор Kobor Осет.и.
Кобос Κωβος Киммер.и., Вождь киммерийцев
Кодал. Qodal Осет.и.
Кодор Kodor Осет.и.
Колаксай Κολαξαις «царь-солнце»от xsay сиять Скиф.и., сын Таргитая
Коландак Κολανδακης Скиф.и.
Кордар Kordar «мечедержец» Алан.и.
Кори/Кора Kori/Kora «мячу подобный» Осет.и.
Коттор Kottor Осет.и.
Коудзай Κουζαιος ос. kuydz Скиф.и.
Кофарн Κοφαρνος от hu+farn Скиф.и.
Ксайфарнаг Ξεφαρνουγος «сияющий властью» Сарм.и.
Ксандеш Ksandeš Кидар.и.,Царь Кидаритов (Малые Кушаны) 4в.н.э.
Ксиссагар Ξησσαγαρος от hsas (шесть) + saka (олень) + ar (добывать) Скиф.и.
Кубады Kubady Осет.и.
Кубали Kubali Осет.и.
Кудза Kudza «собака» Осет.и.
Кудзаг Kudzæg «собачий» Осет.и.
Кудзиго Kudzigo «щенок» Осет.и.
Кудзула Кадфиз KOΖΟΛΑ KΑΔΑΦΕ Кушан.и., Царь кушан 1в.н.э.
Кузай Κουζαιος от kuti собака Сарм.и.
Кузан Kuzan «собачий» Осет.и.
Кукей Kukej Сaк.и.
Кукуш Kukuš Осет.и.
Кул Qul «альчик» Осет.и.
Кулой Kuloj «подобный альчику» Осет.и.
Кулу Kulu «альчик» Алан.и., Аланский Князь 14в.н.э.
Кундз Kundz Осет.и.
Кунхаз Kunhaz Сaк.и.
Курдан Kurdan Осет.и.
Курсук Kursuk Сaк.и.
Куртагон Kurtagon Осет.и.
Кусайон Κυσαιον от kuti собака Сарм.и.
Кусу Κουσους от kuti собака Сарм.и.
Куцикк Kucykk Осет.и.
Кушаг Kušæg «работящий» Осет.и.
Кушагон Kušægon «работник» Осет.и.
Кушан Герай Kušan Geray Кушан.и., отец Кудзулы Кадфиза 1в.н.э., осн. дин. Великих Кушанов
Куыдзаг Kuydzæg «собачий» Осет.и.
Кхарасп Kharaspes «сероконный» от har+aspa Скиф.и.
Кшатрап Kšatrap Сaк.и.
Кшатрапы Kšatrapy Сакский правящий род в Сакастане 1в.н.э.
Кшахараты Kšaharaty Сакский правящий род в Сакастане и Зап.Индии 1-3вв.н.э.
Кылыц Kylyc Осет.и.
Лаг Læg «человек» Алан.и.
Лагмар Λαγμαρος «мужеубийца» Сарм.и.
Ладжи Lædžy «мужественный» Осет.и.
Лалау Lalau, «подобный рубину» от lal Осет.и.
Лалосак Λαλοσακος Скиф.и.
Ларзан Larzan Языг.и.
Лейман Λειμανος «друг» от friman друг Скиф.и.
Лигдам Λιγδαμις Киммер.и., Царь киммерийцев 8 в.д.н.э.
Лик/Линк Λικος/Λινκος Скиф.и., Царь скифов 5в.д.н.э.
Лиман Λιμανος «друг» Сарм.и.
Лимнак Λιμνακος «друг» Сарм.и.
Липоксай Λιποξαίς «повелитель гор» Скиф.и.
Лонхат/Лохант Λονχατος/Λοχαντος Скиф.и.
Лонхах Λονχαχος Скиф.и.
Лохат Λοχατος Скиф.и.
Лук Λυκος от varka волк Скиф.и.
Мава Μαυας Сак.и.
Мавак Μαυακος Сак.и., Царь саков 1в.д.н.э. захватил Гандхару и Пенджаб
Магар Magar Языг.и.
Магуйраг Mægujrag «беднейший» Нарт.эп.
Магуша Maguša «бездельник» Осет.и.
Мад Μαδυς от madu Скиф.и.
Мадак Μαδακος «медовый» от madu мед Скиф.и.
Мадар Madar Осет.и.
Мадий Μαδύης/Μαδυς «советник, правитель» от mantu Скиф.и., Царь скифов 7в.д.н.э.
Мадой/Мадуй Μαδωις «медовый» от madu мед Скиф.и.
Маз Μαζις «великий» от maza Скиф.и.
Мазак Mazak «великий» от maza Сак.и.
Маздак Mazdak «великий» от maza Сак.и.
Мази Μαζις от maz(a) большой Скиф.и.
Мазук Mazuk «великий» от maza Осет.и.
Май Μάης «луна» от др. ир. mah Скиф.и.
Майфарн Μαιφαρνος «носитель лунной благодати» Скиф.и.
Макент Makent Скиф.и.
Макка Makka Осет.и.
Малсаг/Марсаг Malsæg/Marsæg Осет.и.
Маммар Μαμμαρος «человекоубийца» Скиф.и.
Мана Mana от др.ир. manu «мужчина» Скиф.и.
Мандаc Μανδασος «десятник» от др. ир. mana+dasa Скиф.и.
Маниаг Μανιαγος «жених» от ос. mojag Скиф.и.
Манмар Μανμαρος «человекоубийца» Скиф.и.
Ману Manu от др.ир. manu «мужчина» Согд.и.
Марак Μαρακος от ос. maræg Сарм.и.
Маргуз/Мургуз Margudz/Murgulz «подобный птице» Нарт.эп.
Мардау Μαρδαυοσ от mar- убивать Скиф.и.
Марза Marza Осет.и.
Марзак Μαρζακος «сметающий» Скиф.и.
Мармер Marmer от mar- убивать Сак.и.
Марсагет Marsaget Сак.и.
Марсуг Marsug Осет.и.
Мартан Martan «смертный, человек» Алан.и.
Маста Μαστας «гневный, ярый» от masta Скиф.и.
Мастоу Μαστους «гневный, ярый» от masta Скиф.и.
Матарша Matarša «бесстрашный» Алан.и., Осет.и., Аланский Князь 13в.н.э.
Матас Ματασυς Скиф.и.
Матиан Matian «матеинский» Сарм.и.
Матук Ματυκος от matuka саранча Сарм.и.
Махар Mahar «великий» Сарм.и., Царь Боспора 1в.д.н.э.
Машук Mašuk «башня» Осет.и.
Мевак/Миуака Μευακος «работяга» от maiva работа Скиф.и.
Мегабаз Megabaz Сак.и.
Медосак Medosakk Сарм.и., Царь сарматов 2в.д.н.э.
Мига Miga Осет.и.
Мимболат Mimbolat Осет.и.
Минавар Minavar «авторитетный», «посол» Согд.и.
Мисост Misost Осет.и.
Митрен Μιθρεν «потомок Митры» Бактр.и.
Михиракула Mihirakula «рожденный Митрой» Эфтал.и., Царь эфталитов 6 в.н.э.
Мокзун Mokzun «смышлёный, мозговитый» Языг.и.
Мохтар Mohtar «независимый» Сарм.и., Яс.и.
Мугисаг Μουγισαγος от muka(семя)+saka(олень) Сарм.и.
Мугуа Mugua от ос. myg «семя» Тохар.и., Царь тохаров 2 в.н.э.
Муканна Mukanna Согд.и.
Мукара/Муккара Mukara/Mukkara Нарт.эп.
Мулдар Muldar «богач» Осет.и.
Мулдзуг Muldzug «муравей» Осет.и.
Мурга Μυργας от mrga птица Сак.и.
Мургетай Μυργεται «птичник» от mrga птица Сак.и.
Мургуз Murguz «подобный птице» Нарт.эп.
Муртаз Murtaz Осет.и.
Мутур Mutur «независимый» Яс.и.
Мырзаг Myržæg Осет.и.
Набарзан Nabarzan Сак.и.
Наваг Ναβαγος от nāv корабль Скиф.и.
Наваз Ναβαζος «кормчий» nāv+az (править) Скиф.и.
Наваншар Navanšar Согд.и., Правитель Чача
Найфон Najfon «родовой» Осет.и.
Накуыса Nækuyša Осет.и.
Намгин Ναμγηνος «именитый» от namgen Скиф.и.
Намиго ΝΑΜΙΓΟ «именитый» ос. nomğin Кушан.и.
Намик Namik «именитый» от ос. nomğin Согд.и.
Намоух Ναμουχος «с добрым именем» Скиф.и.
Нанефарн Nanefarn Согд.и.
Нанич Nanič Согд.и.
Наог Naog «новый» Алан.и.
Наракон Ναρακον «мужественный» др.ир. nara Скиф.и.
Нарендра Narendra Эфтал.и., Царь эфталитов 6 в.н.э.
Нарик Ναρηκος от nara узкий Скиф.и.
Нарсау Narsau Нарт.эп.
Насран Nasran Нарт.эп.
Натур Natur Осет.и.
Науаг Ναυαγος от nava новый Скиф.и.
Науак/Науаг Ναυακος/Ναυαγος «новый» ос. næuæg Скиф.и., Сарм.и.
Наф Naf «род» Осет.и.
Нафи Nafi «родовой» Осет.и.
Нахапан Nahapan Сак.и., Царь саков из династии Кшатрапов
Нидан Nidan «тихий, спокойный» от ос. nidæn Согд.и.
Нифат Nifat Сaк.и.
Нихек Νιχεκος «лобастый» от ос. nyh-лоб Скиф.и.
Нокар Nokar Нарт.эп.
Нури Nuri Тохар.и.
Оараго ΟΑΡΑΓΟ «барашек» от ос. wær Кушан.и.
Оаразгано ΟΑΡΑΖΓΑΝΟ от wæræz «кабан» Кушан.и.
Одат Οδατις «творец» от da творить Скиф.и.
Одиард Οδιαρδος «святость духа» ос. ud+ard Скиф.и.
Оздан Ozdan «благородный» от ос. uazdan Осет.и.
Ойоваз Οίοβαζος Сарм.и.
Оксартоз Οξαρδωζις от xšαθra+vāč Сарм.и.
Оксиарт Oksiart Сак.и.
Октамасад Οκταμαςαδ Скиф.и., Царь скифов 6-5вв.д.н.э
Олгас Ολγασυς «смотритель ягнят» ос. wælygæš Сарм.и.
Олкаб Ολκαβας от upari (сверху, над)+kapa Скиф.и.
Олкабант Ολκαβανθης Скиф.и.
Олтак Ολθακος от upari(сверху, над)+taka Алан.и.
Олфак Ολφακις от upari Сарм.и., Царь дондаров 2 в.д.н.э.
Омарг/Омюрг Omarg/Omūrg Сак.и., Царь саков хаумауарга
Омпсалак Ομπσαλακος Скиф.и., Царь скифов 1 в.д.н.э.
Омрасмак Ομρασμακος «соратник» Скиф.и.
Орадз Oradz от wæræz «кабан» Осет.и.
Оразмаг/Орузмаг Oræzmæg/ Oruzmæg от wæræz «кабан» Осет.и.
Ордан Ordan Сак.и.
Орик Ορικος/Οριχος «барашек» от wærikkæ Скиф.и.
Ороба Oroba Согд.и.
Оронт Οροντης от arvant быстрый, сильный Скиф.и.
Ороферн Οροφερνης от arvant (быстрый, сильный)+ farna (небесная благодать) Скиф.и.
Орсиомих Ορσιομιχος от aurusa белый Скиф.и.
Осмарак Οσμαρακος «женоубийца» os+marak Сарм.и.
Оспинбаз Οσπινβαζος «железнорукий» Скиф.и.
Оспинмаз Οσπινμαζος «могучий железом» Скиф.и.
Оссигас Οσσιγασος от os (жена, женщина)+ akasa (невредимый) Сарм.и.
Отан Otan Согд.и.
Оуар Ουαρας «барашек» ос. wær Скиф.и., Сарм.и.
Оуаразак/Уаразак Ουαραζακος «кабан» от varāza Скиф.и., Сарм.и.
Оуаргадак/ Уаргадак Ουαργαδακος от varka+ad Скиф.и., Сарм.и.
Оуардан /Уардан Ουαρδανης от varu+dānu Скиф.и., Сарм.и.
Оуарзбалак / Уарзбалак Ουαρζβαλακος «любимый дружиной» Скиф.и.
Оуастобал/ Уастобал Ουαστόβαλος «любящий дружину» Скиф.и.
Оуатафарн/ Уатафарн Ουαταφαρνης «священный фарн» vāč+farna Скиф.и.
Оуахузак /Уахузак Ουαχώζακος vahu+vāč Скиф.и., Сарм.и.
Оумбеуора/
Хумбеора Ουμβηουαρος «многопашенный» hurme+baivar Сарм.и.
Оурги Ουργιος «волченок» от varka волк Сарм.и.
Оустан Ουστανος от hu (хороший, добрый)+ Stana (стоянка) Скиф.и.
Охоарзан Οχοαρζανης от varz- любить Скиф.и.
Падаг Παδαγος «наследник, потомок» от pāδaka Скиф.и.
Пакор Pakor Сак.и., Царь Сакастана
Пал Παλος от bala военная дружина Скиф.и.
Палак Παλακος «наследник, потомок» от pāδaka Скиф.и., Царь скифов 2в.д.н.э.
Палы Παλοι «военная дружина» от bala Скиф. Царский род
Панасагур Πανασαγωρος Скиф.и., сын Царя Сагилла
Параган Paragan «заметный» от ос. baragon Алан.и.
Паралата Παραλατας «перводанный» Скиф.и.
Паралаты Παραλαται «перводанный» от paradāta Скиф. Царский род
Пареджан Parejan Алан.и., Аланский Князь 13в.н.э.
Пария Parija «первый» от авест. paoriya Алан.и.
Парса Parsa Осет.и.
Парсадан Parsadan Осет.и.
Парспанак Παρσπανακος «крепкобокий» от ос. fæjnæg+fars Скиф.и.
Партатуа Partatua «могучий в битве» от prtatava Скиф.и., Царь скифов 7в.д.н.э.
Патаик Παταικος «вождь» от ос. fætæg Скиф.и.
Патеир Πατείρος «господин», от скиф. pati Скиф.и.
Патей Πατεις «господин», от скиф. pati Скиф.и.
Пати Πατίας «господин», от скиф. pati Скиф.и.
Перош/Пероз/ Ферош P´eroš «победоносный» Алан.и., Царь алан 3в.
Пид Πιδος «отец» от pita Скиф.и.
Пидан Πιδανος «отчий» от pitā Скиф.и.
Пидей Πίδεις от pitā Скиф.и.
Пирак Πηρακος «писец, писатель» от сак. pir писать Скиф.и.
Пиран Piran «писец» от сак. pir писать Туран.и.
Питфарнак Πιτφαρνακης «отцовский фарн» Скиф.и.
Плин Πλινης Скиф.и.
Портак Πουρτακης «сын» от др. ир. puθra Скиф.и.
Пранг Prang «барс» Осет.и.
Прастен Prasten «почитающий» от parastande Яс.и.
Псеудартака Ψευδαρτακη от spanta (священный)+ Atar (огонь) Скиф.и.
Пулад Pulad «стальной, булатный» Алан.и., Аланский Князь 14в.н.э.
Пуртай Πουρθαίος «сын» от от puthra Скиф.и.
Пуртак Πούρθακης «сын» от ос. furt Скиф.и.
Пхалаг Phalæg Осет.и.
Раварг Ραβαργ от rava Скиф.и.
Раварс Ravars Алан.и.
Равсимод Ravsimod Сарм.и., Царь роксоланов 4в.н.э.
Радагос Ραδαγωσος «одноухий» Скиф.и.
Радам Ραδαμος «первый», от radam Скиф.и.
Радамас Ραδαμασις «первый ас» от fratama+ās Скиф.и.
Радамеист Ραδαμειστος «получающий первую награду» Скиф.и.
Радаммизд Radammizd «получающий первую награду» Алан.и.
Радамофурт/ Радамофирт Ραδαμοφουρτος/ Ραδαμοφοιρτος «первенец» Скиф.и.
Радамсад Ραδαμσάδις «первая радость» от fratama+šāti Алан.и.,Предв.алан, Царь Боспора из сарм. дин.
Раданфир Ραδαμφιρος «первенец» Скиф.и.
Разагос Ραζαγωσος от gausa ухо Сарм.и.
Раздзог Razdzog «предводитель, вождь» Осет.и.
Разман Ραζμανος «соратник» Скиф.и.
Рамон Ræmon «сдержанный, спокойный» Осет.и.
Рамсиск Ramsisk Алан.и., Предв. алан 5в.
Рапак Ραπακης от rap- поддерживать Сарм.и.
Распараган Rasparagan «честный, справедливый» Сарм.и., Царь роксоланов 2в.н.э.
Рассог Ρασσογος «светлый, прозрачный», ос. ræsog от frasauka чистый Сарм.и.
Раст R΄st «всегда готовый» Хорезм.и., Царь Хорезма
Ратагауша Ραδαγωσος «шумящий боевой колесницей» Скиф.и.
Раубаса Raubasa «лис, хитрец» Хорезм.и., Согд.и.
Рахойсак Ραχοισακος «пронзающий оленя» Скиф.и.
Ресак Resak Сак.и.
Респендиал/ Риспиндиал Respendial/Rispindial Алан.и., Предв. алан 5в.
Рехмир Rehmir «сияние солнца» Массаг.и.
Рипахшайа Ripakšaja «повелитель гор» Скиф.и.
Росмик Rosmik «соратник», от razmanak Алан.и., Царь алан 12в.
Ростом Rostom «сильный и хор. сложенный» Алан.и., Аланский Князь 15в.н.э.
Рохш Rωχš «светлый» Согд.и.
Руачек Rwčk Согд.и.
Руваш Ruvaš «лис, хитрец» Осет.и.
Руймон Rujmon «римлянин» Нарт.эп.
Сабри Sabri Хорезм.и., Хорезмшах из дин. Афригидов, 8в.
Саваг Σαυαγος «бьющий» ос. sævag Сарм.и., Скиф.и.
Савагаск Σαυαγασκος от akasa невредимый Сарм.и.
Савлий Σαύλιος «чистый» от saudya Скиф.и., Царь скифов 6в.д.н.э
Савмак/Саумак Σαυμακος «утренний» от ос. sæumag Скиф.и., Царь Боспора 2в.д.н.э.
Савромат/ Сауромат Σαυροματης от syava (черный)+ arma (рука) Сарм.и., Цари Боспора 2в.н.э.Предст. сарм.дин.
Савшак Savšak Хорезм.и., Хорезмшах из дин. Афригидов, 8в.н.э.
Савшафан Sy΄wrspn«обладающий славой Сиявуша» Хорезм.и., Царь Хорезма
Саг Sag «олень» Сарм.и.
Сагар Sagaris от sag(олень)+ar(добывать) Скиф.и.
Сагартан/ Шагартан Sagartæn «стройный, поджарый», «телом подобный оленю» Осет.и.
Сагаур Sagaur «мощный, сильный олень» Сарм.и., Царь Боспора из сарм. дин.
Сагго ΣАΓΓΟ «олень» Бактр.и.
Сагилл Σαγιλλης «подобный оленю» Скиф.и., Царь скифов
Сагодохо ΣΑΓΟΔΟΧΟ «имеющий силу оленя» Бактр.и.
Сагорко ΣΑΓΟΡΚΟ «олень-самец» Бактр.и.
Сагсур Sagsur «настигающий оленя» Осет.и.
Садай Σαδαιος от sata сто Скиф.и.
Садаймаг Σαδαίμαγος «сотый», ос. sædæjmag Сарм.и.
Садал Σαδαλας «сотый» Скиф.и., Сарм.и.
Садат Σαδατος «сотник» Сарм.и.
Садулла Sadulla Осет.и.
Садур/Содур Sadur/Sodur Осет.и.
Саили Σαιλιος «подобный оленю» Скиф.и.
Сайнаг Sajnæg «сияющий» Осет.и.
Сайтафарн Σαιταφαρνης «блистательный фарн» Скиф.и., Царь сайев 3в.д.н.э.
Сакде Σακδεος от saka олень Скиф.и.
Сакка Sakka Осет.и.
Сакман/Сахман Sakman/Sahman «благословенный» Осет.и.
Сакмар Σακμαρος «убивающий оленя» Скиф.и.
Саксафар/ Сакесфар Σαξαφαρος/Σακεσφαρης «фарн саков» Сак.и., Царь саков 4в.д.н.э.
Самбега Sambega Осет.и.
Самбида Sambida Алан.и., Предв. алан в Галлии 5в.н.э.
Санаг Σαναγος «винодел» Скиф.и.
Санбар S΄nb΄r «отражающий врага» Хорезм.и., Царь Хорезма
Сангибан Sangiban «мощнорукий» от banu+ cang Алан.и., Царь алан 5в.
Сандакшатру/ Шандакшатру Sandakšatru от др.ир. sanda+kšatru Киммер.и., Царь киммерийцев 8 в.д.н.э.
Сандарзи/ Сандарси Σανδαρζίος/Σανδαρσιος «сдерживающий врага» Сарм.и., Скиф.и.
Санеас/Санесон Saneas/Saneson Алан.и., Царь маскутов 4в.н.э.
Саневн Σανευνης Скиф.и., Царь скифов
Санерг Σανεργες Скиф.и.
Сантaрук/ Санатрук Santaruk «изгоняющий врага» от ос. sontæræg Сарм.и.
Сантарси Σανδαρζιος «устрашающий врагов» Скиф.и.
Сануаз Sanuaz «винопийца» Осет.и.
Сар Σαρυς «глава» Алан.и., Предв. алан 4в.
Сараби Særæbi «головастый» Осет.и.
Сарагас Saragas «с невредимой головой» Сарм.и., Питиахш Грузии 2в.н.э. Предст. сарм.дин.
Сарадан Σαραδνος Сарм.и.
Сарак Σαρακος от sara голова Сарм.и.
Сараксас Σαραξασος «шестиглавый» Сарм.и.
Саракъцау Saræqcau Осет.и.
Саралан Saralan «глава аланов» Алан.и.
Сардан Sardan Сарм.и.
Сардон Sardonij Сак.и., Царь саков 1в.
Саридан Saridan Осет.и.
Сарий Sarij от sara голова Скиф.и., Царь скифов 2в.д.н.э
Саробирт/ Шаробирдо ΣΑΡΟΒΙΡΔΟ «орешек, семечко» Кушан.и.
Сарос/Сародий Σαροςιη «глава осов» Алан.и., Царь алан 6в.
Сарт Sart Осет.и.
Сартан/Сартам Ξαρδανος/Ξαρταμος «многосеменый» Скиф.и.
Сасман Sasman от sas «прекрасный» Осет.и.
Сасыкка Sasykka от sas «прекрасный» Осет.и.
Сатасп Σατασπης «имеющий сто коней» Сарм.и., Скиф.и.
Сатибарзан Satibarzan «сияющая вершина» Скиф.и.
Сатрабат Σατραβατης от xsaθra власть, сила Скиф.и.
Сатрак/ Шатраг Σατρακης от xsaθra власть, сила Сак.и., Царь саков 4в.д.н.э.
Сауа Saua «черный» Нарт.эп.
Сауайнаг Sauajnæg «черная скала» Нарт.эп.
Сауандарг Sauandarg Осет.и.
Сауасса Sauassa Осет.и., Нарт.эп.
Саугуди Saugudi «чернохвостый», «очень нужный» Осет.и.
Саукал Saukal Осет.и.
Саукуй Šaukuj «черный пес» Осет.и.
Саукуыдз/ Шаукуз Šaukuydz «черный пес» Осет.и.
Саул/Савл Σαυλ от sau+al(an) Алан.и., Предв. алан 5в.
Саумаг Saumag «утренний» Осет.и.
Сауных Saunyh «чернолобый» Осет.и.
Сауон/Саумон Sæuon/Sæumon «утренний» Осет.и.
Саураг Σευραγως «утренний» Скиф.и.
Саурмаг Saurmag «чернорукий» Сарм.и.
Саусар Sausar «брюнет, черноголовый» О

_________________
My sites:
http://alania-supercomputer.narod.ru/
http://jaszix.narod.ru
http://www.ossetiny.narod.ru
http://www.biblioteki.narod.ru
http://www.skifskij.narod.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-10, 06:56 
Не в сети
Stir Hister

Зарегистрирован: 08-06, 10:46
Сообщения: 1798
Геродот, пишет, что Аристей был в земле исседонов -- скифов Аристей, сын Каистробия из Проконесса, в своей эпической поэме сообщает, как он, одержимый Фебом, прибыл к исседонам. По его рассказам, за исседонами обитают аримаспы -- одноглазые люди,; за аримаспами -- стерегущие золото скифы, а еще выше за ними -- гипербореи, на границе с морем. Все эти народы, кроме гипербореев, постоянно воюют с соседями (причем первыми начали войну аримаспы). Аримаспы изгнали исседонов из их страны, затем исседоны вытеснили скифов, а киммерийцы, обитавшие у Южного моря, под напором скифов покинули свою родину. Таким образом, рассказ Аристея не сходен со сказаниями скифов об этих странах.

Откуда происходил сочинитель этой поэмы Аристей, я уже сказал. Теперь сообщу также и то, что мне довелось слышать о нем в Проконнесе и Кизике. Как передают, Аристей был родом из самых знатных граждан Проконесса. Однажды он пришел в сукновальную мастерскую и там умер. Валяльщик запер свою мастерскую и пошел сообщить родственникам усопшего. По городу между тем пошла молва о смерти Аристея. но какой-то кизикенец из города Артаки оспаривал эту весть. По его словам, он встретил Аристея по пути в Кизик и сам говорил с ним. Родственники усопшего тем временем пошли в сукновальную со всем необходимым для погребения. Но когда они открыли двери дома, то там не оказалось Аристея ни мертвого, ни живого. Через семь лет Аристей, однако, снова появился в Проконессе и сложил свою эпическую поэму -"Эпос об аримаспах". Сочинив эту поэму, он исчез вторично.

Так рассказывают в этих городах. Я же знаю, что в Метапонтии в Италии через 240 лет после вторичного исчезновения Аристея произошло следующее (как я установил это, сравнивая происшествия

в Проконессе и Метапонтии). Аристей, по словам метапонтийцев, явился в их страну и повелел воздвигнуть алтарь Аполлону и возле него поставить статую с именем Аристея из Проконесса. Ведь Аполлон пришел, говорил он, из всех италиотов только к ним одним [ в их город Метапонтии ], а в свите бога прибыл также и он сам -- ныне Аристей. А прежде как спутник Аполлона он был вороном. После этих слов Аристей исчез. Метапонтийцы же послали в Дельфы вопросить бога, что же обозначает явление призрака этого человека. Пифия повелела им повиноваться призраку, так как это-де послужит им ко благу. Метапонтийцы послушались совета Пифии. И действительно, там и теперь еще ( -- конец V века до н.э. -- м.н.) стоит статуя с именем Аристея подле самого кумира Аполлона, а вокруг растут лавровые деревья. Кумир же бога воздвигнут на рыночной площади.

_________________
My sites:
http://alania-supercomputer.narod.ru/
http://jaszix.narod.ru
http://www.ossetiny.narod.ru
http://www.biblioteki.narod.ru
http://www.skifskij.narod.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-10, 07:04 
Не в сети
Stir Hister

Зарегистрирован: 08-06, 10:46
Сообщения: 1798
Эпос скифов и античная литература


Таким образом, существовавшие и в древнем Иране, и в древней Индии представления о достигающих неба великих северных горах, вокруг которых вращаются светила, не могли быть заимствованы из античного мира. В этих странах они бытовали гораздо раньше того времени, когда возможно говорить о каком-либо влиянии античной традиции.

Более того, не только представления о великих северных горах, но и весь цикл связанных с ними сюжетов (непреодолимые препятствия на пути к ним, океан у гор, «страна блаженных», «полярные» явления) определенно принадлежат к наследию общеарийской эпохи, т.е. восходят к единой мифологической и — шире — культурной традиции, которая существовала у предков индийцев и иранцев в период их совместного обитания.

Вместе с тем подобные представления, известные по религиозным и эпическим сочинениям Индии и Ирана, аналогичны соответствующим сообщениям античной литературы и должны рассматриваться как генетически связанные с ними. Отсюда вполне закономерен вывод: сведения античных источников о далеком Севере за Скифией в своей основе восходят к скифской традиции, традиции, которая в свою очередь принадлежит к общеарийскому культурному кругу. Это заключение подтверждается и анализом данных о северных странах за Скифией, историей возникновения и бытования в античной литературе сюжетов, связанных с рассматриваемым «северным циклом».

Представления о великих горах на севере Европы возникли у греков не под влиянием географических идей древних египтян, а основаны на сведениях, полученных из скифского мира, Эти горы упоминаются в греческой литературе с VII в. до н.э., но лишь у тех авторов (Алкман, Аристей и др.), которые уже располагали информацией из Скифии, в том числе сведениями о таких народах, как аргиппеи и исседоны (за ними и помещали северные горы). Сообщения об этих народах у авторов VII-V вв. до н. э. восходят к различным рассказам путешественников и скифских торговцев, на что указывают и разные формы названий исседонов (эсседоны, исседы) и аргиппеев (оргемпеи и др.), засвидетельствованные в греческих источниках того времени.

О великих горах на севере упоминалось во всех версиях скифских рассказов и восходящих к ним описаний античных авторов. Обычно они именуются Рипами, Рипейскими. Лишь Геродот не упоминает это название, но и он, ссылаясь на рассказы скифов и аргиппеев, сообщает, что к северу от последних находятся «высокие недоступные горы, через которые никто не переходит»; Геродот помещает их в широтном направлении. В этой характеристике легко заметить уже знакомые черты как Рипейских гор, так и мифических северных гор эпоса древнего Ирана и Индии.

На подступах к северным горам античные авторы, писавшие о Скифии, помещали аримаспов, грифов и другие фантастические существа. Такие сведения эллины определенно заимствовали из скифского мира. Геродот прямо заявляет, что об одноглазых аримаспах и стерегущих золото грифах рассказывают сами скифы.

Образ грифов был очень популярен в скифском искусстве, хотя по своей иконографии и стилистической интерпретации он обнаруживает много общего с сюжетами искусства Передней Азии и Греции; там представления о подобных фантастических существах бытовали ранее, еще в доскифский пёриод. В формировании образа грифа слились воедино черты мифических и реальных животных (в частности, орла и льва).

Эти же черты обычно придаются грифам, изображаемым на художественных изделиях скифского мира. Сходным образом описываются и в античной литературе стерегущие золото грифы скифской традиции. Многие писатели вслед за Аристеем рисуют грифов как «зверей, похожих на львов, но с крыльями и орлиным клювом». Иногда встречается и иное описание грифов: у Эсхила, например, они названы «нелающими псами». Ученые справедливо полагают, что в скифском эпосе образ грифов первоначально был связан не со львом, а с чудовищами, вероятно, крылатыми и когтистыми существами, охранявшими мифическое золото.

Представления об одноглазых людях и крылатых чудовищах засвидетельствованы в фольклоре народов Северо-Восточной Европы и Сибири, что намечает и другое направление культурных связей скифского мира с народами лесостепной и лесной зоны. Изучение этих контактов дало ученым важные данные для доказательства происхождения из скифского мира многих сюжетов «северного цикла» античной литературы.

Так, образ страшных, смертоносных, живущих во тьме дев; которые умели летать и были подобны лебедям, известен по фольклорной традиции ряда народов Севера. В скифском эпосе девы-лебеди «жили» в стране мрака у северных гор, вблизи грифов и аримаспов. Познакомившись со скифской традицией, эллины отождествили их с привычными для греческой мифологии образами ужасных крылатых существ — дев (горгон и грай).

Согласно мифическим воззрениям греков, смертоносные дочери Форкия обитали в стране богини Ночи, далеко на западе, за песками Северной Африки и столпами Атланта. Именно там, по древним легендам, Персей отсек голову Медузе Горгоне. Но у Эсхила форкиды и Горгоны помещены в совершенно ином месте — далеко на севере или северо-востоке, рядом с грифами и аримаспами. А если верить Пиндару, Персей убил Горгону у страны гипербореев, т. е. на далеком севере. По рассказу Пиндара, Персею будто бы довелось побывать и у самых гипербореев (этот сюжет также отсутствовал в ранних вариантах сказания о Персее).

Нововведения, очевидно, были связаны с тем, что уже до Пиндара и Эсхила эллинский мир познакомился со сходными образами скифского эпоса. Более того, скифские сюжеты оказали влияние и на описание облика персонажей греческих мифов. Не случайно Эсхил наделяет страшных «старух» — форкид прозвищем «лебедеподобные», эпитетом, который мог быть заимствован из скифского фольклора; он не засвидетельствован в греческой традиции о форкидах.

Показательны и новые черты, дополнившие первоначальный образ Северного ветра — титана Борея. В античных сообщениях о заскифских областях рассказывается о Борее, который дует с Рипейских гор, принося леденящий холод; могучий ветер охватывает своим неистовым дыханием путника, способен закружить и унести его; жилище Борея находится в пещере у северных гор. В древнейших греческих сказаниях подобных представлений не существовало. Согласно «Одиссее», все ветры имели обиталище на острове их повелителя Эола.

Позднее в рассказах некоторых античных писателей обиталищем Северного ветра уже служит особая пещера. Это представление было, очевидно, воспринято из мифологии скифского мира. По сообщению Плиния, пещера Северного ветра лежит в местности поблизости от аримаспов. Мифический образ холодного ветра, живущего в горных пещерах, широко распространен у жителей северных областей от Финляндии до Сибири. У народов Зауралья существовало поверие о старике — Северном ветре, дующем с огромной силой и охватывающем людей ледяным дыханием.

Подобные представления проникли в греческую литературу и обогатили античный миф о титане Борее. Отдельные детали «скифского» происхождения свободно вплетались в древние сюжеты эллинской мифологии. Софокл в трагедии «Антигона» излагает историю о несчастной дочери Борея, которая из мести неверному супругу ослепила своих сыновей:

А была она из древнейшей семьи...

В отдаленных пещерах возлелеяна сонмом отеческих бурь,

Порождение бога, дочь Борея, что резвых быстрее коней.
Имеются и многие другие примеры, свидетельствующие о знакомстве античной традиции с сюжетами скифского эпоса. В целом влияние скифской культуры на эллинский мир было весьма заметным. Греческие и римские поэты нередко обращались к скифским мотивам, их привлекали история, обычаи, нравы, традиции скифов, герои скифских преданий: «прародительница» скифов — змееногая богиня земли, эпический царь Колаксай, царицы-воительницы скифо-сарматских племен и др.

Очень популярен в античной литературе был образ скифа Анахарсиса. Уже Геродот рассказывает различные истории об этом скифе царского рода, который объездил много стран, в том числе Элладу. Позднее эллины причислили его к семи из величайших мудрецов мира. Так в античную культуру проникли многие мотивы скифского эпоса. Вместе с реальными фактами, описанием действительно существовавших народов греки получали и фольклорные сюжеты скифов и их соседей.

Довольно широко представлен в античной литературе о Скифии и интересующий нас «северный цикл». Его мотивы нередко приобретали в античной традиции иное толкование, осмысливались под влиянием традиционных эллинских представлений, увязывались с хорошо известными образами, но во многом сохраняли первоначальную основу. Если, например, аримаспы вошли в античную литературу под своим скифским названием, то другие мифические существа часто выступали в ней под именами персонажей, с которыми отождествили их греки (Борей, форкиды и горгоны).

Так случилось и с «блаженными» скифской традиции. У античных авторов они стали именоваться «гипербореями» — священный народ в эллинской мифологии, связанный с культом Аполлона в Дельфах и на острове Делос. Трудно сказать, где греки помещали в то время этот народ, но уже с VII в. до н.э. существовала традиция о том, что гипербореи обитают далеко к северу от Скифии, за Рипейскими горами. Эта традиция была представлена, в частности, у Аристея; как полагают некоторые исследователи, она ведет свое начало именно от него.

В греческие представления о гипербореях вливались новые черты, заимствованные из мифологии и эпоса скифов и их соседей. Сведения обоих источников (греческих доскифских и полученных из Скифии) тесно переплелись друг с другом, и не всегда легко определить происхождение тех или иных деталей в описании гипербореев. Но бесспорно, что «скифский вклад» был весьма значителен. Даже в одах Пиндара, повествование которого о гипербореях, быть может, в наибольшей степени проникнуто эллинским колоритом, явно отражены различные представления, основанные на сведениях из Скифии.


В античном мире самой авторитетной считали традицию о гипербореях, возводимую к Аристею. Предполагалось, что именно он обладал наиболее подробными и достоверными сведениями об этом народе. Данная традиция, по которой гипербореи обитали к северу от великих гор, за Скифией, за аргиппеями и исседонами, рядом с аримаспами и т.д., основывалась на рассказах, бытовавших у племен скифского мира, и в частности у исседонов.

Геродот и к таким рассказам подходил с большой осторожностью. О гипербореях за Скифией он говорит лишь со ссылкой на Аристея. Но и сам Геродот включил в свой труд сведения — из числа полученных им в Скифии — об особом народе, якобы жившем далеко к северу от аргиппеев, за высокими недоступными горами, хотя одновременно и замечал: «Я совсем этому не верю». Конечно,

Геродот имел все основания подвергать сомнению достоверность подобных рассказов, но бесспорен сам факт бытования в Скифии легенд о чудесном народе за далекими северными горами. Название же «гипербореи» в Скифии Геродот, естественно, не мог слышать, т. к. оно принадлежало собственно греческой традиции и было только перенесено на «блаженных» скифской мифологии.


В сюжетах античной традиции о гипербореях можно выделить некоторые моменты, определенно связанные с представлениями, бытовавшими в скифском мире. Это прежде всего сама локализация гипербореев. Аристей, Дамаст и другие греческие авторы помещали их в области между северными горами и северным морем.

Такое представление первоначально было чуждо грекам того времени и, безусловно, заимствовано ими из скифской среды. Обращает на себя внимание и тот факт, что у античных авторов Рипейские горы располагаются под созвездием Большой Медведицы, которая связывается также и со страной гипербореев. Так, римский поэт Лукан (начало I в. н.э.) в одной из своих поэм упоминал о «ледяной повозке Гиперборейской Медведицы».

Негреческие черты в цикле о гипербореях отчетливо выявляются в описаниях «полярных» явлений в их стране. Безусловно, правы те исследователи, которые полагают, что эти сведения входили уже в древнейшую греческую традицию о заскифских гипербореях. Повествования о «полярных» явлениях составляют неотъемлемую часть общих описаний страны гипербореев в античных источниках и тесно переплетаются со столь характерными образами и сюжетами, как Пероносная — снежная страна, пещера Борея, аримаспы, Рипейские горы и расположенное за ними северное море. И наконец, у Геродота отражена самостоятельная традиция о том, что в стране за высокими неприступными горами ночь продолжается шесть месяцев.

Таким образом, из скифского мира в греческую литературу, хотя и в легендарной форме, проникли сведения о «полярных» явлениях в далеких заскифских областях. Они основывались на конкретных сведениях, попадавших в степные районы Юго-Восточной Европы, очевидно, из более северных областей. Так, эллины уже в VII-V вв. до н.э. услышали об удивительных для них феноменах, которые затем подвергались научному осмыслению античными учеными, получая разные объяснения.

«Скифский источник» можно рассматривать как первый этап в истории античных представлений о дальнем севере. К подобным сведениям о северных странах позднее добавились новые, также основанные на конкретной информации, но идущей уже не из скифского мира, а из северо-западных районов Европы. Во второй половине IV в. до н.э. уроженец греческой колонии Массалии (современный Марсель) Пифей совершил путешествие в Страну олова (Британию) и оттуда к земле Туле. Она отождествляется современными учёными с одним из островов к северу от Шотландии, с Исландией или частью Норвегии.


Пифей оставил описание своего путешествия, но от его труда сохранились лишь незначительные фрагменты. Записки Пифея были использованы античными астрономами (в частности, греческим ученым I в. до н. э. Гемином в его сочинении «Введение в явления природы»). Сведения Пифея часто вызывали недоверие у древних авторов. И лишь много позлее европейским ученым стало ясно, что его данные вполне достоверны.

Судя по дошедшим фрагментам, Пифей сообщал о том, что на Туле «ночь была очень короткой и продолжалась в некоторых местах два, в других — три часа, так что через очень короткое время после захода солнце снова поднималось». В I в. н. э. Плиний писал о земле Туле: «Там летом нет ночей, но очень мало дневного света в зимнее время. Некоторые думают, что это продолжается без перерыва шесть месяцев подряд». Здесь, как и в некоторых других отрывках сочинения Плиния, соединены вместе свидетельство Пифея и более ранняя традиция о северных заскифских областях.

Так в течение многих столетий при описании северных стран обращались к традиции, восходящей к VII-V вв. до н. э. и основанной на сведениях, из



Перстень скила


Уже очень рано рядом со скифскими племенами на северных берегах Черного моря обосновались выходцы из эллинского мира. В VIII-VII вв. до н.э. они приезжали сначала для торговли, а затем создали здесь свои многочисленные поселения: Ольвия (у устья Буга), Хер-сонес Таврический (около Севастополя), Пантикапей (совр. Керчь) и другие. Эти греческие города тесно были связаны с местным населением. Некоторые из них признавали власть скифских царей. Скифы обычно благожелательно относились к греческим колонистам, торговали с ними, ценили получаемые от них предметы художественного ремесла.

Греки внимательно следили за событиями в стране скифов, интересовались их обычаями, традициями, религией. Сочинения античных авторов содержат много данных о Скифии. Особенно интересно ее описание в труде Геродота, который бывал в Ольвии и беседовал со скифами.

Правдоподобность многих античных свидетельств и рассказов о Скифии, в том числе и самого Геродота, не раз вызывала сомнения ученых, но новые археологические материалы неоднократно подтверждали достоверность сведений о нравах и обычаях скифов, конкретных эпизодах их истории. Примером тому может служить история о скифском царе Скиле, о котором Геродот сообщает следующее.

У царя Ариапита было много сыновей. Наследовал же ему сын от эллинки Скил, которого мать научила греческому языку и грамоте. Испытывая склонность к эллинским обычаям он часто посещал Ольвию. Сопровождавшее его войско он оставлял у городских ворот, которые велел запирать, чтобы скифы не знали, как он проводит в Ольвии время. Здесь он жил как эллин: одевался в греческое платье, приносил жертвы греческим богам.

Когда же Скил был посвящен в таинства вакхического бога Диониса, один из жителей города с насмешкой рассказал об этом скифам, ожидавшим своего вождя. Он тайно провел их на башню, откуда они сами увидели царя в вакхическом исступлении. После этого скифы взбунтовались, свергли Скила и сделали царем его брата. Скил был вынужден бежать за Дунай к царю фракийцев.

Новый скифский царь двинулся войной на Фракию. Недалеко от Дуная сошлись войска фракийцев и скифов. Но битва не состоялась, т.к. цари договорились между собой. Скил был выдан брату-сопернику и обезглавлен. «Так оберегают скифы свои обычаи и так сурово карают тех, которые заимствуют чужое», — заключает Геродот.


Геродот — единственный, от кого была известна история Скила. У ученых не было уверенности в достоверности этого повествования, а некоторые из них даже сомневались в реальном существовании самого Скила. Но вот в румынской Добрудже (между низовьями Дуная и Черным морем) был найден древний золотой перстень. По стилистическим особенностям ученые отнесли его к V в. до н.э. На перстне греческими буквами вырезано имя Скила (по данным Геродота, Скил был царем скифов в середине V в. до н.э.).

На перстне изображена богиня с зеркалом в руках, сидящая на стуле или троне. Такой сюжет встречается на многих изделиях скифского искусства. Часто перед сидящей богиней с зеркалом изображен скифский вождь. Эти сцены символизируют получение власти скифским царем от божества — сидящая богиня, очевидно, Табити, которую, как сообщал Геродот, скифы чтили «выше всех прочих божеств» и называли «царицей скифов».


Место находки царского перстня совпадает с районом, где, по Геродоту, погиб Скил. Был ли перстень потерян или брошен Скилом, когда он спасался от преследователей? Или он был снят с его руки перед казнью? Можно строить различные догадки. Но важно, что в греческой надписи на перстне упоминается также еще одно имя — Аргот. По мнению специалиста по греческой эпиграфике Ю.Г.Виноградова, это имя первоначального владельца перстня — деда Скила и отца Ариапита.




Скифы, Сарматы, Аланы, Осетины


Еще в XIX в. шли горячие споры о том, на каком языке говорили скифы. Высказывались самые различные мнения. Полагали, например, что скифы принадлежали к тюркским или монгольским народам. Прошло немало времени, прежде чем стало ясно, что язык скифов относился к индоевропейской семье языков, к ее индоиранской ветви.

Первоначально такой вывод был сделан на основании анализа некоторых имен скифов, упоминаемых в сочинениях античных авторов. Ученые установили, что имена эти иранские, т.к. они образованы от слов, уже известных исследователям по памятникам древнеиранской письменности («Авеста» и др.).

Важным этапом в изучении языка древнего населения причерноморских степей — скифов и родственных им сарматов — явился лингвистический анализ личных имен, содержащихся в греческих надписях из эллинских городов Северного Причерноморья. Эти надписи, детально исследованные русскими учеными (академиком В.В.Латышевым и др.), дали богатейший ономастический материал. Наряду с греческими в них упоминается большое число личных имен иного происхождения, принадлежавших местному, неэллинскому населению.

Среди них уже в конце XIX в. были выявлены многие бесспорно иранские имена. Большая заслуга в установлении этого факта принадлежит русскому ученому В.Ф. Миллеру (1848-1913). Ему удалось также доказать особую близость языка скифо-сарматских племен к одному из современных иранских языков — осетинскому. В.Ф. Миллер внес большой вклад в исследование языка, культуры, фольклора и эпоса осетинского народа.


Изучение скифо-сарматской ономастики успешно продолжалось и в последующие десятилетия. Число имен с надежно установленной иранской этимологией намного возросло благодаря исследованиям немецкого ученого М. Фасмера, венгерского востоковеда Я. Харматты и прежде всего советского ираниста В.И. Абаева, который раскрыл значение целого ряда непонятных ранее скифских имен. Результаты исследований он обобщил в своем труде «Скифский язык» и в других работах по истории осетинского языка и культуры.

Наряду с личными и племенными именами ученые проанализировали древние географические названия с территории Скифии. До настоящего времени такие реки, как Дон, Днепр, Днестр, носят названия, связанные с древним скифским миром. Они восходят к скифскому слову «дану» (позже «дан») — «река», известному и в других иранских языках, в авестийском и в современном осетинском («дон» — «река», «вода»).

В античной литературе Дон постоянно именуется Танаисом. Греческое «Танаис» также связано со словом «Дан». В основе современного названия Днепра лежит более древнее «Данапр» (в греческой передаче Данаприс) — «река глубокая». От «Дан» образовано и имя Днестра (древнее русское), засвидетельствованное позднеантичными и византийскими источниками как «Данастрис», «Данастер». Название реки Прут, о которой Геродот сообщает, что она по-скифски именуется «Пората», связано с осетинским «форд» — «большая река», «море».

Геродот упоминает и другие реки Скифии (не все они, конечно, сохранили до настоящего времени свои названия). Таково, например, имя Пантикапа (вероятно. Ингудец — приток Днепра). Оно состоит из слов «панти» — «путь» и «капа» — «рыба»; первое существовало в ряде индоевропейских языков, в том числе иранских и индийских, а второе засвидетельствовано лишь иранскими языками, родственными скифскому, в том числе осетинским. То же имя — «рыбий путь» — в древности, очевидно, носил и Керченский пролив, на берегу которого была основана греческая колония Пантикапей (этот город тщательно изучен советскими археологами).

Уже в скифский период Азовское море и Керченский пролив славились обилием рыбы. Об этом неоднократно упоминается в античных источниках. Так, в своих судебных речах Демосфен не раз говорил о груженных соленой рыбой судах, шедших из Пантикапея. Кстати, знаменитого древнегреческого оратора упрекали за скифское происхождение: его бабка была скифянка, вышедшая замуж за грека, жившего в Причерноморье.

Само название Черного моря также восходит к далекой скифской эпохе. Его обычное древнегреческое имя — «Понт Эвксинский», т. е. «гостеприимное море». Но «Эвксейнос» — «гостеприимный» — в этом названии является позднейшим греческим осмыслением более раннего названия «Аксейнос» (по-гречески — «негостеприимный»), как еще именуют Черное море («Понт Аксинский») греческий поэт Пиндар, трагик Эврипид и др. А это название происходит от имени «Ахшайна» (отсутствовавшее в греческом «ш» воспринималось в нем как «с»). Данное слово, известное во многих иранских языках, включая осетинский, означает «темный», «темно-серый», «темно-синий». Здесь, безусловно, не простое созвучие, а непосредственная связь названий — греческого «Аксейнос» и иранского слова «ахшайна»; известно, что в древности и в Иране Черное море именовалось «морем Ахшен» (от более древнего «Ахшайна»).

Эти и многие другие данные не оставляют сомнения в том, что скифы и сарматы принадлежали к числу ираноязычных народов. Глубокому анализу ученые подвергли также скифские легенды и сказания, которые донесли до нас античные писатели. В результате было выявлено много общего в религии, мифологии и эпосе скифов и других индоиранских народов, обитавших в Индии, Иране, Средней Азии.

И теперь еще в национальном осетинском эпосе «Нарты» сохраняются сюжеты и образы, которые находят прямые соответствия в древней литературе Индии и Ирана. В «Нартах» прослеживаются также многие черты, отражающие религиозные и мифологические представления, конкретные особенности быта и традиционных обычаев скифов.

Двигаясь в глубь веков, мы видим, какую важную роль играли ираноязычные племена в истории юга нашей страны. В поздней древности и раннем средневековье в Византии и Западной Европе они были известны под именем аланов (кстати, это имя, как и самоназвание осетин в их эпосе — «аллон», также происходит от слова «арии», «ариана» — в сармато-аланских диалектах закономерно: «алан»). В русских летописях они именуются ясами.

В эпоху Великого переселения народов, на рубеже древности и средневековья, группы аланских племен проникли далеко на запад; они сражались на территории Франции, Испании, Северной Африки. События этой и последующих эпох вплоть до монгольских завоеваний сильно изменили этническую карту степных пространств Евразии: обитавшие здесь ираноязычные племена и народности смешались с тюркскими племенами и народами, такими, как печенеги, половцы, узбеки, туркмены, казахи. В древности эти степные территории были в основном заняты ираноязычными племенами. Тогда к ним, в том числе к сарматам и аланам, прилагалось общее название «скифы», но собственно скифами, как мы уже говорили, называлась одна группа племен Юго-Восточной Европы.

_________________
My sites:
http://alania-supercomputer.narod.ru/
http://jaszix.narod.ru
http://www.ossetiny.narod.ru
http://www.biblioteki.narod.ru
http://www.skifskij.narod.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-10, 07:06 
Не в сети
Stir Hister

Зарегистрирован: 08-06, 10:46
Сообщения: 1798
Страна блаженных»


Если вместе с божественным риши Нарадой взглянуть с вершины Меру, рассказывает «Махабхарата», то перед взором предстанет «чудесный преславный образ»: «На севере Молочного моря есть большой остров, известный под именем Шветадвипа (Белый остров). Он расположен к северу от Меру на тридцать две тысячи йоджан, по словам брахманов. Там живут благоуханные... белые мужи, удаленные от всякого зла... к чести-бесчестью равнодушные, дивные видом; преисполненные жизненной силой; крепки, будто алмаз, их кости... Богу, распростершему вселенную, они любовно служат».

Барды и жрецы древней Индии, певцы эпических сказаний, создатели священных Брахман и сборников Пуран знали много историй об обитателях горы Меру и областей за ней. Часто рассказывали они о счастливых людях, живших там, «в стране, где вкушается блаженство». Эту страну блаженства помещали как на Белом острове в Молочном море к северу от Меру, так и на ее северных склонах, на побережье между горами и Северным океаном. «Священная обитель находилась на склоне Меру, владыки гор». «Северный склон Меру, побережье Молочного моря» — таков «адрес» этой страны в «Махабхарате» и ряде других произведений древнеиндийской литературы.

Высоко над злом возвышается страна «вечного счастья». Здесь не холодно и не жарко. Покрытая рощами и лесами земля производит обильные плоды, повсюду стада антилоп и стаи птиц, все благоухает ароматами цветов. «Здесь не живет человек жестокий, бесчувственный и беззаконный». Здесь не может быть войн и сражений. Люди этой страны все равны между собой, не знают забот и горя; наслаждаются всеми благами жизни. Их досуг услаждают прекрасные небесные девы: «там дивные гандхарвы, апсары плясали; там ликующих существ слышался великий возглас». Сердца «блаженных» обитателей этой страны свободны от зла и всех дурных чувств. Им присуща божественная справедливость.

Это страна усердного почитания богов: им служат все мудрецы-муни вместе или уединившись, «шепча молитвы»; риши склоняют головы и «восхваляют вездесущего бога». В лесах и рощах, обителях отшельников, вершат свои благочестивые подвиги благоуханные белые мужи, «знатоки закона и праведники». «Отмеченные всеми добрыми знаками, сияющие, как месяц», они «проникают в тысячелучистого, вечного бога», «совершают суровейшее умерщвление плоти» и «не вкушают пищи». До тысячи лет живут здесь люди — десять столетий, ибо таков здесь срок служения богам.

«Страна блаженных» «существовала» и за Скифией, в дальних северных областях, за Рипейскими горами. Античные авторы называют этот «счастливый народ» гипербореями. «Севернее Рипейских гор», «за этими горами до другого моря» (т. е. до Северного моря), «по ту сторону Северного ветра, на побережье, обращенном к океану», помещали тот народ Аристей, Дамаст, Гелланик, Геродот, Помпоний Мела, Плиний и др.

Хотя «страна блаженных» располагалась далеко на севере, она обладала счастливым климатом, была свободна от вредных холодных и знойных ветров. Пригреваемая летним солнцем земля дарила обильные плоды. Ее жители обитали в лесах и рощах. Проводя жизнь в вечном праздничном досуге, они вели счастливую жизнь, славились баснословными чудесами; в их стране отсутствовали войны и раздоры, им были неведомы нужда и горести.

Вкушая различные наслаждения, они, однако, большую часть времени посвящали служению богам. Они им поклонялись в отдельности каждый и все сообща. Эти люди отличались величайшей справедливостью и жили гораздо дольше всех остальных смертных — целых тысячу лет. Они питались лишь плодами, но могли сохранять жизненную силу, вообще не вкушая никакой пищи.


«Они совершенствуются в справедливости, не употребляя в пищу мяса, но питаясь древесными плодами» (Гелланик); «живут на краю земли под охраной Аполлона, не зная войны» (греческий эпический поэт Ференик). А вот строки из оды Пиндара о счастливой жизни этого народа, «приносящего славные жертвы богу»: «Там идут бесконечные праздники, слышатся гимны, которые радуют сердце Аполлона, и смеется он... Культ муз не чужд гипербореям, отовсюду хоры молодых девушек собираются на... сладкие звуки флейт, и, увенчанные золотым лавром, они предаются радости праздников. Это святое племя не знает ни болезней, ни слабости возраста. Живут они далеко от тяжких трудов и сражений...»

Подобные отрывочные сообщения античных авторов обнаруживают очень близкое сходство с данными эпических поэм далекой Индии о стране за великими северными горами и ее обитателях. Это касается и общего сюжета, и многих частностей. Имеются, конечно, различия в деталях, хотя некоторые из них также находят определенные соответствия.


--------------------------------------------------------------------------------

_________________
My sites:
http://alania-supercomputer.narod.ru/
http://jaszix.narod.ru
http://www.ossetiny.narod.ru
http://www.biblioteki.narod.ru
http://www.skifskij.narod.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-10, 07:08 
Не в сети
Stir Hister

Зарегистрирован: 08-06, 10:46
Сообщения: 1798
Изображение


С.Д.Крыжицкий"АРХИТЕКТУРА АНТИЧНЫХ ГОСУДАРСТВ СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ"
ВВЕДЕНИЕ
Возникшие в основном в VI в. до н. э. на северных берегах Понта Эвксинского греческие античные государства просуществовали почти тысячу лет и оставили заметный след в истории и культуре окружавших их племен. Население этих государств после их гибели вошло в средневековые образования Крыма, а эллинизованные племена скифов и черняховцев участвовали в сложении культур славянского ареала.

О роли и значении античной культуры и античных государств Северного Причерноморья написано немало, и нет необходимости повторять, поскольку, как писал Ф. Энгельс, без того фундамента, который заложили Греция и Рим, не было бы и современной Европы.

История античных северопричерноморских государств, различные стороны их материальной и духовной культуры изучаются уже около двух столетий. За это время разработаны отдельные проблемы хронологии, экономики, военно-политической истории, государственного устройства и др. Особенно полно исследовались вопросы эпиграфики и нумизматики, а также керамический комплекс.

Ряд других категорий культуры изучен гораздо меньшей В частности, одна из наиболее важных категорий античной культуры и в материальном, и в художественном аспектах — архитектура. К настоящему времени накоплен достаточный фактический материал по архитектуре, строительной технике градостроительству античных государств Северного Причерноморья. Это касается не только таких крупных городских центров, как Ольвия, Херсонес или Пантикапей, но и целого ряда небольших городов вроде Илурата или Порфмия и даже поселений сельских округ. Раскопаны остатки улиц, жилых кварталов, отдельных домов, площадей и культовых участков, оборонительных комплексов, погребальных и специальных сооружений, сельских усадеб, терм и др. В ходе полевых работ обнаружены также многочисленные архитектурные детали. Осуществлен и ряд обобщающих разработок по проблемам истории архитектуры античных северопричерноморских государств, в частности, по жилым домам [Крыжицкий, 1982] и ордерной архитектуре [Пичикян, 1984].

Тем самым образован необходимый задел, без которого написание предлагаемой работы не имело бы необходимого базиса. На данном этапе становится очевидной необходимость обобщения всех накопленных материалов по данной проблеме, приведения их в единую систему, корректировки тех или иных положений и реконструкций. В связи с этим напомним о значении архитектурных сооружений в восстановлении истории культуры и искусства древних обществ, социально-экономического развития, взаимных связей и влияний. Нам представляется также целесообразным при рассмотрении истории архитектуры северопричерноморского региона коснуться проблемы выделения и характеристики архитектуры смешанного греко-варварского направления шире, чем это было сделано нами ранее [Крыжицкий, 1982, 198511). Существенное внимание будет уделено определению степени достоверности реконструкций, предлагаемых различными исследователями, что крайне необходимо для достоверной оценки реконструкций, в частности ордерных сооружений, которыми мы располагаем.





Историю архитектуры северопричерноморских государств мы рассматриваем в соответствии с основными этапами их исторического развития, которое получило адекватное отражение и в истории материальной культуры. В связи с этим для читателей, не являющихся антиковедами, кратко охарактеризуем античные государства Северного Причерноморья (рис. 1) .

Первые греческие переселенцы появляются в Северном Причерноморье во второй половине VII в. до н. э. и основывают поселение в устье Днепровского лимана на закрывающем его полуострове (ныне о-в Березань). Живя здесь, греки, по-видимому, основательно ознакомились с природными условиями северопричерноморского региона. Плодородные земли, пастбища, богатые рыбой реки и моря, строительный камень и главное — отсутствие на побережьях оседлого населения не могли не привлечь внимания греков. Все это способствовало массовой греческой колонизации в VI в. до н. э. региона в целом.

Основной переселенческий поток направлялся в Северное Причерноморье из городов Малоазийского побережья, в частности из Милета и его округи. Глубинной причиной таких массовых переселений являлся фактор относительного перенаселения в районах, откуда шел колонизационный поток. «В древних государствах, в Греции и Риме, вынужденная эмиграция, принимавшая форму периодического основания колоний, составляла постоянное звено общественного строя. Вся система этих государств основывалась на определенном ограничении численности населения, пределы которой нельзя было превысить, не подвергая опасности самих условий существования античной цивилизации» [Маркс К.., Энгельс Ф. Соч., т. 8, с. 567]. Конкретные побудительные мотивы были различны. Одним из основных среди них — неблагоприятная военно-политическая обстановка. Главной целью колонистов являлось освоение земель, а основная масса их состояла из земледельцев. Параллельно с этим греческие переселенцы занимались ремеслами и торговлей.

Следует подчеркнуть, что древнегреческая колонизация носила иной характер, чем колонизация новейшего времени. В Северном Причерноморье она характеризовалась не насильственным захватом земель и порабощением обитающего здесь населения, а мирным освоением побережий, на которых в это время отсутствовало оседлое население. Другим отличием древнегреческой колонизации от новейших является то, что основные города и поселения были независимы от своих метрополий, хотя между теми и другими могли существовать договоры о взаимной помощи и равноправии, тесные культурные и торговые связи, общие пантеоны и т. п.

Античные государства Северного Причерноморья располагались по обоим берегам Боспора Киммерийского, в Западном Крыму, в Нижнем По-бужье и Нижнем Поднестровье. Эти государства состояли из городов и окружавших их во множестве поселений. Изучение северопричерноморских городов началось с конца XVIII в., активизировалось оно во второй половине XIX в. и особо усилилось с начала XX в. К настоящему времени на археологические карты нанесены сотни античных сельских поселений, существовавших в Нижнем Побужье, Западном и Восточном Крыму, на Таманском п-ове. На многих поселениях рас-

копаны остатки жилых домов, оборонительных сооружений и производственных построек. В городах открыты жилые кварталы и улицы, культовые комплексы, оборонительные сооружения, гончарные печи и винодельни, рыбозасолочные ванны. Среди наиболее крупных городов более полно раскопаны Ольвия и Херсонес. В последнем открыты, в частности, остатки античного театра. Из небольших городских поселений отметим поселение на о-ве Березань, Керкинитиду, Ка-лос—Лимен, Тиритаку, Мирмекий, Илурат, Танаис, древний Торик и др. Раскопки велись также на десятках сельских поселений, а также на клерах Херсонеса.

К концу VI в. до н. э. греками, в основном выходцами из Ионии, в частности Милета, были освоены все перечисленные выше территории Северного Причерноморья: возникли города-полисы Тира (Нижнее Поднестро-вье), Ольвия (Нижнее Побужье), Кер-кинитида и, по-видимому, Херсонес (Западный Крым), Пантикапей, Нимфей, Феодосия (Восточный Крым), Фанагория (Таманский п-ов) и другие, а также многочисленные окружавшие города сельские поселения. В 480 г. до н. э. возникает под властью Архе-анактидов Боспорское царство, объединившее ряд полисов Боспора Киммерийского.

В историческом развитии северопричерноморских античных государств, просуществовавших в рамках античной эпохи на протяжении почти тысячи лет, выделяются два основных периода. Первый из них охватывает время с VI (наиболее раннее греческое — Березанское поселение в Северном Причерноморье, как уже отмечалось, появляется еще во второй половине VII в. до н. э.) по первую половину I в. до н. э. и характеризуется относительно самостоятельным развитием, тесными связями с греческим миром. Второй период охватывает вторую половину I в. до н. э.— 70-е годы IV в. н. э. (в Херсонесе и Пантикапее жизнь продолжалась и в средние века). Это время зависимости северопричерноморских государств от Рима, разрушительных набегов гетов, готов, гуннов и других кочевых племен.

В первом периоде, как и в истории Греции, прослеживается несколько этапов. Архаический — VI — начало V в. до н. э. Классический — вторая четверть V — рубеж третьей и четвертой четвертей IV в. до н. э. Эллинистический расцвет городов относится к концу IV — первой половине III в. до н. э. Начало кризисных явлений в экономике относится ко второй половине III в. до н. э. В это же время начинается перемещение окружающих племен, что существенно осложнило военно-политическую ситуацию в регионе. С конца II в. до н. э. города охватывает военно-политический и социальный кризис — все они попадают под власть царя Понта — Митрида-та VI Эвпатора.

В 63 г. до н. э. в ряде северопричерноморских городов вспыхивают восстания против власти Митридата VI и государства освобождаются. После событий первой половины I в. до н. э. жизнь в античных центрах быстро достигает прежнего уровня развития. Среди них только Ольвия, подвергшаяся в 55 г. до н. э. нашествию гет-ских племен под предводительством Буребисты, долгое время не могла подняться из руин и никогда уже не имела того большого значения как в до-гетское время.

С самого начала второго периода Северное Причерноморье входит в сферу интересов Рима. В Тире, Ольвии и Херсонесе размещаются римские гарнизоны, в Хараксе возникает римский лагерь. Не избежал определенной зависимости от Рима и Боспор. В I— II вв. н. э. в северопричерноморских античных государствах наблюдается подъем экономики. Но уже от середины III в. н. э. начинается глубокий военно-политический и экономический кризис. В 70-е годы IV в. н. э. большинство городов было разрушено полчищами гуннов, и в эпоху средневековья жизнь продолжалась на остатках только Тиры, Херсонеса и Пантика-пея.

Разумеется, в жизни каждого из античных северопричерноморских государств были свои отличия от намеченной схемы в государственном устройстве, политической структуре, этническом составе жителей, экономическом развитии, военно-политической истории. Однако общность их исторических судеб прослеживается достаточно ярко.

Большинство городов в топографическом отношении состояло из двух основных частей — верхнего города и нижнего. Такие, как Пантикапей, Мир-мекий, Нимфей, имели ярко выраженный акрополь.

Города в VI в. до н. э. мало чем отличались от сельских поселений. Их планировка складывалась стихийно. Единственный из больших центров Херсонес получил единую регулярную прямоугольную систему планировки, по-видимому, в последней четверти

V в. до н. э. Как можно судить по Ольвии, и города, и поселения были застроены в основном землянками и полуземлянками, реже — наземными, в большинстве однокамерными жилыми домами. Выделялись лишь храмы на культовых участках (храмы конца

VI — начала V вв. до н. э. Аполлона в Пантикапее и Аполлона Врача в Ольвии). Оборонительные сооружения, как можно судить по Тиритаке, ограничивались относительно тонкими стенами, соединявшими торцы жилых домов.

На начальном этапе отношения греков с окружающими кочевыми племенами (скифов в Поднестровье, По-днепровье и Крыму, синдов и меотов на Таманском п-ве) были мирными, о чем, в частности, свидетельствует отсутствие оборонительных сооружений на многочисленных сельских поселениях. Греко-скифские отношения исчерпывались торгово-культурными контактами.

В V в. до н. э. начинается постепенный экономический и культурный расцвет северопричерноморских античных государств, достигший своей вершины в IV—III вв. до н. э. Города приобретают типичный для античной Греции облик. Территория внутри городских стен застраивается кварталами жилых домов обычных греческих типов, на

культовых участках — теменосах — возводятся в ионическом и дорическом ордерах храмы и алтари, вокруг тор-гово-административных площадей — агор (Ольвия) располагаются стой, торговые ряды, здания административного назначения, гимнасии, склоны холмов террасируются, появляются театры (по надписям известны театры в Ольвии, по древнейшим авторам — в Пантикапее, в Херсонесе остатки театра обнаружены при раскопках). Города обносятся мощными укреплениями, состоящими из стен и башен. Ведется в них и дворцовое строительство. Остатки такого строительства обнаружены на акрополе Пантикапея. Геродот, судя по всему посетивший Ольвию в. V в. до н. э., говорит о наличии в ней дворца вождя скифов Скила. Городскими домами застраиваются и многие сельские поселения, а с IV в. до н. э. распространяются загородные коллективные и индивидуальные усадьбы, которые открыты на Боспоре, в Нижнем Побужье и особенно в большом количестве в районе Херсонеса Таврического.

Основой экономики античных северопричерноморских государств являлось сельское хозяйство, в частности выращивание зерна и, очевидно, скота. Кроме того, в отличие от Нижнего По-бужья, плохое качество виноградных лоз которого отмечал еще Страбон, в Крыму были развиты виноградарство и виноделие (открыты многочисленные винодельни). Значительное место в Крыму имел и рыбный промысел. Известно, в частности, о высокой стоимости в Риме рыбного соуса, поставляемого из Северного Причерноморья. В городах также процветали ремесла — гончарное, ткачество, короплас-тика, строительное, железоделательное, литейное, ювелирное. Существенную роль играла в экономике торговля — посредническая и прямая. Особенно крупным поставщиком зерна был Боспор. Как сообщает Демосфен, ежегодный импорт боспорского хлеба в Афины составлял около 400 тыс. ме-димнов (около 16 700 т). Торгово-куль-турные связи северопричерноморских городов были обширны — с городами Ионии, Афинами, Коринфом, островной Грецией, городами Южного Понта, Александрией Египетской, а также с племенами, обитавшими в Восточной Европе. О степени развитости торговых отношений свидетельствует появление уже в VI в. до н. э. первых денег (дельфинов в Ольвии) и затем в V в. до н. э. переход к чеканке монет, аналогичных греческим системам.

Северопричерноморские государства являлись типичными греческими полисами, чаще всего рабовладельческими демократическими республиками. Исключение составляло лишь Боспор-ское царство, возникшее еще в V в. до н. э. В состав Боспора помимо античных полисов, сохранивших некоторую автономию, вошли и многие окружающие племена. Царем синдов, то-ретов, дандариев, псессов, архонтом Боспора и Феодосии назван, в частности, боспорский царь Левкон I (389— 349 гг.) в одном из посвящений.

Имели полисы и соответствующие государственные структуры — совет, архонты, различные коллегии и магистратуры, суды (остатки здания суда открыты, в частности, в Ольвии). Советом и народом издавались многочисленные почетные декреты и различные постановления. Особо интересны присяга херсонеситов и ольвийский декрет в честь Протогена, в которых нашли яркое отражение события окружающей жизни. Многочисленные граффити свидетельствуют о широко распространенной грамотности населения северопричерноморских городов. Философы, историки и поэты, жившие в Северном Причерноморье, получили известность и за его пределами, в Греции.

Государства Понта Эвксинского являлись составной частью античного мира. Это проявлялось не только в сфере торговли, культуры и идеологии, но и в виде участия в общеэллинских событиях. В частности, после экспедиции в Понт Перикла Ольвия, Херсонес и Боспор, судя по всему, хотя и ненадолго, вошли в состав Афинского морского союза, а позднее, в конце II в. до н. э.— по 60-е годы I в. до н. э. в результате деятельности Митрида-

та VI Эвпатора, имевшего резиденцию на акрополе столицы Боспора — Пан-тикапея, были тесно связаны с Пон-тийским царством. Так, в частности, Боспор, по словам Страбона, выплачивал дань Митридату в размере 180 000 медимнов хлеба (примерно 7200 т) и 200 талантов серебра. В состав Понта вошли не только Боспор, но и Херсонес, Ольвия. В 63 г. до н. э. в результате мятежа, поднятого Фана-горией, северопричерноморские города освободились от власти Митридата.

С другой стороны, античные северопричерноморские города были вовлечены в сферу активных контактов с окружающими племенами. Эти связи могли быть столь тесными, как, например, в Боспорском царстве. Последнее представляло собой в эллинистическое время некоторое подобие эллинистической монархии. Объединение с варварами могло быть и менее тесным, как, например, предполагаемый протекторат скифов над Ольвией во II в. до н. э., либо ограничиваться культурно-экономическими или военными контактами, как в Херсонесе.

Особенно тесными были связи со скифскими племенами Великой Скифии в VI—IV вв. до н. э. Высадившись на окраине ареала распространения кочевых скифов в VI в. до н. э., греческие колонисты не могли не учитывать такого соседства (в связи с этим следует отметить отсутствие в VI в. до н. э. в местах расселения греков оседлого варварского населения). Взаимная торговля северопричерноморских греков со скифами, тесные культурные контакты, общность для обоих миров военно-политической ситуации в регионе способствовали созданию своеобразного тандема. Так, например, на протяжении VI—IV вв. до н. э. прослеживается совпадение в чередовании взлетов и упадка Скифии и Ольвии. Происходит эллинизация окружающих варварских племен, особенно в культурном отношении. Часть племен оседает на земле. В состав сельских округов городов, по-видимому, входят отдельные зарварские поселения. Яркий пример смешения греко-скифских традиций представляли собой Неаполь Скифский, возникший в IV в. до н. э., и нижнеднепровские городища. Стабильность военно-политической и экономической ситуации в регионе резко нарушается, причем необратимо, с началом (с середины III в. до н. э.) перемещения племен, в частности сарматских, роксоланов, аланов, с появлением и прохождением различных кочевнических орд гетов в середине I в. до н. э., готов в середине III в. н. э. и др.

Духовная культура, искусство и религия населения северопричерноморских античных государств соответствовали по своему уровню представлениям жителей античных полисов Греции. Значительная часть населения владела грамотой. Дети старшего возраста обучались риторике, философии, музыке. Население городов было неплохо знакомо с литературой, в частности лирической и эпической поэзией. Так, по свидетельству Диона Хри-зостома, ритора из Вифинии, посетившего Ольвию в 90 годы I в. н. э., жители Ольвии даже в конце I в. н. э. читали Гомера, почти все знали на память «Иллиаду». На высоком уровне развития находились музыкальная культура и театральное искусство. Из надписей и свидетельств древних авторов известно существование театров в Ольвии и Пантикапее. В Херсонесе же открыты остатки античного театра в натуре. Учитель музыки боспорец Исил (III в. до н. э.) принимал участие в дельфийских соревнованиях. Были в Северном Причерноморье и известные за его пределами ученые — херсонесский историк Сириек (III в. до н. э.), философы Дифил и Страто-ник (I в. н. э.), Бион Борисфенит (III в. до н. э.), боспорянин Смикр, ольвиополит Сфер, философ и историк из Ольвии Посидоний.

На начальной стадии существования северопричерноморских городов в области искусства основное место занимали художественные изделия из Греции, сначала преимущественно из Ионии, позднее из городов Аттики и других центров. Причем предметами импорта являлись не только украшения, скульптура, расписная посуда и т. п., но и архитектурные детали. Примерно с V в. до н. э. в Северном Причерноморье начинают развиваться на античной основе собственные традиции. Со временем, особенно в конце эллинистического этапа и в первые века нашей эры, особенно на Боспоре, в искусстве античных государств проявились местные влияния окружающих племен.

Среди основных категорий памятников искусства, пожалуй, наиболее полно, за исключением мелкой пластики, представлена архитектура, чему и посвящена настоящая работа. Были также широко распространены, особенно на Боспоре, надгробные стелы, начиная с III в. до н. э., часто имевшие высокохудожественно выполненные рельефные изображения покойных, различных сцен из их жизни. Известны на стелах живописные изображения (портрет юноши из Херсонеса, IV в. до н. э.). Большое распространение имела также скульптура — изображения богов и героев в основном греческого пантеона, а также правителей и отдельных выдающихся лиц. Найдены, в частности, большие статуи богини Астарты (Таманский п-ов, вторая половина IV в. до н. э.), Диониса из Пантикапея (начало IV в. до н. э.), а также фрагменты других крупных статуй. Многочисленные постаменты, найденные в Ольвии и других городах, свидетельствуют о значительном распространении подобных скульптур. Скульптура была привозной, причем иногда таких известных афинских скульпторов, как Пракситель, Полик-лет, Стратонид (Ольвия, Херсонес), и начиная с V в. до н. э., местного производства. Во множестве найдены также небольшие скульптуры для закрытых помещений, выполненные в мраморе и в известняке, а виде круговых, фронтальных и барельефных изображений (Артемида, стела ситонов, Ки-бела из Ольвии, Афродита из Херсонеса, Дионис из Тиритаки и др.). Широчайшее распространение имела терракотовая скульптура, в значительном количестве производившаяся на месте (Кибела на троне, Кора — Персефона из Ольвии, Афродита из поселения Панское и др.).

В Северном Причерноморье получили развитие также различные виды прикладного искусства, в частности торевтика и ювелирное искусство. Достаточно напомнить, что такие известные произведения искусства, как пек-тораль, гребень из кургана Солоха,сосуды из Чертомлыка и других скифских курганов, производились мастерами, жившими в северопричерноморских античных государствах.

В религиозном отношении северопричерноморские греки, особенно в начале существования здесь античных государств, придерживались воззрений, характерных для их метрополий. В их пантеон входили Зевс, Афина, Афродита, Аполлон, Артемида, Кибела, Геракл, АхиЛл и,^другие божества. Особо почитались божества, связанные с земледелием и плодородием,— Деметра, Кора — Персефона, Дионис. Со временем, однако, в религию населения античных государств проникают элементы культов, характерных для окружающих племен. Так, в Херсоне-се, например, получил распространение культ таврской богини Девы. В связи с этим следует отметить, что большинство основных божеств у варваров и греков было связано с аналогичными культами. Так, еще Геродот, побывавший в Северном Причерноморье в V в. до н. э., сравнивал скифского бога Папая с Зевсом, богиню Таби-ти с Гестией, Ани — с Геей и т. д. Проникновение варварских культов — сарматских, скифских, фракийских, иранских, египетских — в идеологические представления северопричерноморских греков усиливается в первые века нашей эры. Развиваются культы синкретических божеств. В начале IV в. н. э. на Боспоре уже существует христианская община, а боспорский епископ Кадм в 325 г. н. э. принимает участие в Никейском соборе. Активность религиозной жизни обусловила в свою очередь развитие скульптуры, живописи, культовой архитектуры.

Культура населения северопричерноморских государств во всех ее основных аспектах — в материальной и духовной сфере оказала большое влияние на все стороны жизни скифов и других окружающих племен. Так, керамический комплекс изделий северопричерноморских государств — тара (различные типы амфор и пифосов), столовая и парадная посуда (кратеры, пелики, канфары, рыбные блюда, особенно килики и другие типы посуды), кухонная (горшки, сковородки и т. п.), среди которой всегда имелся определенный процент лепных сосудов, связываемых с местными племенами, все это в той или иной степени входило в быт и варварского, в частности скифского, населения. Заимствовались ремесла, различные элементы строительного дела. Ряд произведений прикладного искусства, особенно погребальных памятников, как, например, склепы Неаполя Скифского, носят на себе несомненные следы заимствования. Особо следует отметить широкое распространение в среде скифов высокохудожественных ювелирных изделий греческих мастеров, о которых говорилось выше.

Соответственно более или менее влияли на развитие культурных процессов в античных государствах и окружающие племена. Чисто эллинские, сначала чуждые для окружающей среды античные государства Северного Причерноморья в ходе своего дальнейшего развития стали составной органической частью всего северопричерноморского мира. Постоянное взаимодействие между окружающими племенами и античными городами обусловило в конце концов создание своеобразного варианта античной культуры, в частности, сложение смешанного греко-варварского направления в архитектуре. Прогрессивная роль античных северопричерноморских государств состояла не только в развитии культуры и идеологических представлений варварского населения, но и прежде всего в том, что они оказали влияние на ускорение социально-экономического и политического развития племен.

Культура античных государств Северного Причерноморья вошла основной составной частью в культуру населения раннесредневековых городов Крыма. Конечно, при этом следует учитывать, что к концу античной эпохи культура античных государств уже не была чисто эллинской — греческой. Помимо варварских влияний, возникших в ходе собственной эволюции местных особенностей, здесь нашли отражение, достаточно существенные, традиции, принесенные римскими войсками. Это, однако, не умаляет роли и значения воздействия именно античной культуры на раннесредневековое общество. Проявление в культуре последнего античных реминисценций прослеживается вполне определенно во многих сторонах культуры, в том числе и в архитектуре, в частности в строительстве жилых домов.

В заключение отметим, что в развитии античной архитектуры в Северном Причерноморье прослеживаются те же периоды и этапы, что и в истории античных государств. Следуя наиболее распространенной в антиковедении терминологии — это архаический, классический и эллинистический этапы, а также римский период, более дробному членению в истории северопричерноморской архитектуры пока не поддающийся.

_________________
My sites:
http://alania-supercomputer.narod.ru/
http://jaszix.narod.ru
http://www.ossetiny.narod.ru
http://www.biblioteki.narod.ru
http://www.skifskij.narod.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-10, 07:15 
Не в сети
Stir Hister

Зарегистрирован: 08-06, 10:46
Сообщения: 1798
СТАТУИ БОСПОРА СДЕЛАНЫЕ СКИФСКИМИ РАБАМИ А МОДЕЛЯМИ БЫЛИ ПРОСТЫЕ СКИФСКИЕ ПАРНИ И ДЕВУШКИ.

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение


Изображение



Изображение

Изображение

Изображение



Изображение

_________________
My sites:
http://alania-supercomputer.narod.ru/
http://jaszix.narod.ru
http://www.ossetiny.narod.ru
http://www.biblioteki.narod.ru
http://www.skifskij.narod.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-10, 07:17 
Не в сети
Stir Hister

Зарегистрирован: 08-06, 10:46
Сообщения: 1798
http://annals.xlegio.ru/sbo/contens/bospor.htm

_________________
My sites:
http://alania-supercomputer.narod.ru/
http://jaszix.narod.ru
http://www.ossetiny.narod.ru
http://www.biblioteki.narod.ru
http://www.skifskij.narod.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-10, 07:19 
Не в сети
Stir Hister

Зарегистрирован: 08-06, 10:46
Сообщения: 1798
В отдаленном северном краю, высоко на вершинах Меру и на ее склонах, у берегов Молочного северного океана, находилась обитель богов и страна «блаженного народа». Из земного мира сюда могли попасть лишь избранные праведники, и то лишь после окончания своей жизни. Там был рай бога Индры: «Уйдя туда, вновь в этот мир не приходят».


Живыми в ту страну могли вознестись, как считали древние индийцы, лишь некоторые прославленные герои или мудрейшие риши. Но попадали они сюда чудесным образом, по божественному соизволению, лишь на крыльях священной птицы Гаруды. Иначе никто из людей не мог попасть в ту далекую страну. «Никто, кроме птиц, никогда не идет к Северному океану», «он никому не доступен, кроме птиц» — не раз повторяется в древнеиндийском эпосе.

Даже самым прославленным героям не удавалось попасть туда, где живут счастливые северные люди. Долог и труден был путь к границам северной страны, и каждый, кто пытался проникнуть в ее пределы, погибал у подножия Великих гор. Именно в «полярную» страну, где Большая Медведица, созвездия Кассиопеи и Волопаса обходят вокруг укрепленной на небе Полярной звезды, именно:

Туда манят тысячи вожделенных наслаждений, Галава,

Но как только человек проникает подальше,

Всякий раз, лучший из дважды рожденных, он погибает, Галава!

И никто иной не проходил здесь прежде, о бык среди брахманов.
Так рассказывает отшельнику Галаве о стране на далеком севере птица Гаруда.

В сказании «О покорении мира» «Махабхарата» повествует о подвигах Пандавов в различных странах света. На север направил свои войска лучший из братьев — воитель Арджуна.

Перейдя Гималаи, он завоевал один за другим северные народы и царства, сказочные племена и страны фантастических существ. Наконец он приблизился к стране счастливого северного народа. Но здесь к нему подошли «стражники с огромными телами, наделенные великой доблестью и силой... и сказали такие слова: «О Арджуна!.. Возвращайся отсюда... Тот человек, который вступит в эту страну, обязательно погибнет... здесь не может быть сражений. И если даже ты войдешь, ты ничего не увидишь, ибо здесь ничего нельзя увидеть человеческим оком». Тогда сказал могучий воитель: «Я не вступлю в вашу страну, если это воспрещено людям». И вернулся Арджуна в Индию.

Древние предания предупреждали тех, кто пытался нарушить этот запрет: на подступах к стране, у гор Меру, лежит пустыня, область мрака, где обитают страшные чудовища: пишачи — злые существа-упыри, вриддхики — женщины-людоедки, злобные чудовищные ракшасы («злобные ракшасы убивают все живое», «кто, дерзновенный, пойдет тем высочайшим путем, того убивают ракшасы дротиками и прочим оружием»).

Вернемся, однако, в Скифию. По словам ее жителей, пишет Геродот, за дальними северными областями «нельзя ни смотреть вперед, ни пройти». Помпоний Мела сообщает о том, что на подступах к Рипейским горам «постоянно падающие снега делают эти местности до такой степени непроходимыми, что далее нельзя даже видеть, как ни напрягай зрение». Эти области, овеянные леденящим дыханием Борея, «суровы» и «безлюдны», «настоящая пустыня», «окутаны густым мраком» (Геродот, Мела, Плиний и др.). Они «погружены в вечную тьму, — пишет Солин, — всем там владеют грифы, свирепые и доходящие до крайнего бешенства... которые растерзывают всех, кого увидят...».

Согласно Помпонию Меле, страна перед Рипейскими горами «необитаема, потому что грифы, свирепые и упрямые животные, очень любят и ревниво стерегут... золото и нападают на того, кто до него дотронется». А один из отцов христианской церкви, Иероним (348-420 гг. н. э.), повторял рассказы о золотых горах на севере, которые недоступны человеку «из-за грифов, драконов и чудовищ с громадными телами».

Это, конечно, позднее свидетельство. Но уже в VII-IV вв. до н.э., когда к эллинам поступали сведения из Скифии, греческие авторы писали о том, что далеко за Скифией, у северных гор, «обитали» ревниво стерегущие золото хищные грифы, одноглазые богатыри аримаспы, люди с козлиными ногами, людоеды и чудовищные свирепые девы.

Греческие поэты отождествляли их с персонажами эллинских мифов — дочерьми титана Форкия («форкидами») — граями и Горгонами, также слывшими людоедками-кровопийцами. Рядом с грифами и аримаспами помещал их Эсхил, рисуя словами Прометея опасности на пути несчастной Ио, преследуемой женой Зевса, великой богиней Герой:

Поля... встретишь ты горгонины,

И трех Форкид, седоволосых девушек,

На лебедей похожих. Глаз один у них

И зуб один. К ним луч не проникал еще

Дневного солнца и ночного месяца.

А по соседству три сестры крылатые

Живут. Горгоны, в косах — змеи, в сердце — яд.

Кто им в глаза заглянет, в том остынет жизнь.

Рассказываю, чтобы остеречь тебя.

Печального послушай путь скитания.

Остроклювых бойся грифов... одноглазой рати аримаспов...

К ним ты не приближайся!
Все эти фантастические существа «находились» у северных гор, перед «страной блаженных» — гипербореев. Там поселил горгон и поэт Пиндар.

«Далее, — пишет он, — живет народ гипербореев; никто из смертных ни по морю, ни по земле не может найти чудесной дороги к их жилищам».

Итак, опять скифские «мотивы» оказываются сходными с индийскими рассказами о далеких северных странах. Знакомясь с этими рассказами, мы чаще всего обращались к «Махаб-харате» — самому богатому собранию древних легенд и сказаний, передававшихся в течение многих столетий из поколения в поколение. Но предания о северных странах сохранились и во многих других сочинениях древнеиндийской литературы. Они легли, например, в основу одного из красочных рассказов второй великой эпопеи Индии — «Рамаяны» (несколько более поздней по времени, чем «Махабхарата»).

После долгих безуспешных попыток найти похищенную демоном Раваном Ситу ее супруг Рама обратился за помощью к своему союзнику — Сугриве. Тот послал армии обезьян во все страны света на поиски Ситы. Предводителю каждой армии он давал свои наставления. Вождю войска, отправленного на север, Сугрива поведал о трудностях, которые предстоит преодолеть на этом долгом пути. Нужно было достичь и перейти Гималаи и двигаться далее на север, пройти через пустыни, преодолеть другие горные массивы.

К северу от этих стран, по словам Сугривы, находилась область мрака и наводящей ужас темноты; смерть ждет каждого, кто приблизится туда. Но далее, как рассказывал Сугрива, лежит уже счастливая обитель света, где живут небесные девы и священные муни. Там повсюду растут плоды, золотые цветы, реки текут в золотых руслах; там Вечный океан и золотая гора, вершины которой касаются неба.

А вот еще одно красочное описание этой сказочной горы, о которой в «Махабхарате» повествует Уграшравас, рассказывая древнейшие предания о происхождении богов и сотворении земли: «Есть несравненная гора Меру, сверкающая, богатая блеском. Своими вершинами, горящими золотом, она отражает блеск солнца. Чудесная в золотом уборе, она посещается богами и гандхарвами. Неизмеримая, она неприступна для людей, обремененных грехами. По ней бродят страшные звери, на ней цветут дивные травы.

Великая гора эта стоит, закрывая небо своей высотою. Она недосягаема даже в мыслях других. Она покрыта реками и деревьями и оглашается стаями разнообразных птиц, восхищающих сердце. На ее высокую, сияющую вершину, усеянную множеством драгоценных камней, которая существует бесконечное число тысячелетий, однажды взошли все могущественные боги, обитающие на небе, и уселись на ней. Пребывающие в покаяниях и обете, они собрались там и начали совещаться о том, как добыть амриту» (амрита — напиток бессмертия).


До самого неба возвышается Хара; вокруг ее вершины совершают движение солнце, луна и звезды. «Взойди, взойди, быстроконное солнце, над Высокой Харой, даруй свой свет земному миру... взойди, взойди, месяц, над Высокой Харой, даруй свой свет земному миру... взойдите, взойдите, таинственные звезды, даруйте свой свет земному миру...»

А вот представление о горах Хары (или «Харайти») и их главной вершине Хукайрья, которое отразилось в авестийском гимне Рашну — одному из богов зороастрийского пантеона: «Когда ты, о праведный Рашну, пребываешь на светящейся Высокой Харе... на великолепной золотой горе Хукайрья, с которой ниспадают могучие незапятнанные воды Ардви... на величайшей вершине гор Харайти, где вращаются звезды, луна и солнце... когда ты, о праведный Рашну, пребываешь на луне... когда ты, о праведный Рашну, пребываешь на солнце... когда ты, о праведный Рашну, пребываешь в безначальной сфере вечного света... »

В зороастрийской традиции сохранился рассказ о том, как при создании мира возникла и поднималась великая Хара. Она росла в течение 800 лет, за первые 200 лет она достигла звезд, за следующие 200 — луны, затем за 200 лет поднялась до солнца и, наконец, до бесконечного света.

В индийском эпосе ей соответствует Мандара — главная вершина гор Меру.

По авестийским представлениям, Высокая Хара создана самим Ахурамаздой — величайшим богом, творцом вселенной. Вокруг Хары он проложил пути для светил — быстроконного солнца, луны и звезд. И по индийской традиции, бог-создатель Брахма сам определил пути движения светил над Меру. Как солнце-Сурья никогда не покидает Меру («обходя со всех сторон эти горы», «вращаясь по этой дороге»), так и Высокую Хару постоянно обходит солнце-Хвар в своем полете «по созданной Маздой дороге». Ахурамазда и сонм его вышних ангелов на светящейся высочайшей вершине Хары построили в единении с солнцем дворец для Митры — великого арийского бога. Отсюда он обозревает всю землю и встает над миром впереди солнца.

«Митра, владеющий широкими пастбищами, первым из богов восходит над Харой впереди бессмертного быстроконного солнца; он первый охватывает прекрасные золотистые горные вершины, откуда он, могущественный, осматривает все арийские земли». И для другого бога — «прекрасного победоносного Сраоша» воздвигнут великолепный тысячеколонный дом «на высшей высоте, на горах Харайти». Многие великие боги пребывают на Харе; могучая незапятнанная Ардви — богиня вод и плодородия, средоточие всех мировых вод, представлявшаяся в виде мощного потока, низвергавшегося с исполинских высот золотой вершины Хукайрья; Хаума — бог священного напитка бессмертия (соответствующий индийскому Соме), «исцеляющий, прекрасный, повелевающий, золотоглазый».

Жрецом богов сделал Хауму Ахурамазда, определил место для его молитв и жертвоприношений «на высочайшей высоте гор Харайти, называемой Хукайрья». Здесь он приносит жертвы Митре, Сраошу и другим богам. Повсюду слышится его громкий голос, разносится с горной вершины над всей землей, проникает до сферы небесного света. Сам «незапятнанный», Хаума почитает здесь «незапятнанных» с «незапятнанными священными ветвями, незапятнанным возлиянием, незапятнанными священными словами».

На Высокой Харе совершали жертвы и самые великие мифические герои: первый земной царь, владыка над всеми странами, людьми и демонами, — Хаошьянха Парадата и другой великий повелитель — солнцеподобный, сияющий Йима, сын Вивахванта. Видимо, лишь им было даровано право пребывать на Харе и совершать там поклонение богам. Остальные герои, о которых рассказывается в Авесте, даже самые почитаемые, могли посылать жертвы богам лишь в других краях земли. Щедры были Хаошьянха и Йима. На горах Хары принес каждый из них в жертву незапятнанной Ардви по 100 коней, 1 000 быков, 10 000 овец. Здесь почитали они и могучего бога ветра Вайю. Йима поклонялся ему на «блистающей золотой» горе Хукайрья.

Вершины Хары Березайти подобно сияющим пикам Меру и Рипейских гор покрыты золотом. Зороастрийская традиция сообщает и об озерах, реках и потоках, текущих в золотых руслах на Высокой Харе (сходные свидетельства имеются также о Меру и Рипах). В зороастрийской «Книге о творении» («Бундахишн») говорится, например, о ста тысячах золотых каналов, по которым воды поступают в озеро на высочайшей вершине Хары. Высшая мифическая гора у иранцев и у индийцев считалась связанной с небесным потоком и Мировым океаном. С Хары, как и с Меру (и с Рипейских гор), берут начало земные реки.

В космологии древнего Ирана утверждалось, что при сотворении мира ранее всего была создана Хара Березайти. Все остальные горы различных частей мира выросли из нее и были соединены подземными корнями с этой первозданной Высокой Харой. Первая гора, возникшая на земле, говорится в «Авесте», — это Высокая Хара. Сходное представление было и у индийцев: хребты Меру будто бы существовали при сотворении мира, а корни их уходят далеко в глубь земли и соединяют Меру с другими горами мира.

В сказаниях индийского эпоса о сотворении земли встречается предание о том, как боги, пребывавшие на Меру, решили добыть напиток бессмертия — амриту. Для этого предстояло спахтать Великий океан. Боги явились к главным богам Брахме и Вишну и попросили их поднять «опору земли» — лучший из горных хребтов Меру — гору Мандару, «корни которой уходят под землю на 11 000 йоджан».

Хребты Хары и Меру, по представлениям древних иранцев и индийцев, протянулись по всей земле с запада на восток (то же рассказывали и о великих горах к северу от Скифии). И вместе с тем эти горные массивы располагались на севере. Таким образом, сведения древнеиранской традиции о горах Хары находят прямые соответствия в индийском космологическом цикле о Меру, широко представленном в различных сочинениях древней Индии.

Исключительная близость представлений иранцев и индийцев о великих священных горах осознавалась уже в древности. Конец I тыс. до н.э. — первые века I тыс. н.э. явились периодом тесных политических и культурных контактов между различными народами Востока. На обширных территориях — от Ирана до Центральной Азии, от Индии до Аральского и Каспийского морей — по оживленным торговым путям шли не только купцы, но и проповедники, миссионеры старых и вновь возникших религий. Из Индии в эти страны распространился буддизм, из Западного Ирана проникло манихейство. Появилась богатая переводная литература — светская и религиозная. Нам известно о ней лишь по тем немногим фрагментам, которые удалось найти в песках Центральной Азии и при раскопках древних поселений.

Среди открытых текстов особый интерес в данном случае приобретают фрагменты буддийских рукописей на хотаносакском языке и манихейских документов на согдийском (как и хотаносакский, это один из восточноиранских языков). Здесь мы встречаемся с передачей индийского названия великих гор — Меру, или Сумеру («Прекрасная Меру»), иранским термином «Хара» или «Высокая Хара» и, наоборот, иранского Хара Березайти — индийским Сумеру

_________________
My sites:
http://alania-supercomputer.narod.ru/
http://jaszix.narod.ru
http://www.ossetiny.narod.ru
http://www.biblioteki.narod.ru
http://www.skifskij.narod.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-10, 07:25 
Не в сети
Stir Hister

Зарегистрирован: 08-06, 10:46
Сообщения: 1798
Патронесою Херсонеса виступала Артеміда Партенос, яка теж виконувала універсальні функції. Вона була покровителькою не тільки всієї держави, а й мореплавства, рибальства, землеробства. Їїобраз слугував за емблему для монет до самого кінця випуску (60-ті роки ІІІ ст. н.е.). Храм мав жерців, які займалися богослужінням, організацією свят і відправлення обрядів.

В ідеологічних уявленнях населення держав Північного Причорномор’я поряд із збереженням грецьких культів з’явилися культи синкретичних божеств, притаманних східним релігійним ситсемам. Зокрема, в Пантікапеї зростає шанування головного бога, в основі якого лежать культ Зевса, а також елементи фракійського культу Сабазія та, можливо, й сарматського кінного бога. Отже, поява в Боспорі в перші століття нашої ери культу єдиного бога характерна для пізньоантичного суспільства в період його розкладу і сідчить про поступовий перехід до монотоїзму. Тому не випадково, що ще на початку ІV ст. н.е. в Боспорі існує християнська община. Представник цієї общини – боспорський єпископ Кадм – у 325 р.н.е. брав участь к першому Нікейському Соборі.

Північно-причорноморський світ, незважаючи на близьке сусідство з різноманітними варварськими племенами, знаходячись на периферії античної культури, в цілому зміг зберегти в собі більшість того, що назавжди втратили греки через їх бажання пошуків нового. Протягом віків релігія і культ як складова частина суспільно-культурного життя та основи моралі залишилися найважливішим елемнтом ідеології населення античних держав-полісів.

Антчині держави Північного Причорномор’я приділяти чималу увагу вихованню та освіті. Упродовж усієї історії існування пріоритетною тут була еллінська мова і писемність з її різними діалектами. Оскільки більшість міст, крім Херсонеса, засновувалися іонійськими еллінами, в них переважав іонійський діалект. У Херсонесі розмовляли на дорійському. Разом з тим відносини античних міст-полісів з місцевими племенами і Римькою імперією створили умови для збагачення рідної мови. Особливо цей словниковий запас поповнився в перші століття нової ери скіфськими, сарматськими, римськими словами, топонімами, етнонімами, іменами тощо.

Численні епіграфічні джерела засвідчують, що багато жителів міст і сільських поселень знали грамоту, вміли писати й читати. До нашого часу дійшло багато пам’яток офіційної лапідарної епіграфіки – написів, вирізьбоених на кам’яних плитах, що містили державні закони, декрети, угоди тощо. Судячи з великої кількості графіті на уламках посуду, стилів (кістяних паличок для писання та інших пам’яток), можна зробити висновок, що писемність і освіта були найбільш важливими сторонами культурного життя населення цього регіону.

Діти вільних громадян одержували початкову освіту. Їх навчали читати, писати, лічити. Відомо, що досить задовільну освіту здобув син представника нижчих верств суспільства (вільновідпущеника) Біон Борисфеніт (ІІІ ст. до н.е), згодом відомий філософ. Гімнасії давали грунтовнішу освіту, ніж початкові школи. Там вивчали риторику, філософію, геометрію, географію тощо. Залишки такої гімнасії, збудованої в IV – на початку ІІІ ст. до н.е., знайдено в Ольвії. Найзаможніші громадяни давали нащадкам вищу освіту, яку можна було отримати в Афінах, Александрії тощо.

Великого значення в грецькому суспільстві надавали також фізичному вихованню. У нарисах тих часів згадується багато різних видів спорту, з яких проводилися змагання (біг, стрільба з лука). Наприклад, з ольвіііійського напису IV ст. до н.е. відомо, що один з лучників пустив стрілу на 282 оргії (521,7м). У північному Причорномор’ї є знахідки панафінейських амфор, якими нагороджувалися переможці спортивних змагань в Аттиці (Афіни). Юнаки з Північного Причорномор’я рано включалися в суспільно-політичне і військове життя.

Політика, релігія, міфологія, освіта були тісно поєднанні з раціональним теоретичним мисленням та літературною творчістю. В античних державах Північного Причорномор’я набули слави вчені – історики, філософи, хроністи. Можна говорити також і про розвиток медицини.

Інтерес до історії й філософії не затухав протягом усього розвитку античних держав. У своїх натурфілософських поглядах вчені того часу поєднували логічну аргументацію, абстрактно-математичне мислення з художньо-інтуїтивним осягненням світу як космосу.

До відомих вчених належить історик Сіріск, який жив у ІІ ст. до н.е. в Херсонесі і описав історію свого міста. Він був увінсаний золотим вінком і на його честть видано почесний декрет. На цей час припадає життя вже згаданого ольвіополіта філософа Біона Борисфеніта та боспорянина філософа Смікра. Він уславився справедливістю. Як і Сократ, викладав своє вчення на перхрестях доріг, де завжди скупчувалося наййбільше людей. Відомим філософом був і Сфер Боспорський, який досяг великих успіхів у науках, жив при царських дворах у Спарті та Єгипті. Сфер написав близько 40 праць на різні теми: “Про світ”, “Про атоми і образи”, “Про царську владу”, “Посібник з діалектики” тощо.

Населенн Північного Причорномор’я надавало великого значення розвитку медичних знань. Безліч медичних інструментів з бронзи, срібла, кістки (пінчети, гачки, зонди, голки, ложечки) знайдено при розкопках міст і некрополів регіону. Їх малювали також на надмогильних стелах лікарів.

Місцеві лікарі вміли лікувати рани, опіки, різні хвороби, робити хірургічні операції. Наприклад, в Ольвії відкрито залишки аптеки, де в мініатюрних керамічних посудинах готувалися різні ліки і парфуми. Були відомі спеціальні лікувальні заклади, де проводилося зцілення за допомогою сну і, можливо, гіпнозу. На Боспорі відкрито святилища грецьким божествам у місцях знаходження лікувальних грязей.

Уже в період колонізації північно-причорноморські греки добре знали епос Гомера й архаїчну лірику. Однак про місцевих поетів залишилося дуже мало свідчень. Якщо аналізувати їхню літературну спадщину, то необхідно виділити віршовані почесно-вотивні метричні епіграми, епітафії, а також ділову прозу. Почесно-вотивні епіграми висікалися на кам’яних стелах або на постаментах для статуй на честь того чи іншого божества або героя. Так, у перші століття нової ери ольвійські поети писали епіграми на честь своїх обожнених героїв, зокрема Ахіла. У Борисфені, наприклад. Знайдено мармурову плиту (ІІ ст.н.е.) з восьмирядковим гімном на честь Ахілла.

У літературних пам’ятках античних держав найбільше збереглося ділової прози. Тут перше місце посідають декрети й постанови, закони, присяги, договори з іншими державами, накази, листи, складені переважно за грецькою формою. Наййбільше таких декретів знайдено в Ольвії. З літератуної точки зору найбільший інтерес становлять унікальні елліністичні декрети на честь Протогена і Діофанта, присяга херсонеситів, деякі оригінальні ольвійські декрети ІІ ст.н.е. У них простежується характер і манера індивідуальної творчості, вміння розповісти про значні історичні події й дати пояснення тим чи іншим діям.

У Північному Причорномор’ї було досить поширеним листування. Через відсутність і дорожнечу пергаменту й папірусу використовували черепки та свинцеві пластини. Такі листи знайдено на Березані, в Ольвії і Керкінітіді (VI – V ст. до н.е.).

В античних державах архітектурна традиція існувала практично ціле тисячоліття і особливо знайшла свій вияв у ранньосередньовічних містах Криму. Надбання античного будівництва стала розробка прямокутного планування міст. Житлові будинки об’єднувалися в квартали, вулиці перетинались під прямим кутом, дороги мостили дрібним каменем, а вздовж доріг прокладали водостокию. Однією з найважливіших особливостей містобудування була наявність великої кількості колонад різного призначення – стої, портики храмів. Створювали й декоративні прикраси суто функціональних споруд – міські брами, водорозбірні фонтани тощо.

_________________
My sites:
http://alania-supercomputer.narod.ru/
http://jaszix.narod.ru
http://www.ossetiny.narod.ru
http://www.biblioteki.narod.ru
http://www.skifskij.narod.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-10, 07:27 
Не в сети
Stir Hister

Зарегистрирован: 08-06, 10:46
Сообщения: 1798
Последние столетия в истории Боспора
... Когда-то и вы называлися царством,
Гордо на форуме здесь трон золоченый стоял.
Нынче поет среди стен лишь унылая дудка пастушья.
Зреют на ваших костях в поле широком хлеба...
Проперций

•Варварские вторжения на Боспор
•Гуннское нашествие и последующая история Боспора
•Особенности экономического развития
•Социальная структура населения
•На пути к христианской культуре
С третьей четверти III в. в истории Боспора, как и в истории античных государств Северного Причерноморья, начинается новый этап исторического развития. Если раньше он тесно увязывался с социально-экономическим кризисом в Римской империи, то теперь основное внимание должно быть уделено последствиям варварских нашествий, получивших название «готских» или «скифских» войн. Их результаты не могли не отразиться на особенностях социально-экономического и политического развития Боспорского государства.
Варварские вторжения на Боспор. Между концом 50-х и концом 60-х гг. III в. варвары захватили Тиру и Ольвию, а несколько позже, около середины 60-х гг., по территории Таврики прокатилась новая волна варваров, разгромивших не только позднескифские городища и населенные пункты европейского Боспора. Сюда варвары вторглись с запада, так как античные поселения, расположенные на Таманском полуострове, не пострадали.
С их продвижением на европейский Боспор следует связывать целый ряд кладов, самые поздние монеты из которых датируются 267 г., и прекращение боспорской монетной чеканки в 268 г. Это свидетельствует о силе удара варваров и о его плачевных последствиях для боспорской экономики. Вполне возможно, что к этому времени относится надпись царя Хедосбия второй половиной III в. Этот царь мог стоять во главе вторгшихся на Боспор варваров и, захватив на какое-то время власть в Пан-

[ 209 ]
тикапее, осуществил подготовку и проведение морского похода 267-268 гг. против римских провинций.
Если до рубежа 60-70-х гг. III в. для взаимоотношений Римской империи и варваров были характерны вооруженные конфликты, то после 269 г. римская администрация стала практиковать расселение части варваров, в частности готов, вдоль правого берега Дуная на правах своих союзников. Это не могло не ослабить нажим на империю. Со времени правления императора Аврелиана (270-275 гг.) положение на дунайской границе империи стабилизируется, и в Северо-Западном Причерноморье появились постантичные раннеполитические образования, в состав которых были включены бывшие античные города, которые следует рассматривать в качестве политико-редистрибутивных центров обширной варварской конфедерации. Становление такого раннеклассового варварского государственного объединения представляет собой глобальное явление на определенной ступени социально-экономического развития евразийской варварской периферии античного мира.
До последнего времени считалось, что после разгрома Танаиса в середине III в. жизнь на его территории возродилась только во второй половине IV в. Однако не исключено, что новое поселение на этом месте возникло уже в конце III - начале IV вв. При раскопках Танаиса в слоях после середины III в. обнаружен материал, свидетельствующий о продолжении жизни на месте бывшего античного города. Наличие в верхних слоях Танаиса нескольких групп лепной керамики, типологически близкой Черняховской, и других предметов материальной культуры позволили сделать вывод о проникновении сюда с запада этнически близких групп населения, обитавшего на развалинах античных Тиры и Ольвии. Возможно, что в таких центрах продолжали жить и греки.
В связи с отсутствием боспорских монет между 268 и 275 гг., трудно сказать, как складывалась обстановка после нашествия варваров 268 г. Однако возобновление их выпуска с 275 г. и появление монет сразу трех боспорс-

[ 210 ]
ких царей - Рескупорида IV, Савромата IV и Тейрана в общих чертах, хотя и во многом гипотетично, позволяет реконструировать события боспорской истории этого времени.
Несмотря на вторжение варваров в конце 60-х гг. III в. в пределы Европейского Боспора, Рескупорид IV сохранил власть по крайней мере над частью царства, хотя вполне возможно в ходе бурных событий она могла быть существенно ограничена. К 275 г. кризис, вызванный вторжением, был преодолен. Вероятно, что Рескупорид, бежавший из столицы, где находился монетный двор, к этому времени возвратился в Пантикапей. Совместно с Рескупоридом IV чеканил монету и царь Савромат IV (275/276 г.), появление которого на престоле нельзя объяснять социальной или какой-то иной борьбой. Статеры Савромата IV на оборотной стороне имели изображение бюста римского императора. Сложившееся положение объясняется тем, что в преддверии угрозы варварского вторжения Рескупорид IV укрылся на азиатской стороне Боспора, где отсутствуют следы пожаров и разрушений этого времени. А после возвращения в Пантикапей сделал своим соправителем одного из пользовавшихся авторитетом в этой части государства вельмож, который получил при вступлении на престол имя Савромата IV. Скорее всего, он происходил из среды сильно варваризованного населения этого района. Такое соправительство могло быть оговорено с представителями социальной верхушки населения азиатской территории Боспора еще раньше, как плата за убежище, предоставленное Рескупориду.
Царствование Савромата IV совпадает с очередным походом припонтийских племен в малоазийские провинции Римской империи. В нем были использованы и на этот раз боспорские корабли и участвовали варвары, хорошо знакомые с предыдущими походами вдоль восточного побережья Черного моря. В 275 г., достигнув Фазиса, они вторглись в Понт и двинулись в глубь Малой Азии. Пройдя Понт и Вифинию, варвары дошли до Каппадокии. Навстречу им выступили две римские армии, кото-

[ 211 ]
рые нанесли им несколько поражений. После этого, вероятно, на кораблях, находившихся где-то у берегов Южного Понта, они пытались отступить, но у Боспора Киммерийского были разгромлены преследовавшим их римским флотом. За победу над варварами император Тацит (275 -276 гг.) получил титул Готского и Понтийского, а Проб (276-282 гг.) - Готского.
Этот поход против римских провинций плохо согласуется с политикой боспорских царей, которую они проводили после готских войн конца 60-х гг. III в. Вполне возможно, что соседние с Боспором варвары, первоначально бывшие союзниками империи, были направлены боспорским царем Аврелиану для участия в войне с персами. Но после смерти этого императора нужда в них отпала. Варварские дружины, не желая возвращаться без обещанной добычи, по собственной инициативе вторглись в малоазийские провинции, грабя все на своем пути. Не исключено, что их мог возглавлять Савромат IV, вероятно, погибший в ходе одного из столкновений с римскими войсками.
Вслед за этим последовало появление на боспорском престоле нового соправителя Рескупорида IV - Тиберия Юлия Тейрана (275/276-278/279 гг.), который после его смерти правил самостоятельно еще два года. Имя Тейрана считается иранским. Если он и не принадлежал к боспорской династии Тибериев Юлиев, то стремился, чтобы так считали. В период его правления была одержана весьма крупная победа, в ознаменование которой в Пантикапее был воздвигнут памятник «богам небесным, Зевсу Спасителю и Гере Спасительнице, за победу и долголетие царя Тейрана и царицы Элии». Эта победа по своему значению была равносильна спасению государства и может быть связана с восстановлением юрисдикции монарха на всей его территории. Весьма показательно, что памятник был воздвигнут от имени высшей знати Боспорского государства, а после имени Тейрана был поставлен титул «друг цезаря и друг римлян», свидетельствующий о проримской ориентации этого царя и сохранении им тради-

[ 212 ]
ций, установленных еще последними наследниками Митридата VI.
Очевидно, воспользовавшись поражением варваров, нанесенным им римским флотом, Тейран возглавил борьбу с остатками участников похода 275 г. и в результате решительных действий не только обезопасил государство, но и подчинил их власти боспорского царя. В конкретно-исторических условиях развития Боспора середины 70-х гг. III в. только такая победа и возвращение к проримской ориентации, а может быть и восстановление реального союза с империей, были равносильны спасению государства. Подтверждается это и стабилизацией взаимоотношений Боспора с империей после 275 г., и активным строительством в Пантикапее.
Ввиду того, что история античных государств Северного Причерноморья конца III—IV вв. очень фрагментарно освещена источниками, особое значение для ее реконструкции имеет 53 глава труда Константина Багрянородного «Об управлении империей», написанная на основании херсонесских хроник, датирующихся временем не позднее V в. Сейчас, несмотря на беллетристический характер изложения, не вызывает сомнений, что в основе повествования об истории Херсонеса и Боспора лежат реальные исторические события. Хотя в его рассказе много неясных мест, ряд данных, в том числе упоминание реальных римских императоров и имен высших херсонесских магистратов, убеждает в правомерности использования этого труда для изучения истории Северного Причерноморья III—IV вв.
Константин Багрянородный сообщает, что, когда в Риме правил император Диоклетиан (284-305 гг.), Савромат, сын Крискорона, боспорянин, собрал «скифов», населявших берега Меотиды, выступил против римлян, захватил страну лазов и дошел до р. Галис (р. Кызыл-Имрек в Турции). Император направил против них войска во главе с трибуном Константом I (Констанций Хлор), который, однако, не смог справиться с противником. Тогда Диоклетиан обратился в Херсонес с просьбой

[ 213 ]
оказать помощь. Херсонеситы, собрав войска, нанесли удар в тыл Савромату и захватили его столицу. После этого был заключен мир с варварами на выгодных для империи условиях. Рассматриваемые события происходили, вероятно, в 291-293 гг.
Если это было так, то поход варваров в страну лазов и Малую Азию следует связывать с боспорским царем Фофорсом (285/286-308/309 гг.), который отождествляется с Савроматом Константина Багрянородного. Фофорс, сменивший на престоле Тейрана, вероятно, был выходцем из сармато-аланской среды, судя по изображениям тамги на реверсе его монет. В 292/293 г. в чеканке Фофорса наступил перерыв из-за римско-боспоро-херсонесской войны 291-293 гг. Не известно, каким путем к власти пришел Фофорс. Ясно только, что он не принадлежал к исконно боспорской правящей династии, а был ставленником местной сарматизованной знати, роль которой все более возрастала на Боспоре. Его царствование ознаменовало резкий поворот от проримской политики Тейрана к действиям, направленным против интересов империи. Поход на Кавказ и в Малую Азию был своеобразной реминисценцией морских набегов варваров более раннего времени и, естественно, вызвал противодействие со стороны римской администрации.
Поражение, которое потерпел Савромат - Фофорс, не привело к смене царей, но повлекло за собой изменения в политике Боспора. Наряду с выпуском монет без дифферентов, Фофорс начинает чеканить монеты с «трезубцем» и парой дифферентов «три точки-три точки». Возвращение к практике помещения указанных дифферентов на монетах, характерное для нумизматики Боспора более раннего времени, можно связывать с уступками царя проримски настроенной оппозиции.
Во время правления Фофорса, согласно двум надписям, на Боспоре, видимо, было достаточно много проримски настроенных высших чиновников. И среди них Аврелий Валерий Сог - наместник Феодосии, который был известен Августам и отмечен Диоклетианом и Мак-

[ 214 ]
симином. Кроме этого, он продолжительное время находился на службе где-то на территории римских провинций. А некоему Марку Аврелию Андронику, сыну Паппа, наместнику царской резиденции, и его сыну Алексарфу архонты Агриппии и Кесарии поставили беломраморную стелу с рельефами. Ни в одной из этих надписей правящий боспорский царь не упоминается. Видимо, указанные лица принадлежали к оппозиции. Хотя не исключено, что поражение привело к ограничению его власти. Учитывая, что Аврелий Валерий Сог был тесно связан с римской администрацией, то он мог быть поставлен наместником Феодосии не боспорским царем, а римской администрацией, заинтересованной в укреплении сил, противодействовавших антиримской направленности политики Фофорса. Упоминание в надписи Марка Аврелия Андроника, помимо римских названий главных городов Боспора, их архонтов свидетельствует о предоставлении гражданским общинам этих центров, видимо, под нажимом римлян, определенных льгот в виде тех полисных свобод, которыми они пользовались ранее.
Все это свидетельствует, что Фофорс на начальном этапе своего правления проводил антиримскую внешнюю политику. Однако после поражения в римско-боспорохерсонесской войне 291-293 гг. римская администрация предприняла ряд мер по поддержке проримски настроенных слоев столичных боспорских городов. Власть боспорского царя была ограничена и на время предотвращена угроза империи, исходящая со стороны варваризированного населения Боспорского государства.
Константин Багрянородный пишет, что в период правления Константина Великого (306-337 гг.) против него в провинции Скифия был затеян мятеж, и вновь Херсонес оказал помощь империи в боевых действиях на Истре в 323 и 337 гг. На основании данных Зосима можно заключить, что римские войска и херсонесское ополчение встретились с северопричерноморскими варварами, во главе которых стоял, скорее всего, бывший боспорский царь. Радамсад (Радампсадий), которому созвучно имя

[ 215 ]
предводителя варваров - Равсимод, судя по монетной чеканке, правил на Боспоре в 309/310-319/320 гг. Радамсад и близкие ему по конструкции имена исследователи относят к иранским. Это позволяет видеть в нем выходца из среды сармато-аланского населения Приазовья. Вполне вероятно, что, в связи с какими-то не ясными для нас внутренними неурядицами, Радамсад был отстранен от власти Рескупоридом V, после чего он и возглавил поход варваров на дунайскую границу империи.
После событий на Истре, согласно повествованию Константина Багрянородного, на протяжении какого-то времени Херсонес ведет еще две войны с Боспором, в результате которых граница между этими государствами была установлена у Кафы, а затем перенесена к Киммерику. Если две первые войны можно относительно точно датировать по времени правления римских императоров, то определение хронологии дальнейших событий сопряжено с определенными трудностями. Константин Багрянородный пишет, что новое военное столкновение с Херсонесом состоялось, когда на Боспоре правил «Савромат, внук Савромата, бывшего сыном Крискорона, воевавшего Лазику». Со времени войны в Лазике на боспорском престоле находился уже третий царь, судя по монетам, скорее всего Рескупорид V, так как римско-боспоро-херсонесскую войну на Кавказе и Малой Азии следует относить ко времени правления Фофорса.
В связи с этим интересны результаты анализа кладов первой половины IV в. из Восточного Крыма. Установлено, что четыре из 15 кладов, содержащие монеты позднебоспорских царей, относятся ко времени не ранее 328-329 гг. Все они обнаружены в европейской части Боспора, а два из четырех найдены в районе Судака и Феодосии, именно там, где, по словам Константина Багрянородного, прошла граница между Херсонесом и Боспором. Это позволяет относить херсонесско-боспорскую войну ко времени правления Рескупорида V и связывать с нею клады, спрятанные на территории европейской части Боспора, а также прекращение массового выпуска

[ 216 ]
монет этим царем. Не исключено, что после этой войны Рескупорид V покинул Пантикапей и обосновался на азиатской стороне Боспора.
Надпись о постройке стены 335 г. была найдена на Таманском полуострове, а последние монеты в ряде кладов в этой части Боспора датируются 336 г. Это позволяет говорить, что Рескупорид V, перенесший свою резиденцию на Таманский полуостров, был свергнут насильственным путем, и на боспорском престоле утвердился новый царь, с которым связана последняя херсонесско-боспорская война.
Сейчас трудно привязать события этой войны к какому-то конкретному хронологическому отрезку времени. Учитывая, что она, по словам Константина Багрянородного, произошла через некоторое время после предыдущего конфликта, уже «при другом Савромате», ее, видимо, следует относить ко времени после отстранения от власти Рескупорида V, монетная чеканка которого прекратилась около 341/342 г. Во всяком случае в географическом тексте, который датируется 360-386 гг., Херсонес упоминается вместе с Кафой и Симболоном, что хорошо согласуется с данными, имеющимися в труде Константина Багрянородного.
В результате херсонесско-боспорских войн, в которых ведущую роль играли варварские элементы, экономика государства была подорвана, но жизнь на территории боспорских населенных пунктов продолжалась. Причем именно в IV в. в состав их населения усилился приток варварских элементов, которые в значительной степени изменили не только культуру, но и их облик. Но сообщение Аммиана Марцеллина о том, что в 362 г. к императору Юлиану (360-363 гг.), наряду с другими послами из северных стран, прибыли боспорцы с просьбой разрешить им спокойно жить в пределах своей земли и платить империи дань, весьма показательно. Конечно, нельзя преувеличивать значения этого факта, но он все же в какой-то степени говорит о наличии на Боспоре и после серии херсонесско-боспорских войн определенных сил,

[ 217 ]
заинтересованных в установлении более тесных контактов с империей. Именно с представителями этих слоев, к которым прежде всего следует относить потомков греков-боспорян, связаны два серебряных блюда с изображением Констанция II (337-361 гг.), изготовленные в 343 г. и, вероятно, подаренные проримски настроенным представителям правящих кругов Боспора того времени.
О наличии на Боспоре в это время каких-то государственных чиновников свидетельствует надгробие, поставленное между 342 и 353 гг. Стораной, женой Ада, сыну, служившему принкипом, вероятно, командиром одного из подразделений боспорской армии. Тот факт, что должность принкипа упомянута в ряде более ранних надписей, говорит в пользу вывода о сохранении на Боспоре вплоть до середины IV в. аппарата государственного управления, тесно связанного с традициями римского времени.
Гуннское нашествие и последующая история Боспора. До последнего времени считалось, что в связи с гуннским нашествием заканчивается античная история Боспора. Но раскопки, проведенные в последнее десятилетие, позволили не только пересмотреть этот вывод, но и прийти к заключению, что он был сделан на основании ошибочной датировки культурных слоев боспорских городов и обнаруженного в их ходе массового археологического материала. Датировка комплексов из раскопок Ильичевского городища на Таманском полуострове показала, что слои, ранее датированные IV-V вв., следует относить ко времени не ранее второй четверти VI в. А это в свою очередь позволило расширить хронологические рамки истории античного Боспора и по-новому осветить его историческое развитие в конце IV - первой половине VI вв.
На основании имеющихся материалов история античных государств Северного Причерноморья реконструируется следующим образом. Разгромив аланский союз племен и раннеклассовое государственное образование Германариха, гунны ушли на запад к границам Римской

[ 218 ]
империи. Города Боспора в результате гуннского нашествия серьезно не пострадали. Гунны ограничились лишь их военно-политическим подчинением, так как эти центры не представляли для них серьезной угрозы. Основная масса гуннов появилась в Северном Причерноморье позднее, не ранее середины V в., когда после битвы на Каталаунских полях в 451 г., смерти Атиллы и сражения на р. Надао в 454 г. гуннское раннеклассовое образование в Подунавье распалось. Но и на этот раз античные центры Северного Причерноморья не были разрушены. Гунны лишь влились в состав их населения, о чем свидетельствуют погребения полихромного стиля, обнаруженные при раскопках некрополя на Госпитальной улице г. Керчи и, видимо, некоторые комплексы херсонесского некрополя.
Около середины V в., когда часть гуннов ушла из Подунавья в Северное Причерноморье, Боспор, и в частности Пантикапей, попадают под их военно-политический контроль. Какая-то часть гуннов вместе с готами-тетракситами обосновалась на Таманском полуострове, а в период правления Юстина (518-527 гг.) Боспор освободился от их власти и начал вновь укреплять связи с Византией.
Ранее считалось, что именно к этому времени относится надпись боспорского царя Тиберия Юлия Дуптуна, обнаруженная в Пантикапее, в которой говорится о строительстве башни. Исследователи относили этот эпиграфический памятник к 522 г. и связывали его с распространением власти византийского императора на Боспор. Это заключение, казалось, хорошо согласуется с упоминанием в ней традиционной титулатуры боспорского царя, а также епарха Исгудии и комита Опадина, которые считались должностными лицами Византии и осуществляли контроль за положением дел в этом районе.
Однако Ю.Г.Виноградовым было убедительно доказано, что эта надпись датируется 483 г. и в ней упоминаются не византийские должностные лица, а представители боспорского государственного аппарата, которые, как и

[ 219 ]
в Византии, назывались епархами, комитами и протокомитами. Это свидетельствует о том, что царь Дуптун, который в надписи назван «другом византийского кесаря и другом ромеев», был вассалом Византии. А это в свою очередь позволяет заключить, что и после значительного притока гуннов на Боспор здесь продолжали функционировать органы боспорского государственного управления и даже в условиях гуннского протектората могли осуществлять связи с византийской администрацией. Не исключено, что пришлой гуннской и боспорской правящей верхушкам в этот период удалось наладить мирные взаимоотношения. Хотя крайне ограниченное количество источников V в. не позволяет сейчас убедительно детализировать историю Боспора этого времени. Поэтому пока же можно ограничиться лишь гипотезами и предположениями, которые, к сожалению, не отражают всего ее многообразия в позднеантичный период.
О дальнейшем развитии событий свидетельствуют письменные источники. Гуннский царевич Горд или Грод, принявший христианство в Константинополе, был послан императором в свою страну, находившуюся где-то около Меотиды, с поручением охранять Боспор. А в сам город Боспор (бывший Пантикапей) был введен византийский гарнизон, состоявший из отряда испанцев под командованием трибуна Далматия. Но в результате заговора гуннских жрецов Грода убили, после чего гунны-утургуры захватили Боспор и уничтожили византийский гарнизон. Это произошло около 527/528 или 534 гг. Как свидетельствуют клады монет, костяные наконечники стрел и человеческие костяки, зафиксированные в процессе раскопок, именно в это время были разгромлены города и поселения Боспора. Хронологически это событие предшествовало подчинению Боспора Юстиниану, которое произошло не позднее 534 г. Этой датой, вероятно, и следует ограничить позднеантичный период в истории Боспора, который начался в третьей четверти III в.
Особенности экономического развития. Исходя из археологических материалов, сейчас можно говорить, что

[ 220 ]
после бурных событий третьей четверти III в. жизнь продолжалась, как на территории населенных пунктов европейского Боспора (Пантикапей, Тиритака, Китей, Зенонов Херсонес, Генеральское, Героевка - 2, Салачик, Золотое-восточное в бухте, Заморское), так и в азиатской части государства (Фанагория, Кепы, Гермонасса, Патрей, Ильичевское городище, Батарейка I и II, Красноармейская батарейка), а возможно, и Танаиса. Причем передатировка слоев III—IV вв. концом IV - второй четвертью VI вв. в целом ряде боспорских городов и поселений позволяет предполагать, что и в других местах, где зафиксированы слои III—IV вв., жизнь в позднеантичный период также продолжалась. К таким памятникам могут быть отнесены поселение у дер. Семеновки, Ново-Отрадного и ряд населенных пунктов в азиатской части Боспора.
Топография археологических памятников, при раскопках которых обнаружен материал конца III - второй четверти VI вв., свидетельствует, что жизнь более активно протекала в его азиатской части, так как она не была в такой степени затронута передвижением варваров в ходе готских войн. Однако и здесь идет постепенное уменьшение сельскохозяйственного населения в сравнении с предшествующим временем. Если к III в. на островах Таманского архипелага исследователи относят 140 сельских поселений, то к IV-V вв. - только 35.
Сейчас ни у кого не вызывает сомнений, что в результате неблагоприятной военно-политической ситуации третьей четверти III в. сельское хозяйство, являвшееся основой экономики Боспора на протяжении всей античной эпохи, было подорвано. Наиболее ярко это прослеживается по сравнительно лучше изученным памятникам Керченского полуострова. С этого времени и вплоть до второй четверти VI в. жизнь продолжалась на ряде городищ в Крымском Приазовье и на берегах Керченского пролива, но она носила очаговый или локальный характер.
Это не могло не сказаться не только на положении Боспорского государства, но и на облике городов. Сельское население, среди которого значительный процент

[ 221 ]
составляли выходцы из варварской среды, концентрируется в городах и крупных населенных пунктах. Городские центры, и в первую очередь столичный Пантикапей, из крупного общественного и ремесленно-торгового центра постепенно превращается в аграрно-ремесленный город, где объемы торговых операций резко падают. Ярким археологическим показателем такого положения является значительный рост количества зерновых ям и хозяйственных комплексов на территории жилых кварталов боспорской столицы. Наряду с сельским хозяйством, продолжали существовать и промыслы, в частности рыбозасолка. Рыбозасолочные цистерны открыты в Тиритаке. Однако масштабы этого промысла значительно сократились. В азиатской части Боспора, наряду с сельским хозяйством, продолжает существовать достаточно развитое керамическое производство. Ремесленное производство теперь было тесно связано с сельским хозяйством и направлено не на экспорт, а на удовлетворение потребностей в основном внутреннего рынка и ближайшей округи.
На Боспоре существовали также ювелирные мастерские, изготовлявшие украшения для боспорской знати, а также развивалось стеклоделие, следы которого отмечены в Горгиппии и на Ильичевском городище. В ремесленном производстве значительно увеличился удельный вес небольших семейных мастерских, в которых применение труда зависимых работников не было экономически целесообразно.
Неблагоприятные тенденции в экономике и падение в ней роли товарно-денежных отношений хорошо иллюстрируются состоянием монетного дела. Статеры последних боспорских царей выпускались из низкопробного металла в огромных количествах, а около 341/342 гг. их чеканка и вовсе была прекращена. Если в середине III в. перерывы в выпуске боспорских монет по времени совпадали с прекращением чеканки в провинциально-римских городах, то полное прекращение выпуска боспорских монет есть все основания связывать с глубоким экономическим кризисом Боспорского государства, и в первую

[ 222 ]
очередь с резким сокращением поступлений в казну, связанным с гибелью системы сельских поселений на территории современного Керченского полуострова.
Однако прекращение чеканки нельзя рассматривать в качестве показателя полного сворачивания товарно-денежных отношений. Теперь они, хотя и в меньшем объеме, обслуживались боспорскими статерами более раннего времени, продолжавшими оставаться в обращении, и римскими монетами, среди которых в наибольшем количестве представлены выпуски времени правления императоров Лициния (308-324 гг.) и Константина Великого (306-337 гг.). Так, в Китее монеты использовались на внутреннем рынке в IV - начале VI вв., но роль денег в экономической жизни постепенно падала.
Сокращение объемов торговых операций, с чем связано уменьшение производства ремесленной продукции, и увеличение в экономике удельного веса сельского хозяйства, а также стирание резкой грани между боспорскими городами и сельскими поселениями принято связывать с процессом натурализации хозяйства и называть русификацией, являвшейся наиболее характерной чертой экономического развития Боспора в позднеантичный период.
Не отрицая этого в принципе, необходимо отметить, что в своей основе экономика всех без исключения докапиталистических обществ на протяжении всей их истории была натуральной. Поэтому применительно к таким обществам можно говорить лишь об увеличении или падении удельного веса товарного производства и товарно-денежных отношений, что было связано с конкретно-историческими условиями развития на том или ином этапе, а не о кардинальных изменениях в экономике. Подъем внутренней и внешней торговли, а следовательно, расширение сферы товарных отношений, не могли привести к качественным изменениям в главной отрасли производства - сельском хозяйстве. Основная причина этого кроется в том, что в сферу обмена и торговли не было вовлечено главное средство производства - земля. Только в тех условиях, когда земля становится объектом купли-

[ 223 ]
продажи во всем обществе, а не в рамках какой-то определенной социальной группы, можно говорить, что товарные отношения достигли своего наивысшего развития. Но это становится возможным только в условиях развития капитализма.
Применительно к позднеантичному Боспору следует говорить не о натурализации хозяйства в целом, а о падении в нем роли товарного производства и связанных с ним товарно-денежных отношений. При этом, как и в других античных государствах Северного Причерноморья, здесь негативные явления в области экономики были связаны не с внутренним кризисом способа производства, а главным образом с внешнеполитическими факторами, и в первую очередь с гибелью значительного количества сельских поселений и прекращением поступлений ренты-налога в государственную казну.
Неблагоприятные тенденции в экономике привели к увеличению замкнутости отдельных хозяйств и разрыву связей с внешним рынком. Особенно болезненно сложившееся положение должно было затронуть сравнительно крупные хозяйства, ориентировавшиеся на рынок, в первую очередь боспорских царей и их окружение, получавших основной доход в виде земельной ренты-налога с подвластных им сельскохозяйственных территорий, обрабатывавшихся зависимым населением широкого правового спектра. Неудивительно поэтому, что применительно к позднеантичному периоду нет оснований говорить о наличии на Боспоре не только крупной земельной собственности, но и вообще крупных производственных комплексов. В сложившихся условиях возросла роль сравнительно небольших замкнутых автаркичных хозяйств, которые становятся основными ячейками боспорской экономической системы конца III - второй четверти VI вв. Роль товарного производства в таких хозяйствах отошла на второй план и на ограниченном внутреннем рынке могли продаваться лишь излишки.
Следствием этого стало развитие дезинтегративно-центробежных тенденций на Боспоре, где начинают фор-

[ 224 ]
мироваться сравнительно замкнутые в экономическом отношении территориально-хозяйственные районы. И до этого Боспорское государство состояло из ряда районов, дополнявших друг друга и составлявших в совокупности одно экономическое целое, базировавшееся, однако, в силу натуральной основы сельскохозяйственного производства, не на отраслевом, а на территориальном разделении труда. Поэтому падение роли товарного производства привело к усилению центробежных тенденций в экономике.
На территории Боспора сейчас можно выделить административно-хозяйственный центр государства, куда входили Пантикапей и Тиритака, Крымское Приазовье, Илурат, Китей, Танаис, а на азиатской стороне - Фанталовский район, Фанагорию, Синдику и Горгиппию. В них возросла роль общественного самоуправления во главе с зажиточными представителями значительно варваризированных родов. Основным следствием значительного ослабления центральной власти и начавшегося распада Боспорского государства на территориально-хозяйственные районы, очевидно, стало быстрое и бескровное подчинение его в конце IV в. гуннами, которые, установив свой протекторат, ушли дальше на Запад. Только после распада гуннского раннеклассового образования на Дунае в середине V в. какая-то их часть влилась в состав населения боспорских городов, где, судя по материалам некрополя Пантикапея этого времени, составила привилегированную верхушку общества.
Социальная структура населения. Кризис в экономике привел к упрощению социального состава населения в сравнении с предшествующим периодом и росту тех слоев, которые либо полностью, либо частично были лишены средств к существованию. Разгром варварами, входившими в состав готского союза, системы военных поселений, а вместе с этим исчезновение царского земельного фонда, бывшего ведущей формой землевладения на протяжении первых веков, а также ослабление центральной власти, способствовало увеличению количества мелких производителей. Теперь они лишь номи-

[ 226 ]
третьей четверти III в., как представляется, социальная стратификация населения Боспора в позднеантичный период должна была стать более простой. К тому же, говоря о правовом статусе населения этого времени, вряд ли уместно использовать такое понятие, как «гражданство». В первые века подавляющее большинство жителей Боспорского царства являлось подданными царя, а употребление в надписях названий полисных институтов не более чем дань традиции. С другой стороны, эволюция античной формы собственности не только на Боспоре, но и на территории собственно Римской империи, привела к постепенной трансформации гражданина в подданного, что наиболее ярко проявилось в области идеологии. В это время грань между гражданином и негражданином стирается, а на первое место выступает задача расширения налоговой базы государства. Ведь именно в значительной степени фискальными целями объясняется эдикт Кара-каллы 212 г., которым права римского гражданства были дарованы подавляющему большинству свободного населения Римской империи.
На основании сказанного, видимо, более правомерным будет вывод об упрощении социальной структуры населения Боспора в конце III - второй четверти VI вв. Гибель большинства поселений, расположенных на царской земле, сокращение удельного веса товарного производства в экономике и свертывание внешнеэкономических связей позволяют говорить, что в боспорском обществе должна была существовать, с одной стороны, количественно небольшая группа знати, приближенной к верховному правителю, и его военной опоры; а с другой -подавляющей массы населения сравнительно невысокого достатка, занятого в сельскохозяйственном производстве, ремесле и мелкой торговле. В социальном плане в силу сложившихся обстоятельств этот слой был достаточно однороден и именно он являлся объектом эксплуатации правящей верхушки боспорского общества. К сожалению, о наличии на Боспоре в позднеантичный период не только сколько-нибудь значительного количества рабов,

[ 227 ]
но и близких им по положению групп зависимого населения, в том числе и пелатов, не имеется конкретных данных.
Судя по увеличению количества богатых погребений в пантикапейском некрополе, в середине V в. происходило укрепление социальной верхушки населения. Это, вероятно, было связано с участием части ее представителей в походах гуннов на Запад, а также инфильтрацией в среду населения его столицы гуннской военной знати. Все это свидетельствует о постепенной эволюции наиболее зажиточного слоя боспорского общества и сращивании его с пришедшей на Боспор варварской знатью. По-видимому, с конца IV и вплоть до правления императора Юс-тина (518-527 гг.), когда Боспор находился в подчинении гуннов, основная масса населения выплачивала определенную ренту-налог его социальной верхушке, управлявшей территориями некогда огромного античного государства и заинтересованной в сохранении существовавшей ранее фискальной системы. Вполне возможно эта рента-налог взималась не только продуктами сельского хозяйства, но и предметами ремесла, в которых гунны, как и всякие кочевники, остро нуждались. В то же время гунны могли сохранять нетронутыми формы общественной организации боспорского населения, сложившиеся здесь до их прихода.
Следовательно, на протяжении позднеантичного периода истории Боспора в социальном составе его населения произошли значительные изменения. Если до конца IV в. оно эксплуатировалось в основном представителями ослабленного боспорского государственного аппарата, то после установления гуннского политического господства и вплоть до второй четверти VI в. налоги в разной форме, видимо, платились гуннской правящей верхушке, которая осуществляла верховную власть. Частнособственническая эксплуатация, вероятно, в это время не получила значительного развития, хотя вследствие почти полного отсутствия источников ее наличие полностью отрицать нельзя.

[ 228 ]
Гибель значительного количества поселений на сельскохозяйственной территории Боспора и обособление территориально-хозяйственных районов привело на Боспоре к росту значения соседских общин, что было связано с постепенным падением роли государства в позднеантичный период. Именно такая форма общественной организации преобладала на Боспоре и в общины было объединено подавляющее большинство населения территориально-хозяйственных районов, где господствовала количественно небольшая социальная верхушка, игравшая ведущую роль в гражданском самоуправлении.
На пути к христианской культуре. На последнем этапе своей истории Боспорское государство большие средства и силы отдавало на строительство крепостных сооружений. Города постепенно потеряли былую славу и красоту. Величественные храмы и дворцы старели. Налаженное благоустройство улиц и дворцов пришло в упадок. Населения становилось все меньше. Постоянные угрозы и набеги варваров создавали у него чувство безнадежности и неверие в будущее.
И все же боспорские правители, очевидно, мечтали возродить былое могущество Боспора. При царском дворе по-прежнему находились архитекторы, скульпторы и резчики надписей на каменных плитах. Крайне немногочисленные эпиграфические памятники в сравнении с предшествующим периодом все-таки помогают восстановить некоторые моменты из жизни боспорцев. В 335 г. под наблюдением архитектора Евтиха на Тамани была возведена оборонительная стена. Впервые на этой стеле было отмечено, что надпись сделана рукой Паппа, сына Публия. До этого резчики надписей не подписывали свои имена, как и не отмечались имена архитекторов. Очевидно, профессиональных мастеров в это время было мало и их труд ценился намного больше, чем ранее.
В одной из плохо сохранившихся надписей речь шла о том, что при совместном правлении царей Радамсада и Рескупорида во втором десятилетии IV в. в Пантикапее даже воздвигли храм. Бесспорно, во многих городах сто-

[ 229 ]
яли еще старые храмы и алтари. Население продолжало сохранять основные греческие традиции в языке и религии. Самые поздние боспорские надписи сохраняют чистоту языка, но не известно, конечно, каким он был в повседневной жизни. Этническое смешение, отдаленность от главных культурных центров, наличие варварских и римских имен, терминов, словосочетаний стали причиной многих изменений.
Разносторонние связи Боспора с Римом и римскими провинциями внесли особый колорит в духовную жизнь его населения. Значительно усилились синкретические черты во многих сферах культуры, и особенно религиозных верованиях. В этом, как и в других районах античного мира, сказалось стремление к поискам всесильного бога-защитника. Именно на Боспоре, как ни в одном из северопричерноморских центров, особой популярностью пользовались по своим функциям универсальные божества в основном восточного происхождения: Сарапис и Исида, Митра, Зевс-Сарапис. Утверждение культа Бога Всевышнего и строго организованные фиасы его поклонников и пропагандистов вообще положили начало монотеистическому течению в языческой религии.
Самая поздняя посвятительная надпись «Богу всевышнему, внемлющему» ( 306 г.) поставлена не от имени фиаситов, а наместника Феодосии. Таким образом, в лице своего наместника наиболее проэллинский боспорский город, сохраняющий полисно-культурные традиции, выразил свою приверженность этому божеству постройкой молельни. Надпись была найдена в Пантикапее. Поэтому можно предположить, что молельня была построена на средства приверженцев Бога Всевышнего в столице Боспора.
Тесная связь Боспора с Малой Азией, откуда распространялись новые религиозные течения, способствовали и проникновению христианства. Редкие памятники с христианской символикой указывают, что население продолжало почитать в основном свои старые божества. Но сложное экономическое положение Боспора во второй

[ 230 ]


Перстень с христианскими символами из некрополя у дер. Ново-Отрадное по Т.М. Арсеньевой



Христианские символы в росписи склепа Китея по В.Ф.Гайдукевичу

половине III в. и бедственное положение основной массы боспорцев способствовало постепенной христианизации. Ко второй половине - концу III в. относится перстень с сердоликовой вставкой, на котором был вырезан крест удлиненной формы и две рыбы, а также христианские символы в росписи склепов Китея. Началом IV в. датируется первое христианское надгробие с эпитафией Евтропия, стела Трифона, на которой был вырезан крест, и христианский амулет с побережья Азовского моря, а также ряд других материалов. В Пантикапее, Китее, Илурате открыты небольшие христианские кладбища, где над могилами ставились скромные известняковые плиты с
крестами. В первой четверти IV в. на Боспоре уже существовала епархия, во главе которой стоял епископ Кадм, который поставил свою подпись под документами I Вселенского (Никейского) собора 325 г.
Но несмотря на это, христианские культовые сооружения этого времени на Боспоре пока неизвестны. Хотя не исключено, что в качестве ранне-




Изображение креста и надпись на стене склепа 1890 г. в Пантикапее по ЮЛ.Куликовскому

[ 231 ]
христианского культового комплекса была использована погребальная камера Царского кургана IV в. до н. э., на стенах которой были вырезаны кресты, которые по форме могут быть отнесены именно к IV в. Все это говорит о том, что уже в IV в. христианство начало распространяться среди населения Боспора, но еще не стало господствующей религией вплоть до VI в. Тем не менее языческие верования еще долго будоражили умы христиан. Особенно на периферии античного мира они стали составной частью календарных праздников и погребального обряда.
На протяжении всей античной эпохи на Боспоре, как и в других районах, помимо государственных институтов, общинная организация и различные сообщества, объединявшие людей не только по профессиональному, но и религиозному признаку, играли чрезвычайно важную роль в общественной и частной жизни. Именно в это время в самоуправлении отдельных общин и территориально-хозяйственных районов выросла роль представителей христианской церкви, объединявших вокруг себя самые широкие слои населения. Не исключено, что в период значительного ослабления центральной власти именно объединение вокруг христианской церкви какой-то части населения способствовало сохранению Боспора как единого политического целого и его ориентации на Византию.

* * *

Во второй четверти VI в. власть на Боспоре вновь захватили гунны. Но император Юстиниан послал на Боспор византийские войска, состоявшие из наемников-готов, с помощью которых гунны были разбиты и власть Византии здесь была восстановлена. В период правления Юстиниана были укреплены оборонительные сооружения Боспора. Со строительной деятельностью византийской администрации связано сооружение базилики в Тиритаке, а также каких-то общественных зданий в Пантикапее и Гермонассе. С периода правления Юстиниана и вплоть

[ 232 ]
до тюркского разгрома 576 г. Боспор находился в составе Византии, о чем свидетельствует наличие на Таманском полуострове крепости у с. Ильич, гарнизон которой являлся федератами империи. Однако и тюркское нашествие 576 г. не привело к окончательной гибели Боспора. События, происшедшие позднее, свидетельствуют, что после распада Тюркского каганата Византия снова распространила свое влияние на Боспор. Причем, судя по надписи 590 г., он был подчинен должностным лицам византийской администрации, местопребывание которых находилось в Херсоне (античный Херсонес). Только после образования в VII в. Великой Болгарии и появления в конце VII - начале VIII вв. хазар заканчивается раннесредневековая история Боспора и начинается период классического средневековья.



http://www.sno.pro1.ru/lib/zubar_na_beregakh_bospora/zubar_na_beregakh_bospora-3.jpg



Изображение


Изображение

_________________
My sites:
http://alania-supercomputer.narod.ru/
http://jaszix.narod.ru
http://www.ossetiny.narod.ru
http://www.biblioteki.narod.ru
http://www.skifskij.narod.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 33 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB







А что касается вопроса «Кто мы?»... У меня есть возможность общаться практически со всеми зарубежными и российскими алановедами, учеными-историками и археологами, и никто не отрицает тот факт, что осетины являются аланами (никакими не потомками), единственными наследниками огромного скифо-сармато-аланского мира, сохранившими язык, эпос, традиции, культуру, государственность, в том числе - флаг, геральдику.
ТЕМИНА ТУАЕВА ВСЕМИРНО ПРИЗНАННЫЙ ИСТОРИК.


ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, ЧТО ОСЕТИНЫ ЭТО АЛАНЫ :




1. Особенности зубной системы ранних кочевников Горного Алтая. стр. 157: "... редкий (в мире) фен 3YM2 информативен при анализе европеоидных популяций [Зубов, Халдеева, 1993]. Максимум значения его частоты встречаемости (при мировом размахе 0 — 10 приходится на группы, относящиеся к ......... европеоидной расы (Северная Индия, таджики Памира — см.: [Зубов, Халдеева, 1993]). С высокой частотой (13%) признак проявляется у осетин [Зубов, 1973]. При этом, ......... по данным представленной А. А. Зубовым таблицы мирового распределения, он практически не обнаруживается в других древних и современных группах населения мира [Зубов, 1973]. " Стр. 158: "Особый интерес представляет обнаруженная в пазырыкской одонтологической серии высокая частота проявления относительно редкого (в мире) фена 3YM2, сопоставимая со значениями показателя у осетин . В этой связи хотелось бы отметить замечание А.А.Зубова и Н. И.Халдеевой о наличии оснований для связи процессов распространения этого фена с миграциями арийских полемён [Зубов, Халдеева, 1993, с. 83]". Таким образом, академические исследования палеоантропологии саков, скифов и других иранских и североиндийских народов доказали, что расовые особенности являются лакмусовой бумажкой определения арийской принадлежности саков, скифов, сарматов, аланов, северных индийцев и осетин. У саков и скифов зафиксировали тот же расовый антропологический признак 3YM2 , что и у восточноиранских народов и индоиранцев, а у других народов этого признака нет . Следовательно, саки и скифы Центральной Азии и западнее являются индоиранскими народами, конкретно восточноиранскими.




2. Rosser нашол у осетинов 43% R1b Современная концентрация R1b максимальна на территориях, связанных с кельтами: в южной Англии около 70 %, в северной и западной Англии, Испании, Франции, Уэльсе, Шотландии, Ирландии — до 90 % и более. А так же, например, у басков — 88,1 %, испанцев — 70 %, бельгийцев — 63 %, итальянцев — 40 %, немцев — 39 %, норвежцев — 25,9 % и других. У народов Восточной Европы встречается значительно реже. У осетинов - 43 %,



3. Кроме этих соматических у Ненцев Удмуртов и Осетин высокий процент U5a mtdna который считается Арийским и Найден генетико-археологами у "Арийцев" Алтая, и у Белых проникших в Китай.



4. "with respect to mtDNA, Ossetians are significantly more similar to Iranian groups than to Caucasian groups. "
- Genetic Evidence Concerning the Origins of South and North Ossetians









5. Осетины родствены Европейцам по линиям: E1b1b1a2 V13+ и R1b1b2a - L23



Фамилии Аллен-Аллан-Алан, ФитзАлан(Стюарты), Осборн-Озмент, Росс-Руш, Ирвин, Нарди, Алдэр-Элдэр и фамилии Allen, Stewart, Lombardi, Szentes, Elder(Алдары) и интересные окончании на "Тон"(Дон?) и "он".
Это базовый гаплотип субклада L23 , который получен в результате выделения из числа имеющихся маркеров, наиболее часто встречающихся-мод. Т.е. усредненный гаплотип, который предположительно был у родоначальника субклада и от которого считают вновь появившиеся мутации маркеров в виде цифровых значений. В данном случае у Кубатиева всего 12 мутаций от модального гаплотипа на 67 маркеров.
Наличие довольно близких генетически по Y-DNA, представителей субклада L23 ( менее 20 мутаций на 67 маркеров) на Кавказе и в Европе, позволяет предполагать , что носители данного субклада мигрировали в Европу совсем недавно, приблизительно 2 000 лет назад. Они связаны с миграцией в Европу, неких легионеров, которые служили в римской армии.

Ossetians are related to Europeans on lines: E1b1b1a2 V13 + and R1b1b2a - L23 Surnames: Allen-Allan-Alan, Fitzalan (Stuwart, Stuart), Osborn-Ozment, Ross-Rush, Earvin, Nardie, Alder-Elder and surnames of Lombardi, Szentes and surnames which terminated on "Tone" (Don )
research: R1b1b2a - L23EE Modal + Kubatiev + Abdullayev + kuduhov+ Luguev+ Allen +Allan +FitzAlan(Stewart) +Nardi
Existence is enough relatives genetically on Y-DNA, representatives of a subtreasure of L23 (less than 20 mutations on 67 markers) in the Caucasus and in Europe, allow to assume that carriers of this subtreasure migrated to Europe quite recently, about 2 000 years ago. Their migration to Europe is connected with certain legionaries who served in the Roman army. It is basic gaplogroup a subtreasure of L23 which is received as a result of allocation from among available markers, most often meeting - fashions. I.e. average gaplogroup which allegedly the ancestor of a subtreasure had and from which consider again appeared mutations of markers in the form of digital values. In this case Kubatiyev has only 12 mutations from modal gaplogroup on 67 markers.

User ID Last Name Origin Haplogroup Tested With Markers Compared Genetic Distance


JNN7F E1b1b1a2 V13+ modal Unknown E1b1b1a* Other - V13+ haplotype modal - - Z3XSV Tavitov Tauitti, North Ossetia - Alania, Russia Unknown Family Tree DNA 67 16
TCX79 Allen Virginia, USA Unknown Family Tree DNA 67 13
CX94E R1b1b2a - L23EE Modal Unknown R1b1b2a* Family Tree DNA - -
5Y5EA Kubatiev Makhchesk, Ossetia, Russia R1b1b2a* Family Tree DNA 67 12
MX42V kuduhov Vladikavkaz, Russia R1b1* Genographic Project 18 5
PWN78 Romitti Suzzara, Lombardy, Italy R1b1b2a (tested) Family Tree DNA 67 8
8U3YQ Earhart Staudernheim, Rheinland-Plalz, Germany R1b1b2a (tested) Family Tree DNA 67 12
NZVS5 Ross Dornoch, Scotland R1b1b2a1b5 (tested) Family Tree DNA 67 15
V4RUP Ross Sutherland, Scotland R1b1b2* Family Tree DNA 67 13
SSKBK Stewart Unknown Unknown Family Tree DNA 67 16
ZZGVV Ross Unknown R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 14
UVB8X Ross Scotland R1b1b2* Family Tree DNA 67 13
E6Q75 Templeton Iredell Co, NC, Scotland R1b1b2a1b5 (tested) Family Tree DNA 67 16
GNACX Rose Quebec, Quebec, Canada Unknown Family Tree DNA 67 14
5QJD8 Irving Kirklinton, Cumbria, England Unknown Family Tree DNA 67 16
M4DMC Blair Scotland Unknown Family Tree DNA 67 14
2MZGD Stewart Scotland Unknown Family Tree DNA 67 16
7HBA7 MacDonald Lewiston, Urquhart & Glenmoriston, Scotland R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 15
YEXGA Allen Unknown R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 16
YQHKF Rose West Virginia, USA R1b1b2a1b5 (tested) Family Tree DNA 67 15
7TVE9 Nixon Missouri, USA Unknown Family Tree DNA 67 14
E2AEU Allen North Carolina, USA R1b1b2* Family Tree DNA 67 16
FDZF4 Allen Virginia, USA R1b1 (tested) Family Tree DNA 67 16
E7P6N Allen Mitchell County, GA, USA, Georgia, USA R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 15
Q3KV8 Stewart North Carolina, USA R1b1b2a1b (tested) Family Tree DNA 67 17
Z5PSZ Blair North Carolina, USA R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 16
Z33VT Irwin Adams County, Pennsylvania, USA R1b1b2a1b5 (tested) Family Tree DNA 67 18
2Z6WU Allen Unknown R1b1b2a1b (tested) Family Tree DNA 67 14
5724Y Stewart Scotland R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 18
XS5DS Elder Pittenweem, Fife, Scotland R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 17
KEWST Allen England R1b1b2a1a (tested) Family Tree DNA 67 17
YPXDZ Roush Germany R1b1b2a1b3 (tested) Family Tree DNA 67 16
NJ65W Stewart England R1b1b2a1b (tested) Family Tree DNA 67 17
RYU3K Roche Wexford, Ireland R1b1b2a1a* Family Tree DNA 67 17
H7JJM Irvine Aberdeenshire / Kincardineshire, Scotland R1b1b2* Family Tree DNA 67 17
J3Q6T Stewart Unknown R1b1b2a1b4c (tested) Family Tree DNA 67 17
2B7UR Landon Stokes County, North Carolina, USA R1b1b2a1b (tested) Family Tree DNA 67 17
mabkf Tagert Stewart county, Tennessee, USA R1b1b2a1b5 (tested) Other -
Family Tree DNA, Trace Genetics, Relative Genetics, Ethnoancestry, DNA-Fingerprint, SMGF 67 18
PMVA8 Irvin Virginia, USA Unknown Family Tree DNA 67 18
S22HC Stewart Virginia, USA Unknown Family Tree DNA 67 16
A5TVE Stewart Georgia, USA Unknown Family Tree DNA 67 17
4GCN5 Stewart Appin, Argyllshire, Scotland R1b1 (tested) Family Tree DNA 67 17
NSZYS Stewart Whalsay, Shetland Isles, Scotland R1b1b2* Family Tree DNA 67 18
DZ2UC Stuart United Kingdom R1b1b2a1b5* Family Tree DNA 67 17
T3Q27 Allen Connecticut, USA R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 19
BFKN8 Alder Maryland, USA R1b1b2* Family Tree DNA 67 19
YQCC9 Allen Unknown R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 19
JXHHK Ross Unknown R1b1b2a1b (tested) Family Tree DNA 67 19
AHEPZ FitzAlan Unknown R1b* Family Tree DNA 67 17
HFRHJ Irwin Unknown Unknown Family Tree DNA 67 19
4TVGX Osborne Unknown Unknown Family Tree DNA 67 19
694VT Irwin Scotland Unknown Family Tree DNA 67 19
8NC3G Elder Alexander Co NC, Iredell Co NC, Scotland R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 18
D3MSG Irving Dumfries, Scotland Unknown Family Tree DNA 67 19
UFTZP Armstrong Crosscavanagh, Pomeroy Parish (Donaghmore), Northern
Ireland Unknown Family Tree DNA 67 19
MYBA2 Irwin Ireland R1b1 (tested) Family Tree DNA 67 19
Q2S2M Stewart Ireland Unknown Family Tree DNA 67 18
KZJ2U Allen England R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 19
4H9SS Stewart Alford, England R1b1b2a1b* Family Tree DNA 67 19
55D4U Ozment England Unknown Family Tree DNA 67 19
35UQ4 Ozment London, England R1b1b2a1a (tested) Family Tree DNA 67 19
4AKDG Irvine Gleno, Antrim Co., Ireland Unknown Family Tree DNA 67 20
5F58T Stewart kircubbin, Northern Ireland R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 20
8HEUY Stewart Scotland Unknown Family Tree DNA 67 19
6695Q Stewart Scotland R1b1b2a1b5 (tested) Family Tree DNA 67 19
5BY5F Irwin Unknown Unknown Family Tree DNA 67 20
qqawe Di Nardi Salerno, Italy R1b1b2* Family Tree DNA 67 20
MJG35 Stuart Londonderry, Scotland Unknown Family Tree DNA 67 20
JZKH9 Stewart Dergalt near Strabane, Ulster, Ireland R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 21
KYYK6 Holland Unknown Unknown Family Tree DNA 67 20
Y7QYG Werner Unknown R1b1b2a1b5 (tested) Family Tree DNA 67 21
K8QH7 Allen Unknown R1b1b2a1a4 (tested) Family Tree DNA 67 21
AEGC9 Stewart Virginia, USA R1b1b2* Family Tree DNA 67 21
EBPZM Stewart Virginia, USA R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 20
SV9JY Allen Canada R1b1b2a1b5 (tested) Family Tree DNA 67 22
B7XDY Allen Antrim, Northern Ireland Unknown Family Tree DNA 67 22
KQQDM Stewart Broughshane, Antrim, Northern Ireland R1b1b2a1b5 (tested)
Family Tree DNA 67 21
XGWCV Stewart Down, Northern Ireland Unknown Family Tree DNA 67 21
9WDE6 Stewart Foss, Perthshire, Scotland R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 21
E7RU2 Stewart Elizabethtown KY, Kentucky, USA R1b1 (tested) Family Tree DNA 67 20
CKQFK Stuart Glenolden, Pennsylvania, USA R1b1b2a1b5 (tested) Family Tree DNA 67 21
R5RFW Stewart Pennsylvania, USA R1b1b2a1b5 (tested) Family Tree DNA 67 21
388CJ Stewart Perthshire, Scotland R1b1b2a1b (tested) Family Tree DNA 67 22
66PEA Stewart Kirkcowan, Scotland R1b1b2a1b (tested) Family Tree DNA 67 22
FNDTG Allan Yetholm, Scotland Unknown Family Tree DNA 67 22
9GBB3 Allen Belfast, Ulster, Ireland R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 22
ATVCM STEWART Ireland K (tested) Family Tree DNA 67 22
6EDUD Allen Unknown Unknown Family Tree DNA 67 22
7v64p Allen North Carolina, USA R1b1b2a1b (tested) Family Tree DNA 67 23
M9843 Stewart Virginia, USA R1b1b2a1b4 (tested) Family Tree DNA 67 23
3SB5Y Allen Unknown Unknown Family Tree DNA 67 24
KWJJ3 Allen Belfast, Ireland Unknown Family Tree DNA 67 23
N9S2Z Allen Erie, England R1b1b2 (tested) Family Tree DNA 67 23
X23B2 Allen South Carolina, USA B2 (tested) Family Tree DNA 67 24
U7EME Stewart Perthshire, Scotland Unknown Family Tree DNA 67 24
4FUQP Stewart Lane Side, Colvend, Kirkcudbrightshire, Scotland E1b1b1a2 (tested) Family Tree DNA 67 11
8P2QR Lombardi Italy Unknown Family Tree DNA 66 14
A84EV Szentes Bukovina, Transylvania, Hungary Unknown Family Tree DNA 37 5
34H2M Elder North Carolina, USA E1b1b1* Family Tree DNA 37 6
CV2W4 ELDER Unknown E1b1b1a (tested) Family Tree DNA 37 6
F97V5 Dutton England E1b1b1* Family Tree DNA 67 10
92HMY Whittington Georgia, USA Unknown Family Tree DNA 67 9
FJ9GE Smith Grafton, New York, USA E1b1b1a2 (tested) Family Tree DNA 67 9
4AK2U Smith Unknown E1b1b1a2 (tested) Family Tree DNA 67 10
GQD24 Dupont Three Rivers, Quebec, Canada E1b1b1a2 (tested) Family Tree DNA 67 11
EGV8G Lancaster Colne, Lancashire, England E1b1b1a2 (tested) Family Tree DNA 67 11
YYMK7 McKnight Unknown E1b1b1 (tested) Family Tree DNA 67 14
327HE Lancaster Barton, England Unknown Family Tree DNA 67 12
E5KCM Smith Arkansas, Texas, USA Unknown Family Tree DNA 67 11
QYBCJ McMahon Ireland Unknown Family Tree DNA 66 16
CVYBX Phillips England E1b1b1* Family Tree DNA 66 15
YR9MJ Gordon Slonim, Belarus E1b1b* Family Tree DNA 66 15
9F6RX Addington hodgdon me., USA E1b1b1 (tested) Family Tree DNA 66 14
4vb7e SCHUETZ Oszeninken/Osseningken bei Skaisgirren, Kr. Ragnit, East Prussia/Ostpreu?en, Germany E1b1b1a2 (tested) Other - Multiple 67 19
C8USB Ossetian_Modal_G2a1a Ossetia, Russia G2a1a Family Tree DNA 67 0
ENKNN Aboity Zaramag, Ossetia, Russia Unknown Family Tree DNA 67 3
6PS3J Dzhugaev Ossetia G2a (tested) Family Tree DNA 67 4
PHD23 Totrov Ossetia, Russia G2a1a
Family Tree DNA 67 5
QE9HC Ozel Unknown G2a (tested) Family Tree DNA 67 6
MZJUF Ramonov Russia G2a1a (tested) Family Tree DNA 67 6
GJ229 Berezov Ossetia, Russia G2a1
Family Tree DNA 67 7
6R6HV Ramonov Ossetia, Russia G2a1a
Family Tree DNA 67 6
YYV5A Berezov Unknown G2a1 (tested) Family Tree DNA 67 7
X74WN Parker Gloucestershire, England G (tested) Family Tree DNA 67 13
84N8Q Show Benedict Tasborough, now Tasburgh, Norfolk, England G2a1a (tested) Family Tree DNA 67 16
N4UYA Benedict Tasborough, now Tasburgh, Norfolk, England G2a1a (tested) Family Tree DNA 67 17
E7N9B Benedict East Anglia, England G2a1a (tested) Family Tree DNA 67 18
VVHWJ Show Sloan Niemirow, Poland G2a1 (tested) Family Tree DNA 67 19
ZDVM9 Szentes Transylvania, Hungary Unknown Family Tree DNA 67 18
ZNAFX Chabiev Koban, Ossetia, Russia G2a1a Family Tree DNA 67 19
D2KDR lyamov Mustafino, Ossetia, Russia G2a1a Family Tree DNA 67 26
CSJK6 Show Moody Moulton, England G2a1a (tested) Family Tree DNA 67 24
XQHGA Price Unknown G2a (tested) Family Tree DNA 67 26
TYB8D Gursel Bulgaria G2a1 (tested) Family Tree DNA 67 27
VYH96 Lermi Unknown G (tested) Family Tree DNA 67 27
WUEXC Wright Unknown G2a1a (tested) Family Tree DNA 67 28











В галерею заходит мужчина около 70 лет, с газетой в руке. Мне супруга говорит сразу, что он похож на осетина. Мужчина подходит к нам, представляется Гиемом Жонлу и говорит, что он по происхождению алан. Я был, честно говоря, немножко ошарашен. Он рассказал мне, что он потомок алан. Родился в Бретании. В городе, где он родился, есть замок «Шато Алон», и там каждый второй – алан. Из поколения в поколение предки передавали, что они не британцы и не французы, а именно аланы. Так вот в его роду, утверждал Гием Жонлу, все были потомственные военные, хотя он сам врач и уже давно на пенсии, но осанка у него действительно военная. Его сыновей зовут Артур и Алан. Мы с ним долго общались, он очень много знал про алан, расспрашивал о России, об Осетии. Я ему подарил кое-какие сувениры, теперь он себя называет не аланом, а осетином.









MODERN ALANIA (Les Sables-d’Olonne ) POPULATION 300 000 PEOPLE- IN FRANCE - Ле-Сабль-д’Олон - аланские пески